Нана

Краткое содержание рассказа
Читается за 10 минут(ы)

Анна Купо по прозвищу Нана, дочь спив­шейся прачки Жервезы Маккар и пока­ле­чив­ше­гося рабо­чего Купо, умерла в Париже в 1870 г. восем­на­дцати лет от роду от оспы, пережив на несколько дней своего двух­лет­него сына и оставив в печали несколько десятков своих любов­ников. Впрочем, её любов­ники утеши­лись быстро. Кроме того, надви­га­лась война с прус­са­ками. В комнате, где разла­га­лась Нана, чье прекрасное, с ума сводившее лицо превра­ти­лось в гнойную маску, то и дело разда­вался крик: «В Берлин! В Берлин! В Берлин!»

...Она дебю­ти­ро­вала в театре Борд­нава «Варьете», куда на премьеру паро­дийной оперетты о триумфе Венеры над рого­нос­цами собрался весь свет­ский, лите­ра­турный и теат­ральный Париж. О Нана все гово­рили уже неделю — эта не умевшая повер­нуться на сцене, обла­давшая скри­пучим голосом, лишенная всякой грации полная девушка поко­рила зал с первого своего появ­ления на сцене: не талантом, разу­ме­ется, но сума­сшедшим зовом плоти, исхо­дившим от нее. Этот-то зов привел к её ногам всех мужчин города, и она не умела отка­зы­вать никому, ибо о любви у нее были сенти­мен­тально-галан­те­рейные пред­став­ления, разврат пере­стал быть ей в новинку едва ли не с четыр­на­дцати лет, а деньги любов­ников были един­ственным источ­ником её суще­ство­вания. Неряш­ливая, живущая среди неопрят­ности и грязи, прово­дящая дни в сверхъ­есте­ственной празд­ности Нана выгля­дела поис­тине роскошным животным и в каче­стве тако­вого была равно привле­ка­тельна для буль­вар­ного журна­листа Фошри, банкира Штей­нера, полу­свет­ских львов Вандевра и Ла фалуаза, аристо­крата графа Мюффа. Вскоре к этим поклон­никам приба­вился семна­дца­ти­летний Жорж Югон, отпрыск аристо­кра­ти­че­ского рода, совер­шенный ребенок, весьма, однако, прыткий в пости­жении запретных удоволь­ствий.

...Графиня Сабина Мюффа, вышедшая замуж семна­дцати лет, жила весьма добро­де­тельно и, правду сказать, скучно. Граф, человек желчный и замкнутый, старше жены, уделял ей явно недо­ста­точно внимания. Фошри, скуча­ющий на рауте у Мюффа, начи­нает всерьез поду­мы­вать о том, чтобы добиться её распо­ло­жения. Это не мешает Фошри присут­ство­вать на ужине, который дает Нана, собирая на нем актеров и актрис своего театра, но главное — мужчин, осажда­ющих её квар­тиру днем и ночью. Разговор на ужине у Нана, хоть и не в пример более ожив­ленный, крутится вокруг тех же тем: война, поли­тика, сплетни. Сплетни, однако, главен­ствуют. Все связи на виду, и дамы спокойно обсуж­дают с мужчи­нами досто­ин­ства своих любов­ников. Напив­шись, Нана впадает в исте­рику: как всякая шлюха, она начи­нает требо­вать от присут­ству­ющих уважения к себе и сетует на свою ужасную жизнь. Ее жалобы сменя­ются столь же исте­ри­че­скими призна­ниями в любви к очеред­ному её кава­леру — Дагнэ; присут­ству­ющие обра­щают на все это мало внимания, погло­щенные кто карточной игрой, а кто — выли­ва­нием шампан­ского в рояль. В подобных развле­че­ниях охотно участ­вует не только интел­лек­ту­альная, но и поли­ти­че­ская элита: сам принц стано­вится завсе­гда­таем театра «Варьете» и в антрактах всегда бывает в уборной Нана, а то и увозит её со спек­такля в собственной карете. Мюффа, сопро­вож­да­ющий принца, сходит с ума от ревности: он сам, сорок лет прожив сдер­жанной и строгой жизнью, всецело поглощен необъ­яс­нимой стра­стью к злато­кудрой Венере, краса­вице, идиотке. Он тщетно доби­ва­ется Нана: назначив ему свидание, она взяла отпуск в театре и уехала в Орлеан.

Здесь-то её и застал сбежавший от матери Жорж Югон, кото­рого Нана в припадках сюсю­ка­ющей роман­тики назы­вает то Зизи, то Бебе. Ровес­ница юноши, обла­да­ющая, однако, несрав­нимо большим опытом, Нана полу­чает удоволь­ствие от игры в детскую любовь-дружбу. Проис­ходят совместные любо­вания луной и осыпания Зизи невы­но­симо пошлыми прозви­щами с попутным пере­оде­ва­нием его в любимую ночную сорочку. Жоржа, однако, прихо­дится прятать, ибо Нана посе­щают в Орлеане и Штейнер, и граф Мюффа. Сабина Мюффа тем временем подда­ется наконец на ухажи­вания Фошри, но графа это мало заботит: он весь поглощен Нана. Его не оста­нав­ли­вает даже жестокая, резкая статья Фошри о Нана, озаглав­ленная «Золотая муха». С Фошри трудно спорить: Нана и впрямь золотая муха, всасы­ва­ющая смерть с падали и зара­жа­ющая Париж. Пока Мюффа в квар­тире Нана читает эту статью, хозяйка любу­ется собой перед зеркалом, раска­чи­ва­ется всем торсом, ощупы­вает родинку на бедре и сильную грудь. Какую бы разру­ши­тельную отраву, какого бы золо­того зверя ни видел в ней Мюффа, он хотел её, и хотел тем сильнее, чем явственнее сознавал её чудо­вищную пороч­ность и тупость. Нана и сооб­щает ему о том, что Сабина, девят­на­дцать лет прожив с графом, теперь изме­няет ему с Фошри. Ударив её, граф выбе­гает вон, а Нана разре­шает своей служанке Зое впустить следу­ю­щего. Пробродив всю ночь под дождем, Мюффа возвра­ща­ется к ней и стал­ки­ва­ется нос к носу со Штей­нером. Щтейнер принес деньги — тысячу франков, которые Нана попро­сила у него нака­нуне. Дове­денная до крайней степени раздра­жения назой­ли­во­стью обоих, Нана, вообще чрез­вы­чайно легко пере­хо­дящая от слез к смеху, от сенти­мен­таль­ности к гневу, выстав­ляет вон обоих. Ей все надоели. Изгнанный и совер­шенно уничто­женный граф возвра­ща­ется домой. В дверях он встре­ча­ется со своей женой, только что прие­хавшей от любов­ника. Выгнав графа и банкира, Нана пони­мает, что роскошную квар­тиру придется сменить на жилище поскромней. С актером «Варьете» фонтаном — редкостным уродом — она посе­ля­ется в более скромном жилище. Первое время их жизнь течет почти идил­ли­чески, затем Фонтан начи­нает поко­ла­чи­вать её, и она готова нахо­дить в этом свое­об­разное удоволь­ствие, но всему есть предел: Нана нужда­ется в отду­шине. Такой отду­шиной стано­вится для нее подруга — потас­кушка по кличке Атласная, которая, без особого удоволь­ствия отда­ваясь мужчинам и сохраняя деви­чески-невинный вид, гораздо больше радости находит в лесбий­ских утехах. Впрочем, однажды, посещая публичный дом, где ноче­вала Атласная, Нана попала в облаву и едва унесла ноги. Искавший прими­рения граф Мюффа пришелся ей как нельзя более кстати. Она легко угово­рила его добиться того, чтобы роль поря­дочной женщины в очередной премьере Борд­нава доста­лась ей, а не её вечной сопер­нице Розе Миньон. Мюффа выкупил эту роль у Борд­нава за пятна­дцать тысяч франков — он теперь готов на все. Именно за его счет Нана и стала «кокоткой высшего полета». Она пере­ехала в роскошный особняк на авеню де Вилье, купленный графом, но не оста­вила ни Жоржа, кото­рого время от времени снис­хо­ди­тельно прини­мала, ни Атласную, в объя­тиях которой приоб­ща­лась к неве­до­мому прежде пороку. Это не мешает ей увлечься братом Жоржа, Филиппом Югоном,

На скачках в Булон­ском лесу Нана, окру­женная мужчи­нами, стано­вится подлинной королевой Парижа: на бега выстав­лена рыжая кобыла по кличке «Нана». Сомни­тельный каламбур «Кто скачет на Нана?» вызы­вает общий восторг. На рыжую кобылу ставят почти все, и она с блеском выиг­ры­вает скачки: Нана уносят домой едва ли не на руках. Вандевр на скачках разо­рился, но Нана это мало трогает. Вандевр скан­далит в скаковом обще­стве, утвер­ждая, что результат скачки подта­сован, Исклю­ченный из обще­ства, он поджег свою конюшню и сгорел там со всеми лошадьми. Это заста­вило Нана впервые заду­маться о смерти и испу­гаться её. А вскоре у нее случился выкидыш — она два месяца не верила в свою бере­мен­ность, объясняя все нездо­ро­вьем, и едва не умерла. Разо­ря­ю­щийся граф Мюффа проводит у нее все свое время. Его дочь Эстелла выходит замуж за Дагнэ, но графиня выглядит моложе и лучше дочери: её связь с Фошри уже ни для кого не тайна. Граф давно чувствует себя чужим в собственном доме. На свадьбе Эстеллы и Дагнэ он выглядит поста­ревшим и жалким. Дагнэ улучает момент, чтобы прямо перед торже­ством забе­жать к Нана и, как он выра­жа­ется, вручить ей свою невин­ность. Обоих чрез­вы­чайно забав­ляет это приклю­чение.

Нана царит над городом. Филипп Югон, назна­ченный полковым казна­чеем, приносит ей все казенные деньги и попа­дает в тюрьму. Его младший брат зако­лолся ножни­цами прямо в особ­няке у Нана после того, как она сказала, что никогда не выйдет за него замуж. Граф Мюффа сходит с ума от ревности, пока Нана одного за другим разо­ряет все новых и новых любов­ников. Застав у нее безоб­раз­ного старика, маркиза де Шуара, граф находит наконец силы сбежать от чудо­вища, сломав­шего его жизнь: разо­ренный, он возвра­ща­ется к жене, к тому времени порвавшей с Фошри, и всецело преда­ется религии. Нана вскоре исче­зает из Парижа — по слухам, она побы­вала в России, была на содер­жании у какого-то князя, но не пола­дила с ним и верну­лась в Париж. Здесь умирает её ребенок — забро­шенный, забытый ею Луизэ, мате­рин­скую нежность к кото­рому она так любила демон­стри­ро­вать. На другой день она внезапно заболе­вает оспой. Ее смерть совпа­дает с началом войны. Почти никто из подруг и любов­ников Нана не реша­ется подойти к её телу — слишком силен страх зара­зиться.

Она лежит одна в гости­нице, куда прие­хала сразу после возвра­щения. Ее лицо — сплошной гнойник — обра­щено кверху, правый глаз прова­лился, из носу выте­кает гной, щека покры­лась красной коркой. Прекрасные рыжие волосы ореолом стоят над застывшей маской.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.




время формирования страницы 2.535 ms