Нильс Люне

Краткое содержание рассказа
Читается за 11 минут(ы)

Роман пред­став­ляет собой историю жизни и исканий датского интел­лек­туала, совре­мен­ника Якоб­сена, которую автор пере­носит на поко­ление назад — прибли­зи­тельно лет на двадцать.

Книга откры­ва­ется описа­нием харак­теров роди­телей героя: его мать — востор­женная роман­ти­че­ская душа, живущая в мире поэти­че­ских грез, а отец, пови­давший круп­нейшие столицы Европы, человек доста­точно обра­зо­ванный, чтобы пони­мать важность обра­зо­вания и не слишком серьезно воспри­ни­мать высоту поэти­че­ских воспа­рений.

Нильс Люне дружит с пастор­ским сыном Фритьофом и временно отданным на попе­чение отца сыном дальних родствен­ников Эриком, кото­рому прочат будущее худож­ника-скуль­птора. Обучает маль­чиков домашний препо­да­ва­тель — «не окон­чивший курса» (т.е. прова­лив­шийся на экза­менах) бого­слов и философ Бигум, счита­ющий себя непри­знанным гением, «совре­мен­ники кото­рого ещё не роди­лись». Бедный и мало­при­вле­ка­тельный, он безна­дежно влюблен в гостящую у Люне родствен­ницу — молодую тетю Нильса Эделе, блестящую свет­скую даму, отправ­ленную в деревню для поправки здоровья. Красивая и элегантная, привыкшая к салон­ному общению, молодая женщина держит на рассто­янии даже родствен­ников и резко, хотя и не без внут­рен­него сочув­ствия, отвер­гает любовь Бигума, когда он наконец осме­ли­ва­ется объяс­ниться. В самом деле, на что учитель наде­ялся? Несо­мненно, он знал её ответ наперед и напрасно распалял свое вооб­ра­жение. Не следует стре­миться к невоз­мож­ному. Но, если ему хочется стра­дать, пусть стра­дает! Запре­тить стра­дать она ему, есте­ственно, не может. Да ей и все равно!

Через год ранней весной Эделе, предмет первой маль­чи­ше­ской влюб­лен­ности Нильса, умирает от чахотки. Никто не узнал о её собственной любви к знаме­ни­тому артисту, для кото­рого Эделе была всего лишь одной из тысяч поклонниц. Нильс горячо пере­жи­вает её смерть. В момент прощания он просит Бога оста­вить Эделе в живых, но Бог не слышит его, и мальчик отвер­гает Бога, не пере­ставая, по суще­ству, в него верить, потому что о вере пока ещё не заду­мы­ва­ется.

Вскоре друзья расста­ются. Эрик отдан в обучение к извест­ному скуль­птору, а Нильс и пастор­ский сын Фритьоф посту­пают в Копен­га­ген­ский универ­ситет; их захва­ты­вает интел­лек­ту­альная и арти­сти­че­ская жизнь столицы, они с вооду­шев­ле­нием воспри­ни­мают новые идеи и веяния. Нильс в числе немногих избранных стано­вится завсе­гда­таем в доме у фру Бойе — блестящей трид­ца­ти­летней краса­вицы, вдовы, известной своими свобод­ными взгля­дами и непри­нуж­ден­но­стью отнюдь, впрочем, не распу­щен­ного пове­дения. Ловкая и арти­стичная кокетка, фру Бойе увле­кает Нильса — она с ним играет, насла­жда­ется обожа­нием, восхи­ще­нием её красотой. Нильс же мучи­тельно в нее влюблен.

Проходит год. Моло­дого студента срочно вызы­вают домой в Лёнбор­горден, где опасно болен отец. Живым Нильс его не застает, Потря­сенная смертью мужа, заболе­вает и мать. Она чувствует обре­чен­ность, но посте­пенно состо­яние её стано­вится лучше настолько, что они вместе с Нильсом отправ­ля­ются в путе­ше­ствие по Италии и Швей­царии, о котором Барто­лина мечтала всю жизнь. Удиви­тельно, но исто­ри­че­ские замки, площади и сокро­вищ­ницы искус­ства особых восторгов у нее не вызы­вают. Их идеальный лите­ра­турный образ обещал много больше. Барто­лина Люне медленно угасает. Но она пере­жи­вает близкое, как никогда, единение с сыном и умирает у него на руках в Кларане, после чего Нильс немед­ленно возвра­ща­ется в Копен­гаген.

После пере­жи­того Нильс видит фру Бойе в ином свете — слово «богема» так и просится ему на ум. Но проис­ходит непред­ви­денное: фру Бойе, пропо­ве­до­вавшая ранее свободное чувство, помолв­лена, она выходит замуж: все прежнее её пове­дение было позой; да, она — самая обык­но­венная женщина, и ей хочется снова попасть в свет, ей нужна опора. Хотя Нильс ей не безраз­личен: сама не зная, играет ли она очередную «сцену» или действи­тельно хочет любви, фру Бойе едва Нильсу не отда­ется. Но он не хочет разру­шать дорогую ему иллюзию нежных плато­ни­че­ских отно­шений. Нильс оста­ется один. И с жадно­стью глотает книги («Узна­вать — столь же прекрасно, как жить на свете!»), зани­ма­ется эсте­тикой и фило­со­фией, пишет стихи. Он доходит до такой степени раскре­по­щен­ности, что отка­зы­ва­ется от веры в Бога, пропо­ведуя веру в атеизм, о чем откро­венно расска­зы­вает свобо­до­мыс­ля­щему консер­ва­тору (бывают и такие!) доктору Йеррилю. По мысли Люне, потоки любви, исхо­дящие от людей к Богу, при всеобщем атеизме вернутся на землю. Тогда они обра­тятся от чело­века к чело­веку, небеса опустеют, и на земле воца­рятся доброта, спра­вед­ли­вость и мудрость.

Между тем из Италии возвра­ща­ется Эрик, уехавший туда начи­на­ющим скуль­птором, а вернув­шийся преуспе­ва­ющим живо­писцем. Вместе с Эриком они посе­щают летом усадьбу во Фьордбю, где живет со своим мужем, поме­щиком и коммер­сантом, ещё одна тетя Нильса. Здесь, в усадьбе, оба друга влюб­ля­ются в кузину Нильса — юную, доста­точно обра­зо­ванную и очень есте­ственную Фени­мору. Более жизне­лю­бивый и энер­гичный Эрик заво­е­вы­вает её любовь, его пред­ло­жение руки принято, а Нильс возвра­ща­ется в Копен­гаген один.

Он опять стра­дает от одино­че­ства: посто­янно бывая на людях, он наблю­дает за ними, но он — не с ними. Нильс чувствует: он все ещё не нашел себя, и все его научные, фило­соф­ские и поэти­че­ские занятия — не более чем подго­товка к прыжку, на который он, может быть, не осме­лится никогда.

Через два года приходит письмо от Эрика. Тот в отча­янии: они с Фени­морой живут в полном духовном одино­че­стве. Дом они снимают на берегу фьорда в провин­ци­альной глуши. Интел­лек­ту­аль­ного общения здесь — ника­кого! Эрик чувствует: он выдохся, потерял талант и не может заста­вить себя взять кисть в руки.

Нильс немед­ленно отправ­ля­ется в путь — он нужен другу и должен ему помочь! Но помочь Эрику невоз­можно — это Нильс пони­мает при первой же встрече. Вдох­но­вение появ­ля­ется и пропа­дает необъ­яс­нимо, и Эрик, отка­зы­ваясь от твор­че­ства, все время проводит в попойках и кутежах. От прежней их с Фени­морой любви не оста­лось следа. Они ею пресы­ти­лись. Нильс жалеет Фени­мору, он хотел бы возро­дить её для новой жизни и изба­вить от унижения. Однако его жалость вызы­вает у Фени­моры лишь озлоб­ление. Хотя мало-помалу лед отчуж­дения между ними тает. Пока наконец не проис­ходит то, что должно было произойти: Нильс и Фени­мора откры­вают для себя, что любят друг друга. Нильс пред­ла­гает Фени­море бежать, но она медлит с реше­нием, не может пред­ста­вить себе, как воспримут побег её любящие и очень тради­ци­онно мыслящие роди­тели. Скры­ва­емая любовь вырож­да­ется в порочную страсть. Однажды во время очеред­ного загула Эрика Фени­мора ожидает Нильса, обещав­шего прибе­жать к ней на коньках по льду фьорда (Нильс живет на другом его берегу), но полу­чает срочное изве­щение — Эрик погиб, он разбился в соседнем городе: лошадь понесла, карета пере­вер­ну­лась, и Эрик ударился головой о каменную стену.

Нильс уже виден под луной на льду, и навстречу ему босиком по снегу бежит Фени­мора. Она обру­ши­вает на любов­ника грубые проклятия. Смерть Эрика — это нака­зание за её грех, за измену мужу! Недавнее прошлое видится Фени­море уже в совер­шенно ином свете.

Нильс поки­дает её с тяжелой душой — он бичует себя: «Если ничем путным стать не удалось, так уж непре­менно надо сделаться Иудой».

Почти два года после этого Нильс Люне проводит за границей. В Италии он дружит со знаме­нитой певицей мадам Одеро, они живут одно время рядом в гости­нице. Как ни странно, но именно общение с Нильсом изле­чи­вает певицу — она стра­дала от болей в горле — и, не дожи­даясь возвра­щения Нильса в отель (он случайно в этот момент отлу­чился), попро­бовав голос в саду, мадам Одеро уезжает, ей не терпится снова ступить на сцену. А Нильс Люне ещё раз теряет близкую ему душу. Но хоть кому-то и он тоже помог!

Нильс возвра­ща­ется домой в Данию в свое родное поме­стье и с удив­ле­нием обна­ру­жи­вает, что занятия хозяй­ством и сель­ский труд ему нравятся. Он берет в жены скромную семна­дца­ти­летнюю дочь соседа-поме­щика, у них рожда­ется сын, и супруги благо­по­лучно живут целых три года. Жена бого­творит Нильса и с радо­стью пере­ходит в его «веру», которую он с таким пылом распи­сывал когда-то доктору Йеррилю. Но проис­ходит несча­стье: Герда заболе­вает и умирает. Перед смертью, чтобы облег­чить её уход, Нильс по её просьбе посы­лает за священ­ником, и тот прича­щает умира­ющую. Тем самым, как кажется Нильсу, Герда на пороге смерти все-таки предает его.

Но несча­стья Нильса Люне на этом не конча­ются — через несколько месяцев заболе­вает и его сын — ребенок бьется в судо­рогах, домашний доктор вовремя прие­хать не успе­вает, и Нильс, ради спасения маль­чика готовый на все, предает самого себя — он снова, как в дни детства, взывает к Богу, он готов пове­рить в Него, если Тот сотворит Чудо. Но чуда не проис­ходит, и Нильс оста­ется один.

Тот же 1863 г. Поздняя осень. Возни­кает угроза войны с Прус­сией. Нильс Люне запи­сы­ва­ется в армию. Хмурым мартов­ским днем он смер­тельно ранен и помещен в лазарет. Нильс муча­ется три дня — пуля попала в легкое. Доктор Иерриль спра­ши­вает его, не послать ли за пастором? Пусть он прича­стит его перед смертью. «Умира­ющие, — по словам доктора, — не имеют воззрений», и Нильсу от этого, может быть, будет легче?

Но Нильс до конца стоит на своем. Хоть это и бессмыс­ленно. И перед смертью бредит во сне о доспехах и о том, что он умрет стоя.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 3.351 ms