Кюхля

Краткое содержание рассказа
Читается за 7 минут(ы)

Виль­гельм кончил с отли­чием пансион. Родствен­ники решают опре­де­лить его в только что осно­ванный Царско­сель­ский лицей. На приеме у мини­стра Разумов­ского он встре­ча­ется с Мишей Яковлевым, Ваней Пущиным, Антоном Дель­вигом. Василий Львович Пушкин привозит туда своего племян­ника Сашу. Девят­на­дца­того октября 1811 г. в присут­ствии царя и прибли­женных к нему особ проис­ходит торже­ственное открытие лицея. Виль­гельм не отры­ваясь слушает вдох­но­венную речь профес­сора нрав­ственных наук Куни­цына.

В лицее Виль­гельм полу­чает кличку Кюхля. Това­рищи его любят, но то и дело над ним подшу­чи­вают. После того как «паяс» Яковлев под всеобщий смех паро­дийно изоб­ра­жает сцену обру­чения Кюхли с девочкой Минхен, Виль­гельм в отча­янии бежит топиться в пруду. Его спасают. «Ты же не Бедная Лиза», — увеще­вает друга рассу­ди­тельный Пущин.

Учится Кюхля хорошо, он одержим често­лю­бием и втайне мечтает о том, что великий Державин именно ему, Виль­гельму Кюхель­бе­керу, пере­даст свою лиру. Однако на пере­водном экза­мене в декабре 1814 г. наибольшее впечат­ление на посе­тив­шего лицей Держа­вина произ­водят стихи Пушкина. Виль­гельм искренне раду­ется за друга: «Алек­сандр! Горжусь тобой. Будь счастлив». Пушкин приводит Кюхлю в компанию гусара Каве­рина, где ведутся воль­но­лю­бивые разго­воры, но Виль­гельм не чувствует себя своим среди этих «насмеш­ников».

По окон­чании лицея Кюхель­бекер препо­дает русскую словес­ность в благо­родном пансионе при Педа­го­ги­че­ском инсти­туте. Свои стихи он теперь посвя­щает Жуков­скому. С Пушкиным же отно­шения скла­ды­ва­ются не совсем гладко: из-за едкой эпиграммы со словами «и кюхель­бе­керно и тошно» дело однажды доходит до дуэли, закан­чи­ва­ю­щейся, к счастью, прими­ре­нием.

Учитель­ство вскоре надо­едает Виль­гельму, он хочет по совету Пушкина полно­стью заняться лите­ра­турой, посе­щает «четверги» влия­тель­ного журналь­ного деятеля Греча, где знако­мится с Рыле­евым и Грибо­едовым. В печати появ­ля­ются смелые стихи Кюхель­бе­кера, в которых он поддер­жи­вает сослан­ного на юг Пушкина. Кюхля бывает у Николая Ивано­вича Турге­нева, где вновь встре­ча­ется с Куни­цыным, с лицей­скими друзьями, участ­вует в поли­ти­че­ских дебатах. Вскоре он подает в отставку и отправ­ля­ется за границу в каче­стве секре­таря знат­ного вель­можи Нарыш­кина.

Свобода! Свобода! В Германии Виль­гельм пере­полнен разно­об­раз­ными впечат­ле­ниями, ему дове­лось побе­се­до­вать с Людвигом Тиком и даже с великим Гете. Тем временем царю доносят о крамольных стихах Кюхель­бе­кера, и тот прика­зы­вает уста­но­вить секретный надзор за молодым поэтом. В Париже, в зале Атеней, Виль­гельм читает лекции о русской словес­ности, открыто выступая против крепост­ного рабства. Его высы­лают из Франции по распо­ря­жению префекта полиции. Побывав в Италии, Кюхель­бекер возвра­ща­ется в Петер­бург.

Здесь ему никак не удается найти службу, пока царь не решает отпра­вить «беспо­кой­ного моло­дого чело­века в столь же беспо­койную страну» — на Кавказ, в канце­лярию гене­рала Ермо­лова. У Виль­гельма рожда­ется роман­ти­че­ский проект «двинуть» Ермо­лова в Грецию, на помощь тамошним повстанцам. Грибо­едов трезво сове­тует другу «немного остыть». Да и сам Кюхель­бекер начи­нает смот­реть на вещи по-иному после того, как Ермолов на его глазах прика­зы­вает расстре­лять одного из черкес­ских главарей.

Недолго прослужив на Кавказе, Виль­гельм посе­ля­ется в смолен­ском имении Закуп у своей сестры Устиньки и её мужа Григория Андре­евича Глинки. Он влюб­ля­ется в прие­хавшую к Глинкам в гости Дуню Пушкину, молодые люди клянутся друг другу в любви, но мате­ри­альные обсто­я­тель­ства не дают возмож­ности даже помыш­лять о женитьбе. Беспо­койный характер Виль­гельма достав­ляет немало хлопот родствен­никам: то он вместе со слугой Семеном обла­ча­ется в крестьян­ские одежды, то, увидев, как сосед-помещик истя­зает обма­зан­ного дегтем мужика, проучает хлыстом озве­рев­шего крепост­ника. Кюхель­бекер вновь оказы­ва­ется в Москве, потом в Петер­бурге, где зани­ма­ется черной журнальной работой у Греча и Булга­рина. Его посе­ляет у себя дома Алек­сандр Одоев­ский, поддер­жи­ва­ющий друга и душевным участием, и день­гами.

Рылеев, гото­вящий восстание, прини­мает Кюхель­бе­кера в члены тайного обще­ства. Четыр­на­дца­того декабря с двумя писто­ле­тами за поясом Виль­гельм мечется между москов­ским и финлянд­ским полками, пыта­ется разыс­кать скрыв­ше­гося Трубец­кого. Оказав­шись вместе в братом Мишей и Иваном Пущиным среди офицеров и солдат Гвар­дей­ского экипажа, Виль­гельм трижды целится в вели­кого князя Михаила, но всякий раз случа­ется осечка. По восставшим начи­нают палить из орудий. Виль­гельм хочет поднять людей и повести их в бой, но поздно: оста­ется бросить пистолет в снег и поки­нуть площадь.

Коллеж­ского асес­сора Кюхель­бе­кера по высо­чай­шему пове­лению разыс­ки­вают повсюду. Виль­гельму между тем удается добраться до Закупа, потом попасть в Варшаву, где его узнают по указанным в «афише» приметам и аресто­вы­вают. Дуня пыта­ется хлопо­тать о женихе, доходит до самого Николая, просит разре­шения обвен­чаться с Виль­гельмом и после­до­вать за ним в Сибирь, но полу­чает отказ.

Кюхля томится в одиночной камере, ведя вооб­ра­жа­емые разго­воры с друзьями, вспо­миная прошедшее. Его пере­водят в Дина­бург­скую крепость, по дороге проис­ходит случайная встреча с проез­жа­ющим мимо Пушкиным. Из крепости Виль­гельм пишет Грибо­едову, не зная, что тот уже погиб в Теге­ране. Начи­на­ются последние стран­ствия Кюхли: Баргузин, Акша, Курган, Тобольск.

В Баргу­зине Виль­гельм строит себе избу, поне­многу забы­вает о Дуне, потом полу­чает от нее последнее письмо: «Я реши­лась не ехать к вам. Сердце стареет <...> Нам ведь уже сорок стук­нуло». Виль­гельм женится на грубой и мужи­ко­ватой дочери почт­мей­стера Дронюшке. Через месяц после свадьбы он узнает, что какой-то гвар­деец убил на дуэли Пушкина. По дороге в Курган Виль­гельм три дня проводит в Ялуто­ровске у Пущина, вызывая искреннюю жалость друга и своим дряхлым обликом, и неудав­шейся семейной жизнью. Во время пред­смертной болезни Кюхля видит во сне Грибо­едова, в забытьи говорит с Пушкиным, вспо­ми­нает Дуню. «Он лежал прямой, со вздер­нутой седой бородой, острым носом, поднятым кверху, и зака­тив­ши­мися глазами».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.




время формирования страницы 4.372 ms