Перед восходом солнца

Краткое содержание рассказа
Читается за 5 минут(ы)

Авто­био­гра­фи­че­ская и научная повесть «Перед восходом солнца» — испо­ве­дальный рассказ о том, как автор пытался побе­дить свою мелан­холию и страх жизни. Он считал этот страх своей душевной болезнью, а вовсе не особен­но­стью таланта, и пытался побо­роть себя, внушить себе детски-жизне­ра­достное миро­вос­при­ятие. Для этого (как он полагал, начи­тав­шись Павлова и Фрейда) следо­вало изжить детские страхи, побо­роть мрачные воспо­ми­нания моло­дости. И Зощенко, вспо­миная свою жизнь, обна­ру­жи­вает, что почти вся она состояла из впечат­лений мрачных и тяжелых, траги­че­ских и уязв­ля­ющих.

В повести около ста маленьких глав-рассказов, в которых автор как раз и пере­би­рает свои мрачные воспо­ми­нания: вот глупое само­убий­ство студента-ровес­ника, вот первая газовая атака на фронте, вот неудачная любовь, а вот любовь удачная, но быстро наску­чившая... Главная любовь его жизни — Надя В., но она выходит замуж и эми­грирует после рево­люции. Автор пытался утешиться романом с не­коей Алей, восем­на­дца­ти­летней замужней особой весьма необре­мени­тельных правил, но ее лживость и глупость наконец надоели ему. Автор видел войну и до сих пор не может выле­читься от послед­ствий отрав­ления газами. У него бывают странные нервные и сердечные припадки. Его пресле­дует образ нищего: больше всего на свете он бо­ится унижения и нищеты, потому что в моло­дости видел, до какой подлости и низости дошел изоб­ра­жа­ющий нищего поэт Тиняков. Автор верит в силу разума, в мораль, в любовь, но все это на его гла­зах рушится: люди опус­ка­ются, любовь обре­чена, и какая там мораль — после всего, что он видел на фронте в первую импе­ри­а­листи­ческую и в граж­дан­скую? После голод­ного Петро­града 1918 г.? После гого­чу­щего зала на его выступ­ле­ниях?

Автор пыта­ется искать корни своего мрач­ного миро­воз­зрения в детстве: он вспо­ми­нает, как боялся грозы, воды, как поздно его отня­ли от мате­рин­ской груди, каким чуждым и пуга­ющим казался ему мир, как в снах его назой­ливо повто­рялся мотив грозной, хвата­ющей его руки... Как будто всем этим детским комплексам автор отыс­кива­ет рацио­нальное объяс­нение. Но со складом своего харак­тера он ни­чего поде­лать не может: именно траги­че­ское миро­вос­при­ятие, больное само­любие, многие разо­ча­ро­вания и душевные травмы сдела­ли его писа­телем с собственным, непо­вто­римым углом зрения. Впол­не по-советски ведя непри­ми­римую борьбу с собой, Зощенко пыта­ется на чисто рацио­нальном уровне убедить себя, что он может и должен любить людей. Истоки его душевной болезни видятся ему в детских страхах и после­ду­ющем умственном пере­на­пря­жении, и если со стра­хами еще можно что-то сделать, то с умственным пере­напря­жением, привычкой к писа­тель­скому труду не поде­лаешь уже ничего. Это склад души, и вынуж­денный отдых, который пери­о­ди­чески уст­раивал себе Зощенко, ничего тут не меняет. Говоря о необ­хо­ди­мости здоро­вого образа жизни и здоро­вого миро­воз­зрения, Зощенко забыва­ет о том, что здоровое миро­воз­зрение и беспре­рывная радость жизни — удел идиотов. Вернее, он застав­ляет себя об этом забыть.

В резуль­тате «Перед восходом солнца» превра­ща­ется не в повесть о торже­стве разума, а в мучи­тельный отчет худож­ника о беспо­лезной борьбе с собой. Рожденный состра­дать и сопе­ре­жи­вать, болез­ненно чуткий ко всему мрач­ному и траги­че­скому в жизни (будь то газовая атака, само­убий­ство прия­теля, нищета, несчастная любовь или хохот солдат, режущих свинью), автор напрасно пыта­ется себя уверить, что может воспи­тать в себе жизне­ра­достное и веселое миро­воз­зрение. С таким миро­воз­зре­нием писать не имеет смысла. Вся повесть Зощен­ко, весь ее худо­же­ственный мир дока­зы­вает примат худо­же­ственной инту­иции над разумом: худо­же­ственная, новел­ли­сти­че­ская часть по­вести напи­сана превос­ходно, а коммен­тарии автора — лишь беспо­щадно честный отчет о вполне безна­дежной попытке. Зощенко пытался совер­шить лите­ра­турное само­убий­ство, следуя веле­ниям геге­монов, но, по счастью, не преуспел в этом. Его книга оста­ется памят­ником худож­нику, который бессилен перед собственным даром.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 3.283 ms