Как важно быть серьзеным

Краткое содержание рассказа
Читается за 9 минут(ы)

Действие комедии проис­ходит в лондон­ской квар­тире моло­дого джентль­мена Алджер­нона Монкрифа, выходца из аристо­кра­ти­че­ского семей­ства, и в поме­стье его зака­дыч­ного друга Джека Уординга в Вултоне, граф­ство Харт­фордшир.

Скуча­ющий Алджернон, ожидая к чаю свою тетку леди Брэк­нелл с очаро­ва­тельной дочерью Гвен­долен, обме­ни­ва­ется лени­выми репли­ками со своим лакеем Лэйном, не меньшим гедо­ни­стом и люби­телем пофи­ло­соф­ство­вать. Неожи­данно его одино­че­ство преры­ва­ется появ­ле­нием его давнего прия­теля и посто­ян­ного оппо­нента-сопер­ника во всех начи­на­ниях, миро­вого судьи и владельца обшир­ного сель­ского поме­стья Джека Уординга. Скоро выяс­ня­ется, что, пресы­тив­шись свет­скими и служеб­ными обязан­но­стями (на попе­чении Уординга к тому же восем­на­дца­ти­летняя воспи­тан­ница), оба разыг­ры­вают перед окру­жа­ю­щими одну и ту же игру, только именуют её по-разному: Джек, стре­мясь вырваться от домашних, заяв­ляет, что едет «к своему млад­шему брату Эрнесту, который живет в Олбени и то и дело попа­дает в страшные пере­дряги»; Алджернон же в анало­гичных случаях ссыла­ется на «вечно боль­ного мистера Бенбери, для того чтобы наве­щать его в деревне, когда взду­ма­ется». Оба — неис­пра­вимые себя­любцы и сознают это, что ничуть не мешает им при надоб­ности обви­нять друг друга в безот­вет­ствен­ности и инфан­тиль­ности.

«Только родствен­ники и креди­торы звонят так по-вагне­ровски», — отзы­ва­ется Алджернон о зашедших наве­стить его дамах. Поль­зуясь случаем, Джек пере­водит беседу на матри­мо­ни­альные темы: он давно влюблен в Гвен­долен, но никак не осме­лится признаться девушке в своих чувствах. Отли­ча­ю­щийся отменным аппе­титом и столь же неис­тре­бимой склон­но­стью к любовным интрижкам Алджернон, опека­ющий свою кузину, пыта­ется изоб­ра­жать оскорб­ленную добро­де­тель; но тут в дело всту­пает невоз­му­тимо-слово­охот­ливая леди Брэк­нелл, учиня­ющая ново­яв­лен­ному претен­денту на руку дочери (та, наде­ленная недю­жинным прак­ти­цизмом и здравым смыслом, уже успела дать м-ру Уордингу пред­ва­ри­тельное согласие, добавив, что мечтой её жизни было выйти замуж за чело­века по имени Эрнест: «В этом имени есть нечто, внуша­ющее абсо­лютное доверие») насто­ящий допрос с акцентом на имуще­ственных аспектах его благо­со­сто­яния. Все идет благо­по­лучно, пока речь не заходит о родо­словной миро­вого судьи. Тот не без смущения призна­ется, что явля­ется найде­нышем, воспи­танным сердо­больным сквайром, обна­ру­жившим его... в саквояже, забытом в камере хранения на лондон­ском вокзале Виктория.

«Я очень реко­мендую вам <...> обза­ве­стись родствен­ни­ками <...> и сделать это еще до окон­чания сезона», — сове­тует Джеку невоз­му­тимая леди Брэк­нелл; иначе брак с Гвен­долен невоз­можен. Дамы удаля­ются. Впрочем, спустя неко­торое время Гвен­долен вернется и преду­смот­ри­тельно запишет адрес поме­стья м-ра Уординга в провинции (сведения, неоце­нимые для неза­метно подслу­ши­ва­ю­щего их разговор Алджер­нона, горя­щего жела­нием во что бы то ни стало позна­ко­миться с очаро­ва­тельной воспи­тан­ницей Джека Сесили — наме­рение, никоим образом не поощ­ря­емое Уордингом, раде­ющим о нрав­ственном совер­шен­ство­вании своей подопечной). Как бы то ни было, оба друга-притвор­щика приходят к выводу, что и «беспутный младший брат Эрнест», и «вечно больной мистер Бенбери» посте­пенно стано­вятся для них неже­ла­тельной обузой; в пред­ви­дении светлых грядущих перспектив оба дают слово изба­виться от вооб­ра­жа­емой «родни».

Причуды, однако, вовсе не явля­ются преро­га­тивой силь­ного пола, К примеру, в поме­стье Уординга над учеб­ни­ками географии, поли­ти­че­ской экономии и немец­кого скучает мечта­тельная Сесили, слово в слово повто­ря­ющая сказанное Гвен­долен: «Моей деви­че­ской мечтой всегда было выйти замуж за чело­века, кото­рого зовут Эрнест». Больше того: она мысленно обру­чи­лась с ним и хранит шкатулку, полную его любовных писем. И неуди­ви­тельно: её опекун, этот скучный педант, так часто с возму­ще­нием вспо­ми­нает о своем «беспутном» братце, что тот рису­ется ей вопло­ще­нием всех досто­инств.

К изум­лению девушки, предмет её грез появ­ля­ется во плоти: разу­ме­ется, это Алджернон, трезво рассчи­тавший, что его друг еще на несколько дней задер­жится в Лондоне. От Сесили он узнает, что «суровый старший брат» решил отпра­вить его на исправ­ление в Австралию. Между моло­дыми людьми проис­ходит не столько любовное знаком­ство, сколько своего рода словесное оформ­ление того, о чем грези­лось и мечта­лось. Но не успе­вает Сесили, поде­лив­шись радостной ново­стью с гувер­нанткой мисс Призм и соседом Джека кано­ником Чезюблом, усадить гостя за обильную дере­вен­скую трапезу, как появ­ля­ется хозяин поме­стья. Он в глубоком трауре, и вид его печален. С подо­ба­ющей торже­ствен­но­стью Джек объяв­ляет своим чадам и домо­чадцам о безвре­менной кончине своего непу­те­вого братца. А «братец» — выгля­ды­вает из окна...

Но если это недо­ра­зу­мение еще удается худо-бедно утрясти с помощью экзаль­ти­ро­ванной старой девы-гувер­нантки и доброго кано­ника (к нему-то и апел­ли­руют оба друга-сопер­ника, заявляя, один за другим, о страстном желании креститься и быть наре­чен­ными одним и тем же именем: Эрнест), то с появ­ле­нием в поме­стье Гвен­долен, заяв­ля­ющей ни о чем не подо­зре­ва­ющей Сесили, что она помолв­лена с мистером Эрне­стом Уордингом, воца­ря­ется тотальная нераз­бе­риха. В подтвер­ждение собственной правоты она ссыла­ется на объяв­ление в лондон­ских газетах, другая — на свой дневник. И только пооче­редное появ­ление Джека Уординга (разоб­ла­ча­е­мого невинной воспи­тан­ницей, назы­ва­ющей его дядей Джеком) и Алджер­нона Монкрифа, како­вого беспо­щадно изоб­ли­чает собственная кузина, вносит в смятенные умы нотку обес­ку­ра­жен­ного спокой­ствия. Еще недавно готовые разо­рвать друг друга пред­ста­ви­тель­ницы слабого пола являют друзьям пример истинно феми­нист­ской соли­дар­ности: их обеих, как всегда, разо­ча­ро­вали мужчины.

Впрочем, обида этих нежных созданий непро­дол­жи­тельна. Узнав, что Джек, несмотря ни на что, намерен пройти обряд крещения, Гвен­долен вели­ко­душно заме­чает: «Как глупы все разго­воры о равен­стве полов. Когда дело доходит до само­по­жерт­во­вания, мужчины неиз­ме­римо выше нас».

Из города неожи­данно появ­ля­ется леди Брэк­нелл, которой Алджернон тут же выкла­ды­вает радостную весть: он намерен соче­таться браком с Сесили Кардью.

Реакция почтенной дамы неожи­данна: ей опре­де­ленно импо­ни­руют мило­видный профиль девушки («Два наиболее уязвимых пункта нашего времени — это отсут­ствие прин­ципов и отсут­ствие профиля» ) и её приданое, что до проис­хож­дения... Но тут кто-то упоми­нает имя мисс Призм, и леди Брэк­нелл насто­ра­жи­ва­ется. Она непре­менно желает увидеть эксцен­тричную гувер­нантку и узнает в ней... исчез­нувшую двадцать восемь лет назад непу­тевую служанку своей покойной сестры, повинную в том, что она поте­ряла ребенка (вместо него в пустой коляске обна­ру­жили руко­пись трех­том­ного романа, «до тошноты сенти­мен­таль­ного»). Та смиренно призна­ется, что по рассе­ян­ности поло­жила дове­рен­ного ей ребенка в саквояж, а саквояж сдала в камеру хранения на вокзале.

Встре­пе­нуться при слове «саквояж» насту­пает очередь Джека. Спустя несколько минут он с торже­ством демон­стри­рует присут­ству­ющим бытовой атрибут, в котором был найден; и тут выяс­ня­ется, что он — не кто иной, как старший сын профес­сио­наль­ного воен­ного, племянник леди Брэк­нелл и, соот­вет­ственно, старший брат Алджер­нона Монкрифа. Больше того, как свиде­тель­ствуют реги­стра­ци­онные книги, при рождении он был наречен в честь отца Джоном Эрне­стом. Так, словно пови­нуясь золо­тому правилу реали­сти­че­ской драмы, в финале пьесы выстре­ли­вают все ружья, пред­ставшие на обозрение зрителям в её начале. Впрочем, об этих канонах едва ли думал созда­тель этой блестящей комедии, стре­мив­шийся превра­тить её в подлинный праздник для совре­мен­ников и потомков.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.







время формирования страницы 2.97 ms