Три минуты молчания

Краткое содержание рассказа
Читается за 10 минут(ы)

Сенька Шалый (Семен Алек­се­евич) решил поме­нять свою жизнь. Хватит. Ему уже скоро двадцать шесть — вся моло­дость в море оста­лась. В армии на флоте служил, демо­би­ли­зо­вав­шись, решил перед возвра­ще­нием домой подза­ра­бо­тать в море, да так и остался на Атлан­тике «сель­дяным» матросом. Морская жизнь его мало похо­дила на то, о чем мечта­лось в отро­че­стве, — три месяца тяже­лейшей работы на промысле, тесный кубрик, набитый такими же, как и он, рабо­тя­гами-бичами, в каждом рейсе новыми. И почти всегда сложные — из-за Сень­ки­ного неза­ви­си­мого харак­тера — отно­шения с боцманом или капи­таном. Между рейсами неделя-две на берегу, и снова — в море. Зара­ба­тывал, правда, прилично, но деньги не задер­жи­ва­лись — выле­тали в компа­ниях со случай­ными собу­тыль­ни­ками. Бессмыс­лен­ность такой жизни томила Сеньку. Пора жить всерьез.

Уехать отсюда и увезти с собой Лилю. Знаком­ством с этой девушкой Сенька дорожил — это первая женщина, с которой он мог гово­рить всерьез о том, что его мучило.

Но повер­нуть судьбу не полу­чи­лось. Во время прощаль­ного обхода порта прилипли к нему два бере­говых бича-попро­шайки, куртку помогли купить, пошли вместе обмы­вать. И захмелев­шему Сеньке стало вдруг жалко двух попро­шаек. С этой Сень­киной жалости, над которой посме­и­ва­лись многие, все и пошло. Сенька пригласил их на вечер в ресторан, отме­тить его уход с моря. И только что встре­ченную в столовой буфет­чицу Клавку, красивую, языка­стую, — из породы хищниц, как пока­за­лось сразу Сеньке, — тоже позвал. И в институт забежал, где рабо­тала Лиля, сооб­щить о своем решении и пригла­сить на вечер. Но празд­ника не полу­чи­лось. Сенька огля­ды­вался на дверь, ожидая Лилю, а она все не шла. Сеньке совсем стало тошно сидеть с этими чужими для него людьми, слушать насмеш­ливые реплики Клавки. Бросив компанию, он ринулся в дальний пригород к безот­ветной и верной Нинке. У Нинки же сидел моло­денький солдатик, и видно было, что им хорошо вдвоем. Даже морду бить солда­тику не захо­те­лось — не за что. Да и Нинку жалко. И снова Сенька оказался на ночной промерзшей улице. Идти было некуда. Здесь-то и нашли его недавние собу­тыль­ники, повезли догу­ли­вать к Клавке. Что было потом, Сенька вспо­минал уже в милиции: помнит, что пили, что он объяс­нялся Клавке в любви, что били его там, выбро­сили на улицу, он скан­далил, прие­хала милиция. И еще обна­ружил Сенька, что от тех тысячи двухсот рублей, полу­ченных за последний рейс, на которые он соби­рался новую жизнь начать, оста­лись у него сорок копеек. Огра­били его бичи с Клавкой... На следу­ющее утро Сенька метался по каби­нетам паро­ход­ства, оформ­ляясь в рейс на трау­лере «Скакун». Снова — в море.

На «Скакуне» никого, кроме деда, стар­шего меха­ника Баби­лова, знакомых не оказа­лось. Но не страшно — вроде все свои люди. С ради­стом Сенька даже пытался выяс­нить, плавали они вместе или нет, очень уж знако­мыми друг другу пока­за­лись — и судьба одна, и та же душевная маета, и мысли мучают одни: что нужно чело­веку, чтобы жизнь была насто­ящая? Работа, друзья, женщина. Но к своей непо­мерно тяжелой и опасной работе Сенька любви не испы­тывал. Отно­шения с Лилей крайне неопре­де­ленные. А насто­ящий друг один — дед, Бабилов, да и тот Сеньке вроде отца. Но долго сосре­до­то­чи­ваться на душевной маете не позво­ляла работа. Сенька быстро втянулся в тяжелую и по-своему увле­ка­тельную промыс­ловую жизнь. Моно­тон­ность её была разбита заходом на плав­базу, где удалось увидеть Лилю. Встреча не прояс­нила их отно­шения. «Я так и думала, что твои слова о пере­мене жизни оста­нутся словами. Ты такой, как и все, — обык­но­венный», — чуть свысока сказала Лиля. Случи­лась на плав­базе еще более удиви­тельная встреча — с Клавкой. Но та не только не смути­лась, увидев перед собой Сеньку, но как бы даже обра­до­ва­лась: «Что ж ты, миленький, волком на меня смот­ришь?» — «За что вы меня били? За что огра­били?» — «Ты что, меня считаешь вино­ватой? Но то были твои друзья, не мои. А денег твоих, сколько смогла, отобрала у них, для тебя спря­тала». И Сенька вдруг засо­мне­вался: а вдруг она говорит правду?

Во время стоянки у плав­базы «Скакун» крепко «прило­жился» кормой к носу сосед­него трау­лера и получил пробоину. На траулер прибыл начальник из паро­ход­ства Граков, давний враг деда. Граков пред­ложил команде после незна­чи­тель­ного ремонта продол­жить плавание: «Что за паника?! Мы в наше время и не в таких усло­виях рабо­тали». Насчет пробоины дед не спорил с Граковым. Зава­рить — и все дела. Гораздо серьезнее другое: от удара могла осла­беть обшивка судна, и потому нужно срочно возвра­щаться в порт для ремонта. Но деда не послу­шали, капитан и команда согла­си­лись с пред­ло­же­нием Гракова. Пробоину зава­рили, и судно, получив штор­мовое преду­пре­ждение, отошло от базы, прихватив — это уж Сенька устроил — и Гракова. Отдавая концы, Сенька сделал вид, будто не знает, что Граков все еще на судне: ничего, пусть попро­бует нашей жизни. Граков не смутился, и когда эхолот показал близость боль­шого косяка рыбы, по его иници­а­тиве капитан принял решение выме­ты­вать сети. Делать этого в шторм не следо­вало бы, но капи­тану хоте­лось пока­зать себя перед началь­ством. Сети выме­тали, а когда пришло время подни­мать их на палубу, шторм усилился, рабо­тать стало невоз­можно. Более того, выме­танные сети пред­став­ляли серьезную опас­ность, лишая судно манев­рен­ности в шторм. По-хоро­шему их следо­вало бы отру­бить. Но брать на себя такую ответ­ствен­ность капитан не решался... И вот тут случи­лось то, о чем преду­пре­ждал дед, — отошла обшивка. В трюм стала посту­пать вода. Попро­бо­вали вычер­пать её. Но обна­ру­жи­лось, что вода уже в машинном отде­лении. И нужно оста­нав­ли­вать машину, холодная вода повре­дила её, нужен срочный ремонт. Капитан воспро­ти­вился, и дед своей волей оста­новил машину. Поте­рявшее управ­ление судно тащило к скалам. Радист дал в эфир сигнал SОS. Смерть, каза­лось, была совсем близко. И Сенька реша­ется на един­ственное, что он еще может сделать, — само­вольно пере­ру­бает трос, удер­жи­ва­ющий выме­танные сети. Зара­бо­тала на малых оборотах машина, но судно по-преж­нему не справ­ля­лось с ветром. Надежда на то, что плав­база подойдет к ним раньше, чем их выбросит на скалы, таяла. И в этой ситу­ации дед вдруг пред­ложил капи­тану идти на помощь тонув­шему рядом норвеж­скому трау­леру. Люди, уже опустившие руки в борьбе за собственную жизнь, начали делать все, чтобы спасти тонущих норвежцев. Удалось подойти к гибну­щему трау­леру и по пере­бро­шен­ному с судна на судно тросу пере­пра­вить на «Скакуна» норвеж­ских рыбаков. И настал самый страшный момент — их судно пота­щило к скалам. Сенька, как и все, приго­то­вился к гибели.

Но смерть прошла мимо — «Скакуну» удалось проско­чить в узкий проход, и он оказался в залив­чике со спокойной водой. На следу­ющий день к ним подошел спаса­тельный катер, а затем — плав­база. По случаю банкета в честь спасенных норвежцев рыбаки со «Скакуна» подня­лись на плав­базу. Прохо­дившая по кори­дору мимо смер­тельно уставших людей Лиля даже не узнала Сеньку. Зато его разыс­кала всерьез напу­ганная изве­стиями о бедах «Скакуна» Клавка. На банкет Сенька не попал, они запер­лись с Клавкой в её каюте. Наконец-то он увидел рядом с собой по-насто­я­щему умную и любящую его женщину. Только расста­вание полу­чи­лось тяжелым — надо­рванная преж­ними неуда­чами Клавка отка­за­лась гово­рить о том, что может их ждать дальше.

Судно верну­лось в порт, так и не закончив рейса. Сенька бродил по городу в привычном одино­че­стве, пытаясь осознать то, что откры­лось ему в этом рейсе. Оказы­ва­ется, работа, которую он почти нена­видел, люди, бичи и рыбаки, которых он никогда особенно всерьез не принимал, а только терпел рядом, и есть насто­ящая работа и насто­ящие люди. Ясно, что он потерял Лилю. А может, её и не было вовсе. Грустно, что счастье, которое пода­рила ему судьба, сведя с Клавкой, оказа­лось коротким. Но в его жизни есть все, по чему он тосковал, нужно только уметь увидеть и правильно оценить реаль­ность. И кажется, Сенька обрел способ­ность это видеть и пони­мать.

Случайно на вокзале, где он сидел в буфете, Сенька снова увидел Клавку. Она собра­лась к родствен­никам, и, провожая её, Сенька нашел простые и точные слова о том, что значила для него их встреча. Слова эти решили все. Они вместе верну­лись в Клав­кину квар­тиру. Все-таки удалось ему поме­нять свою жизнь, пусть не так, как хоте­лось, но удалось.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.354 ms