Власть земли

Краткое содержание рассказа
Читается за 11 минут(ы)

I. Иван Босых

Во двор дома, где я живу, приходит Иван Петров по прозвищу «Босых». Он стоит у поле­ньев, но не рубит их на дрова. Я знаю, что он пришел лишь для того, чтобы попро­сить деньги на опохмел. Таких, как он, назы­вают «дере­вен­ский проле­та­риат». Неле­пого расхож­дения в крестьян­ских правах доста­точно, чтобы человек сманил свой родной дом на питейный. Эти расхож­дения создают чело­века без буду­щего, стре­мятся сделать раба из чело­века, который не может суще­ство­вать без сознания, что он — хозяин. Еще недавно Иван имел крепкое хозяй­ство и жил в ладах с женой, но сегодня пропи­вает все в кабаке, бьёт жену, а его дети похожи на беспри­зор­ников.

II. Рассказ Ивана Босых

Пьян­ство Ивана пере­росло в болезнь, в народе имену­емую «ослаб». Он объяснял свою слабость «волей». Раньше Иван работал на вокзале, ему неплохо платили, и он «заба­ловал». При отце не пил, и когда семья появи­лась, но потом как стал сам себе барин, так и не удер­жался. Почему же хорошая жизнь превра­щает чело­века в свинью? Иван рассказал о госпо­дине Подсол­ну­хове. Он хотел заняться молочным делом и привез корову из-за границы. Она много ела и давала мало молока, потому как думала не о молоке, а о собственном удоволь­ствии. А наши коровы думают только о работе. Так и люди крестьян­ские рождены для труда. Есть те, кто капитал нажи­вает, как еврей Шнап, а Ивану бы тут же потра­тить. И только за крестьян­ским трудом он снова стал похо­дить на чело­века.

III. Расстрой­ство

Рабочим платят гораздо лучше, чем крестьянам или даже учителям, поэтому и начи­на­ется пьян­ство. Я рассказал Ивану о пензен­ском поме­щике, который облегчил крестьянам труд, устроив посменную работу на его полях. Упомянул я и коно­крада Ручкина, который был без правой руки, но не хотел поби­раться, а потому злодей­ствовал. А работая по такой системе, он мог бы честно полу­чать деньги, например, пере­возя что-то на чужой лошади. Иван не согла­сился, моти­вируя это тем, что хозяин никому свою скотину не доверит.

IV. Власть земли

Власть земли держит крестья­нина на ногах. Он без нее немыслим. Об этом гово­рится в былине о Свято­горе, который не смог поднять сумку с тягой земной, в то время как крестьянин Микула Селя­ни­нович это делал легко. Человек зависит от тонкой травинки, которая завтра станет хлебом. Если дать крестьянам денег и оторвать их от земли, они станут жалкими и беспо­лез­ными. Земля не ждет, земля требует, и работа есть жизнь крестья­нина. Старый крестьянин на пороге смерти всегда вспо­ми­нает о земле, на которой работал.

V. Народная интел­ли­генция

Русский народ выжил под гнетом татар­щины и крепост­ни­че­ства, так как был не оторван от земли. Богат­ство и бедность тоже зависят от нее — уродила земля или нет. И лишь злобный завист­ливый человек не пони­мает этого. Есть в народе и интел­ли­генция, суще­ство­вавшая всегда, но ныне неза­метная. Она посто­янно напо­ми­нала народу, что хоть он близок к природе, но не должен жить по лесным законам. Народная легенда о Николае и Касьяне как нельзя лучше рисует этот тип народ­ного интел­ли­гент­ного чело­века. Вернув­шись к богу от народа, Касьян пришел франтом, а Николай — весь в грязи, стало быть, он с народом потру­дился, поэтому в народе празд­нуют один раз в год день Касьяна и много раз — Николая.

VI. Земле­дель­че­ский кален­дарь

В крестьян­ском кален­даре все связано с работой, урожаем. Там и приметы, и даже святые и чудо­творцы пере­ве­дены на крестьян­ское поло­жение, стано­вясь покро­ви­те­лями какого-либо рода деятель­ности. Крестьянин тщательно изучает все капризы природы и подстра­и­ва­ется под них. Каждый день года имеет у крестьян бесчис­ленное множе­ство примет, и хотя в эти приметах нет для обра­зо­ван­ного чита­теля ника­кого смысла, но земле­дель­че­скую народную мысль они харак­те­ри­зуют доста­точно.

VII. Теперь и прежде

Не являясь злостным крепост­ником, я все же думаю, что при крепостном праве отно­шения крестья­нина с землей были правильнее. Умный хозяин будет правильно обра­щаться со своими людьми, так как они приносят ему доход. Сейчас же мужиков очень много дерут розгами. Пока не появится возмож­ность посмот­реть на чело­века по-чело­ве­чески, это будет продол­жаться. При этом, жестоки в этом «дрании» те, кто сами были в крестьянах и выби­лись в старосты. Я никогда не понимал смысла телес­ного нака­зания. Однако, поскольку началь­ники желают только нажиться, то и их подопечные посту­пают так же.

VIII. Жадность

Был помещик Сютаев, который понял непра­виль­ность таких методов. Но это единичный случай. Крестьяне пони­мают, что большое состо­яние может вызвать зависть соседа, потому почти не платят подати, за это отве­чает староста. При этом старосты объяс­няют жесто­кость по отно­шению к крестьянам тем, что те не хотят платить подати, хотя сред­ства имеют. А через неко­торое время они же жалу­ются, что крестьяне совсем нищие. Такие «ново­об­ра­щенные» берут за товар большие проценты, но не признаю в этом ничего непра­виль­ного. Каждый беспо­ко­ится о себе, покупая у соседа овес и продавая его весной за двойную цену. Были даже случаи, когда из амбаров выво­зи­лись хлеба, то есть крестьяне воро­вали у крестьян же.

IX. Прошлое Ивана Босых

Если есть «бирже­вики», нажи­ва­ю­щиеся на соседях, то есть и те, на ком нажи­ва­ются. Таков и Иван Босых. Когда его выгнали с вокзала, хозяй­ство его также пришло в негод­ность. Раньше оно было всем на зависть. Босыми семей­ство прозвали, потому что были там все бога­тыри, которые в сапогах и в мороз не нужда­лись. Во времена Ивана пришли пере­мены, к которым он не приспо­со­бился. В прежнее время знай себе работай, а сейчас много труд­но­стей с финан­со­выми опера­циями. Сибир­ская язва пова­лила весь скот, и к барину уже не обра­тишься за лошадью. Пришлось брать в аренду лошадь, поку­пать сено — в итоге, нищета и недо­имки. Так начал пить. А сейчас чувствует Иван, что будет беда, потому как у него домовой под крыльцом воет.

X. Земельные непо­рядки

Все бедствия можно объяс­нить нару­ше­нием земель­ного порядка. Усугуб­ляет ситу­ацию воин­ская повин­ность. Раньше она затра­ги­вала большие семьи, а сейчас и маленькие могут лишиться кормильца. Раньше те, кто стре­мился жить за счет другого, хотя и делал это в солдатах, но хоть не вертелся под руками трудя­щихся. Налоги раньше были правильнее — все платили, исходя из состо­яния. Я вовсе не поддер­живаю крепостное право, а просто говорю о системе, более правильной для крестьян. Сто лет назад Тихон Задон­ский публично говорил о том, что пере­куп­щики, нажи­ва­ю­щиеся на ком-либо в трудном поло­жении, это воры. Сегодня этого нельзя открыто гово­рить.

XI. Школа и стро­гость

Дере­вен­ский учитель не поль­зу­ется уваже­нием. Мужики считают, что у него нет стро­гости, и он ничему не учит. Часто они даже отка­зы­ва­ются платить сбор на школу. Но это не от неве­же­ства, а от высокой требо­ва­тель­ности к обучению. В народе есть скрытая сила, которая помо­гает ему пере­жить любые труд­ности. Идет она от указаний самой природы. В этом нет выдумки, потому что природу не обма­нешь. Христи­ан­ская идея позво­ляет народу не жить по-звери­ному, отли­чать добро от зла. Чтоб яснее было видно, что мы считаем злом и что добром, приведем следу­ющие два примера. Как-то папа Лев XIII, вложив деньги в банк, неплохо зара­ботал. А одна бедная крестьянка, потеряв мужа, заре­зала своих пятерых детей и попы­та­лась утопиться, потому что выби­лась из сил. Папу не осудили, а женщину посчи­тали преступ­ницей.

XII. Заклю­чение

Проекты опере­жают время. Нужно думать не о проблеме пьян­ства, а о земельном вопросе, явля­ю­щемся перво­при­чиной. Все стороны жизни крестья­нина зависят от земли. Среда крестьян­ская и среда некре­стьян­ская разнятся. Например, мышиный жеребчик и снохач оба пристают к молодым девушкам. Но первый явля­ется развра­щенным и пресы­тив­шимся пред­ста­ви­телем приви­ле­ги­ро­ван­ного сословия, а второй трудился с мало­лет­ства и к пяти­де­сяти годам накопил состо­яние и может себе позво­лить отдох­нуть, при этом не являясь внешне и физи­чески стариком. У крестьян часта свадьба «уходом», когда жених просто увозит невесту, таким образом, не нужны никакие затраты. Да и семьи созда­ются с рацио­наль­ными целями — так проще вести хозяй­ство. Крестьян­ство следует рели­ги­озным требо­ва­ниям, хотя сами церков­ники бывают не так уж праведны.

(Из записной книжки)

Когда я говорю с Гаврилой Волковым, то всегда думаю, что будет, когда вся его злоба выйдет наружу. Родился он при крепост­ни­че­стве, а когда его отме­нили, отец-деспот все старался нако­пить денег, забирая все зара­бо­танное у сыновей, но всё равно не полу­ча­лось так удачно, как у соседа Чере­му­хина. Чере­мухин же был типичным нажи­ва­ю­щимся на соседе. После смерти отца Гаврила стал жить один. Пытался он разбо­га­теть мошен­ни­че­ством, продавая гнилое сено, пытался подста­вить барина, но ничего не выхо­дило. Сейчас у Гаврилы есть семья, но он думает только о нако­пи­тель­стве, все экономя и строя планы афер. Как-то он решил пора­бо­тать извоз­чиком в Петер­бурге. Работал он по ночам, и как-то подвы­пившая дама забыла у него муфту с кошельком. Гаврила спрятал находку под поло­вицу. Его стал подо­зре­вать горо­довой, но получил взятку и больше не приходил.

Все эти ужасы рассказал я лишь затем, чтобы сказать, что нужно дать мужику землю, чтобы все встало на свои места. Как писал Лев Толстой о Платоне Кара­таеве в «Войне и мире», он жил, только чувствуя себя частью чего-то боль­шего. Это ведь идет из недр самой природы. Есть еще и человек-хищник. А где же третий тип? Тот, который знает жизненную правду — народная интел­ли­генция. Жаль, но сейчас его нет, а жизнь на стороне хищника.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 6.751 ms