Троянской войны не будет

Краткое содержание рассказа
Читается за 10 минут(ы)

Сюжет пред­став­ляет собой вольное истол­ко­вание древ­не­гре­че­ского мифа. Троян­ский царевич Парис уже похитил Елену Спар­тан­скую, но война пока не нача­лась. Еще живы царь Приам и Гектор, не стали рабы­нями Андро­маха и вещая Кассандра, не погибла под жерт­венным ножом юная Полик­сена, не рыдает над разва­ли­нами Трои Гекуба, опла­кивая мертвых детей и мужа. Троян­ской войны не будет, ибо великий Гектор, одержав полную победу над варва­рами, возвра­ща­ется в родной город с одной мыслью — врата войны должны быть замкнуты навеки.

Андро­маха уверяет Кассандру, что войны не будет, ибо Троя прекрасна, а Гектор мудр. Но у Кассандры имеются свои доводы — глупость людей и природы делают войну неиз­бежной. Троянцы погибнут из-за неле­пого убеж­дения, будто мир принад­лежит им. Пока Андро­маха преда­ется наивным надеждам, рок откры­вает глаза и потя­ги­ва­ется — его шаги разда­ются уже совсем близко, но никто не желает их слышать! На радостный возглас Андро­махи, привет­ству­ющей мужа, Кассандра отве­чает, что это и есть рок, а брату своему сооб­щает страшную весть — скоро у него родится сын. Гектор призна­ется Андро­махе, что раньше любил войну — но в последнем сражении, скло­нив­шись над трупом врага, вдруг узнал в нем себя и ужас­нулся. Троя не станет воевать с греками ради Елены — Парис должен вернуть её во имя мира. Расспросив Париса, Гектор приходит к выводу, что ничего непо­пра­ви­мого не произошло: Елена была похи­щена во время купания в море, следо­ва­тельно, Парис не обес­че­стил грече­скую землю и супру­же­ский дом — поно­шению подверг­лось лишь тело Елены, но греки обла­дают способ­но­стью превра­щать в поэти­че­скую легенду любой непри­ятный для них факт. Однако Парис отка­зы­ва­ется вернуть Елену, ссылаясь на обще­ственное мнение — вся Троя влюб­лена в эту прекрасную женщину. Дряхлые старцы караб­ка­ются на крепостную стену, чтобы хоть одним глазком взгля­нуть на нее. В истин­ности этих слов Гектор убеж­да­ется очень скоро: убеленный седи­нами Приам стыдит молодых троян­ских воинов, разу­чив­шихся ценить красоту, поэт Демокос призы­вает сложить гимны в её честь, ученый Геометр воскли­цает, что только благо­даря Елене троян­ский пейзаж обрел совер­шен­ство и закон­чен­ность. Одни лишь женщины горой стоят за мир: Гекуба пыта­ется воззвать к здоро­вому патри­о­тизму (любить блон­динок непри­лично!), а Андро­маха превоз­носит радости охоты — пусть мужчины упраж­ня­ются в доблести, убивая оленей и орлов. Пытаясь сломить сопро­тив­ление земляков и родни, Гектор обещает угово­рить Елену — она конечно же согла­сится уехать ради спасения Трои. Начало беседы внушает Гектору надежду. Выяс­ня­ется, что спар­тан­ская царица способна видеть только нечто яркое и запо­ми­на­ю­щееся: например, ей никогда не удава­лось разгля­деть своего мужа Менелая, зато Парис отлично смот­релся на фоне неба и был похож на мраморную статую — правда, в последнее время Елена стала видеть его хуже. Но это отнюдь не озна­чает, будто она согласна уехать, поскольку ей никак не удается увидеть своего возвра­щения к Менелаю.

Гектор рисует красочную картину: сам он будет на белом жеребце, троян­ские воины — в пурпурных туниках, грече­ский посол — в сереб­ряном шлеме с мали­новым плюмажем. Неужели Елена не видит этот яркий полдень и темно-синее море? А видит ли она зарево пожа­рища над Троей? Кровавую битву? Обез­об­ра­женный труп, влекомый колес­ницей? Уж не Парис ли это? Царица кивает: лица она разгля­деть не может, зато узнает брил­ли­ан­товый перстень. А видит ли она Андро­маху, опла­ки­ва­ющую Гектора? Елена не реша­ется отве­тить, и взбе­шенный Гектор клянется убить её, если она не уедет — пусть все вокруг станет совер­шенно тусклым, но зато это будет мир. Тем временем к Гектору спешат один за другим гонцы с дурными изве­стиями: жрецы не желают закры­вать врата войны, поскольку внут­рен­ности жерт­венных животных запре­щают это делать, а народ волну­ется, ибо грече­ские корабли подняли флаг на корме — тем самым Трое нане­сено страшное оскорб­ление! Гектор с горечью говорит сестре, что за каждой одер­жанной им победой таится пора­жение: он покорил своей воле и Париса, и Приама, и Елену — а мир все равно усколь­зает. После его ухода Елена призна­ется Кассандре в том, что не посмела сказать раньше: она отчет­ливо видела ярко-красное пятно на шейке сына Гектора. По просьбе Елены Кассандра вызы­вает Мир: он по-преж­нему красив, но на него страшно смот­реть — так он бледен и болен!

У врат войны все готово к цере­монии закрытия — ждут только Приама и Гектора. Елена кокет­ни­чает с юным царе­вичем Троилом: она видит его настолько хорошо, что обещает поцелуй. А Демокос призы­вает сограждан гото­виться к новым сраже­ниям: Трое выпала великая честь биться не с какими-то жалкими варва­рами, а с зако­но­да­те­лями мод — греками. Отныне место в истории городу обес­пе­чено, ибо война похожа на Елену — обе они прекрасны. К сожа­лению, Троя легко­мыс­ленно отно­сится к этой ответ­ственной роли — даже в нацио­нальном гимне воспе­ва­ются только мирные радости хлебо­пашцев. В свою очередь Геометр утвер­ждает, что троянцы прене­бре­гают эпите­тами и никак не научатся оскорб­лять своих врагов. Опро­вергая это утвер­ждение, Гекуба яростно клеймит обоих идео­логов, а войну срав­ни­вает с урод­ливым и зловонным обезья­ньим задом. Спор преры­ва­ется с появ­ле­нием царя и Гектора, уже вразу­мив­шего жрецов. Но Демокос приго­товил сюрприз: знаток между­на­род­ного права Бузирис авто­ри­тетно заяв­ляет, что троянцы обязаны сами объявить войну, ибо греки распо­ло­жили свой флот лицом к городу, а флаги выве­сили на корме. Кроме того, в Трою ворвался буйный Аякс: он грозится убить Париса, но это оскорб­ление можно считать мелочью в срав­нении с двумя другими. Гектор, прибегнув к прежней методе, пред­ла­гает Бузи­рису выби­рать между каменным мешком и щедрой платой за труды, и в резуль­тате мудрый зако­новед меняет свое толко­вание: флаг на корме — это дань уважения море­пла­ва­телей к земле­дельцам, а постро­ение лицом — знак душевной приязни. Гектор, одер­жавший очередную победу, возгла­шает, что честь Трои спасена. Обра­тив­шись с речью к павшим на поле брани, он взывает к их помощи — врата войны медленно закры­ва­ются, и маленькая Полик­сена восхи­ща­ется силой мерт­вецов. Появ­ля­ется гонец с изве­стием, что грече­ский посол Улисс сошел на берег. Демокос с отвра­ще­нием заты­кает уши — ужасная музыка греков оскорб­ляет слух троянцев! Гектор прика­зы­вает принять Улисса с царскими поче­стями, и в этот момент появ­ля­ется подвы­пивший Аякс. Пытаясь вывести из себя Гектора, он поносит его послед­ними словами, а затем бьет по лицу. Гектор сносит это стои­чески, но Демокос подни­мает страшный крик — и теперь уже Гектор дает ему поще­чину. Восхи­щенный Аякс немед­ленно прони­ка­ется к Гектору друже­скими чувствами и обещает уладить все недо­ра­зу­мения — разу­ме­ется, при условии, что троянцы отдадут Елену.

С этого же требо­вания начи­нает пере­го­воры Улисс. К его вели­кому изум­лению, Гектор согла­ша­ется вернуть Елену и заве­ряет, что Парис даже пальцем к ней не прикос­нулся. Улисс ирони­чески поздрав­ляет Трою: в Европе о троянцах сложи­лось иное мнение, но теперь все будут знать, что сыновья Приама ничего не стоят как мужчины. Возму­щению народа нет предела, и один из троян­ских матросов распи­сы­вает в красках, чем зани­ма­лись Парис с Еленой на корабле. В этот момент с неба спус­ка­ется вест­ница Ирида, дабы возве­стить троянцам и грекам волю богов. Афро­дита прика­зы­вает не разлу­чать Елену с Парисом, иначе будет война. Паллада же велит немед­ленно разлу­чить их, иначе будет война. А владыка Олимпа Зевс требует разлу­чить их, не разлучая: Улисс с Гектором должны, остав­шись с глазу на глаз, разре­шить эту дилемму — иначе будет война. Гектор честно призна­ется, что в словесном поединке у него шансов нет. Улисс отве­чает, что не хочет воевать ради Елены — но чего желает сама война? Судя по всему, Греция и Троя избраны роком для смер­тельной схватки — однако Улисс, будучи любо­пытен от природы, готов пойти напе­рекор судьбе. Он согласен забрать Елену, но путь до корабля очень долог — кто знает, что произойдет за эти несколько минут? Улисс уходит, и тут появ­ля­ется вдре­безги пьяный Аякс: не слушая никаких увеще­ваний, он пыта­ется поце­ло­вать Андро­маху, которая нравится ему куда больше, чем Елена. Гектор уже зама­хи­ва­ется копьем, но грек все же отсту­пает — и тут врыва­ется Демокос с воплем, что троянцев предали. Всего лишь на одно мгно­вение выдержка изме­няет Гектору. Он убивает Демо­коса, но тот успе­вает крик­нуть, что стал жертвой буйного Аякса. Разъ­яренную толпу уже ничем нельзя оста­но­вить, и врата войны медленно откры­ва­ются — за ними Елена целу­ется с Троилом. Кассандра возве­щает, что троян­ский поэт мертв — отныне слово принад­лежит поэту грече­скому.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.







время формирования страницы 2.818 ms