Это мы, Господи!

Краткое содержание рассказа
Читается за 7 минут(ы)

Лейте­нант Сергей Костров осенью 1941 г. попа­дает в плен. Продержав пленных несколько дней в подвалах разру­шен­ного Клин­ского стеколь­ного завода, их, постро­енных по пять человек в ряд, конво­и­руют по Воло­ко­лам­скому шоссе. Время от времени разда­ются выстрелы — это немцы пристре­ли­вают отставших раненых. Сергей идет рядом с боро­датым пожилым пленным — Ники­фо­рычем, с которым он позна­ко­мился прошлой ночью. У Ники­фо­рыча в вещмешке есть и сухари, один из которых он пред­ла­гает Сергею, и мазь, которая помо­гает при побоях, — он намазал ею разбитый висок Сергея. Когда колонна проходит через дере­веньку, старуха бросает пленным капустные листья, которые голодные пленные жадно хватают. Внезапно разда­ется авто­матная очередь, старушка падает, падают пленные, и Ники­форыч, смер­тельно раненный, говорит Сергею: «Возьми мешок... сын мой на тебя похож... беги...»

Сергей с колонной пленных доходит до Ржев­ского лагеря и лишь на седьмые сутки полу­чает крошечный кусочек хлеба: на двена­дцать человек в день выда­ется одна буханка хлеба весом в восемьсот граммов. Иногда пленные полу­чают баланду, состо­ящую из чуть подо­гретой воды, забе­ленной отхо­дами овсяной муки. Каждое утро из барака выносят умерших за ночь.

У Сергея начи­на­ется тиф, и его, боль­ного, с темпе­ра­турой за сорок, обита­тели барака сбра­сы­вают с верхних нар, чтобы занять хорошее место: «все равно умрет». Однако через двое суток Сергей выпол­зает из-под нижних нар, волоча правую отняв­шуюся ногу, и бессильным шепотом просит осво­бо­дить его место. В этот момент в барак входит человек в белом халате — это доктор Владимир Иванович Лукин. Он пере­водит Сергея в другой барак, где за заго­родкой лежит около двадцати коман­диров, больных тифом; приносит ему бутылку спирту и велит расти­рать бесчув­ственную ногу. Через несколько недель Сергей уже может на ногу насту­пать. Доктор, работая в лагерной амбу­ла­тории, осто­рожно выис­ки­вает среди пленных в доску своих людей с тем, чтобы устроить к лету побег большой воору­женной группой. Но выходит иначе: пленных коман­диров, в их числе и Сергея, пере­водят в другой лагерь — в Смоленск.

Сергей с новым своим прия­телем Нико­ла­евым и здесь посто­янно ищет случая бежать, но случай все не пред­став­ля­ется. Пленных опять куда-то везут, и на этот раз, видимо, далеко: каждому выдают по целой буханке хлеба из опилок, что состав­ляет четы­рех­дневную норму. Их грузят в герме­ти­чески закры­ва­ю­щиеся, без окон, вагоны, и к вечеру четвер­того дня состав прибы­вает в Каунас. Колонну пленных у входа в лагерь встре­чают воору­женные желез­ными лопат­ками эсэсовцы, которые с гика­ньем набра­сы­ва­ются на измож­денных пленных и начи­нают лопа­тами их рубить. На глазах у Сергея поги­бает Нико­лаев.

Через несколько дней конвоиры выводят сто человек пленных на работу за пределы лагеря; Сергей и еще один пленный, совсем еще мальчик, по имени Ванюшка, пыта­ются бежать, но их насти­гают конвойные и жестоко изби­вают. После четыр­на­дцати дней карцера Сергея и Ванюшку отправ­ляют в штрафной лагерь, распо­ло­женный неда­леко от Риги — Салас­пилс­ский лагерь «Долина смерти». Сергей и Ванюшка и здесь не остав­ляют надежды на побег. Но через несколько дней их отправ­ляют в Германию. И тут, сбив решетки с вагон­ного окна, Сергей и Ванюшка на полном ходу выпры­ги­вают из вагона. Оба чудом оста­ются в живых, и начи­на­ются их скитания по лесам Литвы. Они идут ночами, держа путь на восток. Время от времени беглецы заходят в дома — попро­сить еды. На случай, если вдруг окажется, что в доме живут поли­цей­ские, в карманах у них всегда лежат круглые большие камни-голыши. В одном доме девушка-работ­ница дает им домаш­него сыру, в другом — хлеба, сала, спички.

Однажды, в день, когда Ванюшке испол­ни­лось семна­дцать лет, они решают устроить себе «праздник»: попро­сить картошки в стоящем на опушке леса домике, сварить её с грибами и отдох­нуть не два часа, как обычно, а три. Ванюшка отправ­ля­ется за картошкой, а Сергей соби­рает грибы. Спустя неко­торое время Сергей, обес­по­ко­енный отсут­ствием Ванюшки, по-пластунски подпол­зает к дому, загля­ды­вает в окно, видит, что Ванюшки там нет, и пони­мает, что он лежит в доме связанный! Сергей решает поджечь дом, чтобы изба­вить Ванюшку от неиз­бежных пыток в гестапо.

Две недели Сергей идет один. Добывая еду, он поль­зу­ется уловкой, которая не раз спасала ему жизнь: входя в дом, он просит хлеба на вось­мерых: «Семь моих това­рищей стоят за домом». Но вот насту­пает осень, все сильнее болит нога, все меньше и меньше удается пройти за ночь. И однажды Сергей не успе­вает спря­таться на дневку, его задер­жи­вают поли­цей­ские и достав­ляют в Субачай­скую тюрьму, а затем пере­водят в тюрьму Пане­ве­жис­скую. Здесь в одной камере с Сергеем сидят русские, которые, судя по его внеш­нему виду, пред­по­ла­гают, что ему лет сорок, тогда как ему нет еще и двадцати трех. Несколько раз Сергея водят на допросы в гестапо, его бьют, он теряет сознание, его опять допра­ши­вают и опять бьют; у него хотят узнать, откуда он шел, с кем, кто из крестьян давал ему еду. Сергей приду­мы­вает себе новое имя — Петр Русси­нов­ский — и отве­чает, что ни в каком лагере он не был, а сбежал сразу же, как попал в плен.

Сергей и его новые друзья Мотякин и Устинов, до тюрьмы парти­за­нившие в литов­ских лесах, заду­мы­вают побег. Пленные рабо­тают на терри­тории сахар­ного завода на разгрузке вагонов; Сергей забра­сы­вает свеклой спря­тав­шихся в бурт Мотя­кина и Усти­нова, а сам прячется под вагоном, устро­ив­шись там на тормозных тросах. Обна­ружив в конце рабо­чего дня исчез­но­вение троих пленных, конвойные, бросив­шись их искать, находят Сергея: его выдает некстати размо­тав­шаяся и свесив­шаяся из-под вагона портянка. На вопрос конвойных о ненай­денных това­рищах Сергей отве­чает, что они уехали под ваго­нами. На самом же деле, в соот­вет­ствии с разра­бо­танным планом, они должны попы­таться ночью пере­лезть через забор и уйти в лес.

После неудав­ше­гося побега Сергея пере­водят в Шяуляй­скую тюрьму, а затем в Шяуляй­ский лагерь воен­но­пленных. Идет уже весна 1943 г. Сергей начи­нает обду­мы­вать план нового побега.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 3.057 ms