Янки из Коннектикута при дворе короля Артура

Краткое содержание рассказа
Читается за 13 минут(ы)

Типичный деловой янки конца XIX в., умеющий сделать любую вещь на свете, получив во время стычки у себя на заводе удар ломом по черепу, попа­дает из промыш­лен­ного штата Коннек­тикут в эпоху короля Артура — скорее, героя многих рыцар­ских романов, чем реаль­ного короля бриттов, на рубеже V — VI вв. нашей эры боров­ше­гося с англо­сак­сами. Оторо­пев­шего янки берет в плен рыцарь, кото­рого наш герой вначале прини­мает за сума­сшед­шего, а замок Артура Камелот за сума­сшедший дом. Глава пажей Кларенс, смеш­ливый хоро­шенький мальчик в ярко красных штанах, похожих на раздво­енную морковку, мимо­ходом сооб­щает ему, что сейчас 19 июня 528 г. В смятении янки припо­ми­нают, что в этом случае через два дня должно состо­яться полное затмение, а его в том году, из кото­рого он прибыл, быть не должно.

Янки приводят в огромный зал с дубовым столом вели­чиной в цирковую арену, вокруг кото­рого в ярких дико­винных одеждах сидит множе­ство мужчин, пьющих из цельных бычьих рогов и заку­сы­ва­ющих мясом прямо с бычьих же костей, которых дожи­да­ется свора псов, то и дело броса­ю­щихся в драку из-за добычи — к общему восторгу присут­ству­ющих. Осле­пи­тельно ярко одетые женщины распо­ла­га­ются на галерее — напротив музы­кантов.

В проме­жутках между соба­чьими драками рыцари, очень друже­любные и внима­тельные друг к другу, зани­ма­ются тем, что чудо­вищно врут о своих воин­ских подвигах и столь же просто­душно выслу­ши­вают чужое вранье. Очевидно, врагов своих они истреб­ляют не из злобы и не из корыстных помыслов, а исклю­чи­тельно из любви к славе.

Пленивший нашего янки сэр Кэй приго­ва­ри­вает его к смерти, однако всех смущает его странный, скорее всего, закол­до­ванный костюм, но знаме­нитый придворный чародей, старец Мерлин, сове­тует его раздеть — и нагота героя снова смущает лишь его одного. Янки выдает себя за еще более могу­ще­ствен­ного чародея и, уже возве­денный на костер, велит солнцу погас­нуть, а потом, восполь­зо­вав­шись общим ужасом, возвра­щает солнце в обмен на сан бессмен­ного мини­стра, обле­чен­ного всей полнотой испол­ни­тельной власти.

Быстро выяс­ня­ется, что шелковые и бархатные наряды очень непрак­тичны, а истин­ного комфорта лишены даже мини­стры — вместе с мылом, свечами, зерка­лами, теле­фоном, газом... С изящным искус­ством тоже обстоит неважно — ни одной цветной рекламы стра­ховой компании на стене. Зато слава! И бешеная зависть стари­кашки Мерлина, распро­стра­ня­ю­щего слухи о чаро­дей­ском бессилии своего конку­рента. С помощью Кларенса и нескольких оружей­ников янки изго­тав­ли­вает поря­дочную порцию пороха и громо­отвод, а затем в ближайшую грозу уничто­жает «небесным огнем» башню Мерлина: «волшеб­ство науки» оказы­ва­ется сильнее уста­ревших чар.

Престиж янки подни­ма­ется еще выше, и все же неиз­ме­римо более могу­ще­ственной оста­ется власть церкви, и вообще, нация не умеет по-насто­я­щему ценить никакие доблести, если они не подкреп­лены павли­ньей родо­словной. В конце концов янки полу­чает от народа един­ственный в стране титул «Хозяин», что не мешает графам и герцогам смот­реть на него свысока. Правда, сэр Саграмор Желанный удосто­и­вает его вызова на поединок из-за случай­ного недо­ра­зу­мения. Сам поединок откла­ды­ва­ется на три-четыре года, покуда сэр Саграмор вернется из очеред­ного стран­ствия в поисках святого Грааля — кубка, в который, по преданию, когда-то была собрана кровь Христа.

В отпу­щенное время янки спешит построить циви­ли­зацию — сначала идет бюро патентов, затем школьная сеть, а затем газета; только газета способна поднять из гроба мертвую нацию. В тихих уголках возни­кают ростки будущих промыш­ленных пред­при­ятий, куда специ­альные агенты соби­рают способных молодых людей. В этих уголках учат еще и свобо­до­мыслию, подка­пы­ва­ю­ще­муся под рыцар­ство и церковь. При этом янки насаж­дает не атеизм, а систему свободных проте­стант­ских конгре­гаций, чтобы каждый мог выбрать себе религию по душе. Элек­три­че­ская циви­ли­зация с теле­графом и теле­фоном разрас­та­ется в подполье, как раска­ленная лава в недрах потух­шего вулкана. Людей, сохра­нивших досто­ин­ство, склонных к само­сто­я­тель­ному мышлению, Хозяин само­лично отправ­ляет на фабрику Людей.

Но его бурную деятель­ность преры­вает нелепая история: ко двору Артура явля­ется никому не известная Алисандра ля Карте­луаз (впослед­ствии пере­име­но­ванная Хозя­ином в Сэнди) и расска­зы­вает, что её госпожа и еще сорок четыре прекрасных девы зато­чены в мрачный замок трех одно­глазых, зато четве­ро­руких вели­канов. Честь осво­бо­дить прекрасных пленниц Артур предо­став­ляет мысленно черты­ха­ю­ще­муся янки. В сопро­вож­дении Сэнди янки отправ­ля­ется на поиски, ибо о картах здесь не имеют понятия. Он пере­носит неис­чис­лимые неудоб­ства, путе­ше­ствуя в панцире, когда невоз­можно ни высмор­каться, ни поче­саться, ни само­сто­я­тельно забраться на лошадь, и тем не менее берет в плен и отправ­ляет ко двору нескольких рыцарей, пере­пу­ганных клубами дыма из его трубки, который янки выпус­кает через забрало.

Слушая болтовню Сэнди, он с грустью вспо­ми­нает «теле­фонную барышню», которую любил в прежней жизни: какое счастье было утром сказать в трубку: «Алло, центральная!» только затем, чтобы услы­шать её голос: «Алло, Хэнк!» И все же приятно встре­тить в пути своего торго­вого агента — стран­ству­ю­щего рыцаря с объяв­ле­ниями на груди и спине: «Мыло Персим­монса! Все прима­донны моются этим мылом!» Произ­вод­ство мыла растет, несмотря на ужасную вонь, от которой король однажды чуть не падает в обморок, а самый знаме­нитый рыцарь Ланселот только ходит по крыше и руга­ется, не считаясь с присут­ствием дам.

Не менее приятно встре­тить и рыцаря, рекла­ми­ру­ю­щего зубные щетки, который пресле­дует обма­нув­шего его коллегу, распро­стра­ня­ю­щего поли­туру для печей.

Наконец стран­ники доби­ра­ются до замка, который за это время силой злых чар оказался превра­щенным в свиной хлев, вели­каны в пастухов, а прекрасные плен­ницы в свиней. Купить все стадо оптом оказа­лось делом нетрудным — гораздо сложнее было, не снимая лат и соблюдая изыс­канную вежли­вость, препро­во­дить пленниц до ночлега, разме­стив их конечно же в доме: янки никогда еще ничего подоб­ного не нюхал! К счастью, удается сдать свиней на руки слугам, чтобы те под присмотром дожи­да­лись своих друзей со всех концов земли. Но, к сожа­лению, отде­латься от не в меру разго­вор­чивой Сэнди ему не удается — её должен отбить в поединке какой-нибудь другой рыцарь.

Янки встре­чает ужасные картины рабства, но хочет его иско­ре­нить руками народа, пока что пора­зи­тельно равно­душ­ного к стра­да­ниям рабов. Затем он узнает, что непо­да­леку, в Долине святости, иссяк чудо­дей­ственный источник и Мерлин уже три дня усиленно колдует над ним, но впустую. Янки обна­ру­жи­вает, что святому колодцу нужен обычный ремонт, и восста­нав­ли­вает его, но для боль­шего эффекта обстав­ляет пуск воды такими пиро­тех­ни­че­скими эффек­тами, что Мерлина отправ­ляют домой на носилках. Новые газеты изоб­ра­жают событие в столь развязном аркан­зас­ском стиле, что даже Хозяина коробит.

В его отсут­ствие король берется вопло­щать идею об экза­мене на офицер­ский чин, и главным требо­ва­нием оказы­ва­ется родо­ви­тость. Но Хозяин находит выход: соста­вить для знатной моло­дежи особый полк Его Вели­че­ства, наде­ленный всевоз­мож­ными приви­ле­гиями, а уж остальные части армии соста­вить из более заурядных мате­ри­алов и требо­вать от них знаний и дисци­плины, раз уж другие доблести им недо­ступны. Янки даже доду­мы­ва­ется сделать службу в придворном полку настолько престижной, что во имя её члены королев­ского дома должны отка­зы­ваться от поль­зо­вания специ­альным королев­ским фондом. Это сулит заметное облег­чение для государ­ствен­ного казна­чей­ства.

Чтобы ближе озна­ко­миться с жизнью просто­на­родья, янки наме­ре­ва­ется отпра­виться в путе­ше­ствие по стране, пере­одев­шись свободным просто­лю­дином. Король в восторге от этой идеи, увязы­ва­ется вместе с ним. Путникам достав­ляет массу хлопот и опас­но­стей гордая осанка короля; однажды Хозяин буквально спасает его от разъ­яренных его бранью рыцарей, бросив под копыта их коней дина­митную бомбу. Король под руко­вод­ством Хозяина пыта­ется овла­деть покорной осанкой, но ему не хватает глав­ного учителя — безна­дежных забот. Зато король удиви­тельно благо­родно ведет себя, столк­нув­шись с черной оспой! И вместе с тем даже в самых вопи­ющих случаях он стано­вится на сторону знатных против незнатных.

Попа­да­ю­щееся им по пути просто­на­родье прояв­ляет в беседах удру­ча­ющую непо­нят­ли­вость и заби­тость, но встре­ча­ются и прояв­ления чувства спра­вед­ли­вости, готов­ности на жертву во имя близких; любой народ, думает янки, способен создать респуб­лику, даже такой угне­тенный, как русский, и такой робкий и нере­ши­тельный, как немецкий.

В конце концов, несмотря на отвагу короля, их с Хозя­ином неза­конным образом продают в рабство с публич­ного торга, причем короля как будто больше всего оскорб­ляет то обсто­я­тель­ство, что за мини­стра дали девять долларов, а за него только семь. Рабо­тор­говец быстро смекает, что «чван­ство» короля (янки умоляет короля не гово­рить о своем королев­ском звании, чтобы не погу­бить их обоих) оттал­ки­вает поку­па­телей, и прини­ма­ется выби­вать из него гордый дух. Но, несмотря на все истя­зания, король оста­ется неслом­ленным. Пытаясь осво­бо­диться, янки и король едва не попа­дают на висе­лицу, но их спасает отряд рыцарей на вело­си­педах, вовремя вызванный по теле­фону Хозя­ином.

Тем временем вернув­шийся сэр Саграмор зате­вает поединок, и янки, несмотря на все ухищ­рения Мерлина, убивает Сагра­мора выстрелом из никем здесь не виден­ного револь­вера. В продол­жение своих побед он вызы­вает на бой все стран­ству­ющее рыцар­ство. Пятьсот всад­ников несутся на него, но несколько выстрелов, каждый раз выби­ва­ющих по седоку, оказы­ва­ется доста­точно, чтобы обра­тить эту лавину в бегство.

Стран­ству­ющее рыцар­ство как институт поги­бает. Начи­на­ется триум­фальное шествие циви­ли­зации. Графы и герцоги стано­вятся желез­но­до­рож­ными кондук­то­рами, стран­ству­ющие рыцари — комми­во­я­же­рами, янки уже плани­рует сменить турниры на состя­зания по бейс­болу. Янки женится на Сэнди и находит, что она сокро­вище. Слыша, как во сне он часто повто­ряет «Алло, центральная!», она решает, что он твердит имя своей бывшей возлюб­ленной, и вели­ко­душно дает это имя родив­шейся у них дочери.

И тут, восполь­зо­вав­шись ею же подстро­енной отлучкой Хозяина, церковь наносит удар — отлу­чение: даже похо­роны проходят без участия священ­ника. Отлу­чению сопут­ствует граж­дан­ская смута. Сэр Ланселот, крупный биржевик, умелыми махи­на­циями обди­рает как липку других держа­телей желез­но­до­рожных акций, в том числе двух племян­ников короля. В отместку те откры­вают Артуру глаза на давнюю связь его супруги Гиневры с Лансе­лотом. Во время развя­зав­шейся войны король поги­бает, а церковь заодно с его убийцей отлу­чает и Хозяина.

Укре­пив­шись в старой Мерли­новой пещере, Хозяин с верным Кларе­ноом и еще пятью­де­сятью двумя юношами дает бой «всей Англии» , ибо, пока он жив, церковь не снимет отлу­чения. При помощи дина­мита и артил­лерии Хозяин уничто­жает рыцар­ский аван­гард огромной армии, но и сам полу­чает удар кинжалом от ране­ного рыцаря, кото­рому он пыта­ется помочь. Пока он выздо­рав­ли­вает, начи­на­ется эпидемия от разло­жения тысяч трупов. Мерлин, чисто выбритый, явля­ется в пещеру под видом одинокой старухи и при помощи каких-то мани­пу­ляций усып­ляет Хозяина на трина­дцать веков.

Возвра­щенный в прежнюю эпоху, Хозяин умирает, повторяя в бреду имена Сэнди и Алло-Центральной.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 3.011 ms