Месяц в деревне

Краткое содержание рассказа
Читается за 10 минут(ы)

Появ­ление нового лица в деревне — всегда событие. Когда летом 184... в богатом имении Исла­евых появился новый домашний учитель, уже сложив­шееся равно­весие оказа­лось неко­торым образом нару­шенным или, во всяком случае, поко­леб­ленным.

С первого же дня полюбил Алексея Нико­ла­е­вича его ученик — деся­ти­летний Коля Ислаев. Учитель смастерил ему лук, ладит воздуш­ного змея, обещает научить плавать. А как ловко лазает он по дере­вьям! Это вам не старый нудный Шааф, препо­да­ющий ему немецкий.

Легко и весело с новым учителем и семна­дца­ти­летней воспи­тан­нице Исла­евых Вере: ходили смот­реть плотину, ловили белку, долго гуляли, много дура­чи­лись. Двадца­ти­летняя служанка Катя тоже заме­тила моло­дого чело­века и как-то пере­ме­ни­лась к Матвею, ухажи­ва­ю­щему за ней.

Но наиболее тонкие процессы произошли в душе хозяйки — Натальи Петровны Исла­евой. Её Аркадий Серге­евич посто­янно занят, вечно что-то строит, усовер­шен­ствует, приводит в порядок. Наталье же Петровне чужды и скучны хозяй­ственные заботы мужа. Скучны и разго­воры друга дома Раки­тина, Да и вообще, он всегда под рукой, его не надо заво­е­вы­вать, он совер­шенно ручной, неопасный: «Наши отно­шения так чисты, так искренни <...> Мы с вами имеем право не только Аркадию, но всем прямо в глаза глядеть...» И все-таки подобные отно­шения не совсем есте­ственны. Его чувство так мирно, оно её не волнует....

Ракитин беспо­ко­ится, что в последнее время Наталья Петровна посто­янно не в духе, в ней проис­ходит какая-то пере­мена. Не по отно­шению ли к нему? При появ­лении Алексея Нико­ла­е­вича она явно ожив­ля­ется. Это заметил и Шпигель­ский, уездный доктор, прие­хавший помочь Боль­шин­цову сосва­тать Веру. Претен­денту сорок восемь лет, неуклюж, неумен, необ­ра­зован. Наталья Петровна удив­лена пред­ло­жению: Вера так ещё молода... Однако, увидев, как Вера шепчет что-то Беляеву и оба смеются, она все же возвра­ща­ется к разго­вору о сватов­стве.

Все больше беспо­ко­ится Ракитин: не начи­нает ли он надо­едать ей? Ничего нет утоми­тельнее неве­се­лого ума. У него нет иллюзий, но он наде­ялся, что её спокойное чувство со временем... Да, сейчас его поло­жение довольно смешно. Вот Наталья Петровна пого­во­рила с Беля­евым, и сразу в лице живость и весе­лость, какой никогда не бывало после разго­вора с ним. Она даже по-дружески призна­ется: этот Беляев произвел на нее довольно сильное впечат­ление. Но не надо преуве­ли­чи­вать. Этот человек заразил её своей моло­до­стью — и только.

Наедине с собой она как бы спохва­ты­ва­ется: пора прекра­тить все это. Верины слезы в ответ на пред­ло­жение Боль­шин­цова как будто вернули ей способ­ность видеть себя в истинном свете. Пусть девочка не плачет. О Боль­шин­цове нет уже и речи. Но ревность вспы­хи­вает вновь, когда Вера призна­ется, что Беляев нравится ей. Наталье Петровне теперь ясно, кто сопер­ница. «Но пого­дите, не все ещё кончено». И тут же ужаса­ется: что это она делает? Бедную девочку хочет замуж выдать за старика. Неужели она ревнует к Вере? Да что она, влюб­лена, что ли? Ну да, влюб­лена! Впервые. Но пора опом­ниться. Мишель (Ракитин) должен помочь ей.

Ракитин считает, что надо поре­ко­мен­до­вать учителю уехать. Да и он сам уедет. Вдруг появ­ля­ется Ислаев. Почему это жена, опер­шись на плечо Раки­тина, прижи­мает платок к глазам? Михаил Алек­сан­дрович готов объяс­ниться, но чуть позже.

Наталья Петровна соби­ра­ется сама объявить Беляеву о необ­хо­ди­мости уехать. Заодно узнает (удер­жаться невоз­можно), точно ли ему нравится эта девчонка? Но из разго­вора с учителем выяс­ня­ется, что он вовсе не любит Веру и сам готов сказать ей об этом, только вряд ли после этого ему удобно будет оста­ваться в доме.

Между тем Анна Семе­новна, маменька Ислаева, тоже была свиде­тель­ницей сцены, пробу­дившей ревность сына, Лиза­вета Богда­новна сооб­щает эту новость Шпигель­скому, но тот успо­ка­и­вает: Михайло Алек­сан­дрович никогда не был чело­веком опасным, у этих умников все язычком выходит, болтовней. Сам же он не таков. Его пред­ло­жение Лиза­вете Богда­новне походит на пред­ло­жение деловое, и оно выслу­шано вполне благо­склонно.

Случай объяс­ниться с Верой пред­ста­вился Беляеву быстро. Вере ясно, что он не любит её и что Наталья Петровна выдала её тайну. Причина понятна: Наталья Петровна сама влюб­лена в учителя. Отсюда и попытки выдать её за Боль­шин­цова. К тому же Беляев оста­ется в доме. Видно, Наталья Петровна сама ещё на что-то наде­ется, ведь Вера ей не опасна. Да и Алексей Нико­ла­евич, может быть, её любит. Учитель крас­неет, и Вере ясно, что она не ошиб­лась. Это свое открытие девушка препод­носит Наталье Петровне. Она уже не кроткая моло­денькая воспи­тан­ница, а оскорб­ленная в своем чувстве женщина.

Сопер­нице вновь стыдно своих поступков. Пора пере­стать хитрить. Решено: с Беля­евым они видятся в последний раз. Она сооб­щает ему об этом, но при этом призна­ется, что любит его, что ревно­вала к Вере, мысленно выда­вала её за Боль­шин­цова, хитро­стью выве­дала её тайну.

Беляев поражен призна­нием женщины, которую почитал за суще­ство высшее, так что теперь он не может заста­вить себя уехать. Нет, Наталья Петровна непре­клонна: они расста­ются навсегда. Беляев подчи­ня­ется: да, надо уехать, и завтра же. Он проща­ется и хочет уйти, услышав же тихое «остань­тесь», прости­рает к ней руки, но тут появ­ля­ется Ракитин: что Наталья Петровна решила насчет Беляева? Ничего. Их разговор следует поза­быть, все кончено, все прошло. Прошло? Ракитин видел, как Беляев смешался, убежал...

Появ­ление Ислаева делает поло­жение ещё более пикантным: «Что это? Продол­жение сего­дняш­него объяс­нения?» Он не скры­вает недо­воль­ства и тревоги. Пусть Мишель расскажет об их с Наташей разго­воре. Заме­ша­тель­ство Раки­тина застав­ляет его спро­сить напрямую, любит ли он его жену? Любит? Так что же делать? Мишель соби­ра­ется уехать... Что ж, приду­мано верно. Но он ведь нена­долго уедет, его ведь здесь и заме­нить некому. В этот момент появ­ля­ется Беляев, и Михаил Алек­сан­дрович сооб­щает ему, что уезжает: для покоя друзей поря­дочный человек должен чем-то и жерт­во­вать. И Алексей Нико­ла­евич поступил бы так же, не правда ли?

Тем временем Наталья Петровна упра­ши­вает Веру простить её, стано­вится перед ней на колени. Но той трудно преодо­леть непри­язнь к сопер­нице, которая добра и мягка только потому, что чувствует себя любимой. И Вера должна оста­ваться у нее в доме! Ни за что, Ей не снести её улыбки, она не может видеть, как Наталья Петровна нежится в своем счастии. Девушка обра­ща­ется к Шпигель­скому: точно ли Боль­шинцов хороший и незлой человек. Доктор руча­ется, что отлич­нейший, чест­нейший и добрейший. (Его крас­но­речие понятно. За Верино согласие обещана ему тройка лошадей.) Что ж, тогда Вера просит пере­дать, что прини­мает пред­ло­жение. Когда Беляев приходит проститься, Вера в ответ на его объяс­нения, почему ему никак нельзя оста­ваться в доме, говорит, что она сама недолго оста­нется здесь и мешать никому не будет.

Через минуту после ухода Беляева она стано­вится свиде­тель­ницей отча­яния и гнева сопер­ницы: он даже не хотел проститься... Кто ему позволил так глупо пере­рвать... Это презрение, наконец... Почему он знает, что она никогда бы не реши­лась... Теперь они обе с Верой равны...

В голосе и во взгляде Натальи Петровны нена­висть, и Вера пыта­ется успо­коить её, сообщив, что недолго будет тяго­тить благо­де­тель­ницу своим присут­ствием. Им вместе жить нельзя. Наталья Петровна, впрочем, опять уже опом­ни­лась. Неужели Верочка хочет её оста­вить? А ведь они обе спасены теперь... Все опять пришло в порядок.

Ислаев, застав жену в расстрой­стве, упре­кает Раки­тина за то, что тот не подго­товил Наташу. Надо было не так вдруг объявить о своем отъезде. А пони­мает ли Наташа, что Михаил Алек­сан­дрович — один из лучших людей? Да, она знает, что он прекрасный человек и все они прекрасные люди... И между тем... Не дого­ворив, Наталья Петровна выбе­гает, закрывая лицо руками. Раки­тину особенно горько такое прощание, но поделом болтуну, да и все к лучшему — пора было прекра­тить эти болез­ненные, эти чахо­точные отно­шения. Однако время ехать. У Ислаева на глазах слезы: «А все-таки... спасибо тебе! Ты — друг, точно!» Но конца сюрпризам будто не пред­ви­дится. Пропал куда-то Алексей Нико­ла­евич. Ракитин объяс­няет причину: Верочка влюби­лась в учителя, и тот, как честный человек...

У Ислаева, есте­ственно, голова кругом. Все улепе­ты­вают, а всё потому, что честные люди. Анна Семе­новна недо­уме­вает ещё больше. Уехал Беляев, уезжает Ракитин, даже доктор, даже Шпигель­ский, зато­ро­пился к больным. Снова рядом оста­нутся только Шааф да Лиза­вета Богда­новна. Что она, кстати, думает обо всей этой истории? Компа­ньонка взды­хает, опус­кает глаза: «...Может быть, и мне недолго придется здесь остаться... И я уезжаю».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 4.464 ms