Колыбель для кошки

Краткое содержание рассказа
Читается за 9 минут(ы)

«Можете звать меня Ионой» — такой фразой откры­ва­ется роман. Герой-повест­во­ва­тель считает, что именно это имя куда более подходит ему, чем данное при рождении, ибо его «всегда куда-то заносит».

Однажды он задумал напи­сать книгу «День, когда настал конец света». В ней он соби­рался расска­зать о том, что делали знаме­нитые амери­канцы, когда была сбро­шена первая атомная бомба на Хиро­симу. Тогда, по словам героя, он еще был христи­а­нином, но потом стал боко­но­ни­стом, и теперь то и дело цити­рует поучения этого вели­кого мудреца и фило­софа, обильно уснащая повест­во­вание боко­но­нов­ской терми­но­ло­гией.

Боконон учит, что все чело­ве­че­ство разбито на карассы, то бишь на группы, которые не ведают, что творят, исполняя волю Божью, причем карассы следует отли­чать от гран­фал­лонов, ложных объеди­нений, к каковым, среди прочего, отно­сится и комму­ни­сти­че­ская партия.

Работа над книгой о конце света по необ­хо­ди­мости приводит повест­во­ва­теля в карасc, главой кото­рого явля­ется великий ученый Феликс Хонникер, лауреат Нобелев­ской премии и отец атомной бомбы, который живет и трудится в вымыш­ленном городе Илиум, возни­ка­ющем во многих книгах Вонне­гута.

Когда на испы­та­ниях атомной бомбы кто-то заметил: «Теперь наука познала грех», Хонникер удив­ленно спросил: «А что такое грех?» Не знал великий ученый и что такое любовь, состра­дание, моральные сомнения. Чело­ве­че­ский элемент мало инте­ре­совал гения техни­че­ской мысли. «Иногда я думаю, уж не родился ли он мерт­вецом, — рассуж­дает один из тех, кто довольно близко знал его. — Никогда не встречал чело­века, который настолько не инте­ре­со­вался бы жизнью. Иногда мне кажется: вот в чем наша беда — слишком много людей зани­мают высокие места, а сами трупы трупами».

По воспо­ми­на­ниям млад­шего сына Хонни­кера Ньюта, отец никогда не играл с детьми и лишь однажды сплел из вере­вочки «колы­бель для кошки», чем страшно напугал ребенка. Зато он с упое­нием разга­дывал голо­во­ломки, которые препод­но­сила природа. Однажды пехотный генерал пожа­ло­вался на грязь, в которой вязнут люди и техника. Хонни­керу загадка пока­за­лась заслу­жи­ва­ющей внимания, и в конце концов он придумал лед-девять, несколько крупиц кото­рого способны замо­ро­зить все живое на много миль вокруг. Ученому удалось полу­чить сосульку, которую он положил в буты­лочку, спрятал её в карман и поехал к себе на дачу встре­чать Рожде­ство с детьми. В Сочельник он рассказал о своем изоб­ре­тении и в тот же вечер скон­чался. Дети — Анджела, Фрэнк и лилипут Ньют — поде­лили сосульку между собой.

Узнав, что Фрэнк в насто­ящее время — министр науки и прогресса «бана­новой респуб­лики» Сан-Лоренцо, которой правит диктатор Папа Монзано, герой-повест­во­ва­тель отправ­ля­ется туда, заодно обязав­шись напи­сать для амери­кан­ского журнала очерк об этом острове в Кариб­ском море.

В само­лете он встре­ча­ется с Анджелой и Ньютом, которые летят в гости к брату. Чтобы скоро­тать время в пути, герой читает книгу о Сан-Лоренцо и узнает о суще­ство­вании Боко­нона.

Когда-то некто Л. Б. Джонсон и беглый капрал Маккейб волей обсто­я­тельств оказа­лись у берегов Сан-Лоренцо и решили его захва­тить, Никто не воспре­пят­ствовал им в осуществ­лении заду­ман­ного — прежде всего потому, что остров считался совер­шенно беспо­лезным и народу там жилось хуже не приду­маешь. Местные жители никак не могли правильно произ­нести фамилию Джонсон, у них все время полу­ча­лось Боконон, и потому он и сам стал так себя назы­вать.

На острове герой знако­мится с рядом коло­ритных персо­нажей. Это — доктор Джулиан Касл, о котором ему, собственно, и зака­зыва ли очерк. Милли­онер-саха­ро­за­водчик, прожив первые сорок лет жизни в пьян­стве и разврате, Касл затем решил по примеру Швей­цера, осно­вать бесплатный госпи­таль в джун­глях и «посвя­тить всю свою жизнь стра­дальцам другой расы».

Личный врач Папы Монзано доктор Шлихтер фон Кениг­свальд в свободное время само­от­вер­женно трудится в госпи­тале Касла. До этого он четыр­на­дцать лет служил в эсэсов­ских частях и шесть — в Освен­циме. Ныне он вовсю спасает жизнь беднякам, и, по словам Касла, «если будет продол­жать такими темпами, то число спасенных им людей срав­ня­ется с числом убитых примерно к три тысячи деся­тому году».

На острове герой узнает и о даль­нейших подвигах Боко­нона. Оказы­ва­ется, он и Маккейб попы­та­лись было устроить на острове утопию и, потерпев неудачу, решили поде­лить обязан­ности. Маккейб взял на себя роль тирана и притес­ни­теля, а Боконон исчез в джун­глях, создав себе ореол святого и борца за счастье простых людей. Он стал отцом новой религии боко­но­низма, смысл которой состоял в том, чтобы давать людям утеши­тельную ложь, и сам же запретил свое учение, чтобы повы­сить к нему интерес. На Боко­нона из года в год устра­и­ва­лись облавы, но поймать его не удава­лось — это было не в инте­ресах тирана во дворце, и самого гони­мого такие пресле­до­вания от души поте­шали. Впрочем, как оказа­лось, все жители острова Сан-Лоренцо — боко­но­нисты, в том числе и диктатор Папа Монзано.

Фрэнк Хонникер пред­ла­гает повест­во­ва­телю стать будущим прези­дентом Сан-Лоренцо, так как дни Папы сочтены и он умирает от рака. Поскольку ему обещают не только прези­дент­ство, но и руку очаро­ва­тельной Моны, герой согла­ша­ется. Пред­по­ла­га­ется, что об этом будет всена­родно объяв­лено во время празд­ника в честь «ста муче­ников за демо­кратию», когда само­леты будут бомбить изоб­ра­жения знаме­нитых тиранов, плава­ющие в прибрежных водах.

Но во время очеред­ного приступа боли Папа прини­мает боле­уто­ля­ющее и мгно­венно умирает. Выяс­ня­ется, что принял он лед-девять. Кроме того, всплы­вает еще одна печальная истина. Каждый из потомков доктора Хонни­кера выгодно сбыл свою часть папи­ного наследия: лилипут Ньют подарил понра­вив­шейся ему совет­ской бале­рине, полу­чившей задание Центра любой ценой добыть сокро­вище, некра­сивая Анджела ценой «сосульки» приоб­рела себе мужа, рабо­тав­шего на спец­службы США, а Фрэнк благо­даря льду-девять стал правой рукой Папы Монзано. Запад, Восток и третий мир оказы­ва­ются тем самым владель­цами страш­ного изоб­ре­тения, от кото­рого может погиб­нуть весь мир.

Впрочем, ката­строфа не застав­ляет себя долго ждать. Один из само­летов терпит аварию и вреза­ется в замок Папы Монзано. Следует страшный взрыв, и лед-девять начи­нает демон­стри­ро­вать свои чудо­вищные свой­ства. Все вокруг замер­зает. Солнце превра­ти­лось в крошечный шарик. В небе кружатся смерчи.

В убежище герой изучает собрание сочи­нений Боко­нона, пытаясь найти в них утешение. Он не внемлет преду­пре­ждению на первой же стра­нице первого тома: «Не будь глупцом. Сейчас же закрой эту книгу. Тут все сплошная фома». Фома у Боко­нона озна­чает ложь. Мало утешает и четыр­на­дцатый том сочи­нений. Он состоит из одного-един­ствен­ного произ­ве­дения, а в нем одно слово — «нет». Так коротко отклик­нулся автор на вопрос, выне­сенный им в заглавие: «Может ли разумный человек, учитывая опыт прошлых веков, питать хоть малейшую надежду на светлое будущее чело­ве­че­ства?»

На последних стра­ницах зага­дочный Боконон явля­ется героям. Он сидит на камне, босой, накрытый одеялом, в одной руке держит лист бумаги, в другой карандаш. На вопрос, о чем он думает, мудрец и мисти­фи­катор отве­чает, что пришло время допи­сать последнюю фразу Книг Боко­нона. Именно этим пассажем и завер­ша­ется апока­лип­си­че­ское повест­во­вание: «Будь я помо­ложе, — вещает Боконон, — я написал бы историю чело­ве­че­ской глупости. Я забрался бы на гору Маккейб и лег на спину, подложив под голову эту руко­пись. И я взял бы с земли сине-белую отраву, превра­ща­ющую людей в статуи. И я стал бы статуей и лежал бы на спине, жутко скаля зубы и пока­зывая длинный нос сами знаете кому!»

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.575 ms