Хаджи-Мурат

Краткое содержание рассказа
Читается за 8 минут(ы)

В холодный ноябрь­ский вечер 1851 г. Хаджи-Мурат, знаме­нитый наиб имама Шамиля, въез­жает в немирный чечен­ский аул Махкет. Чеченец Садо прини­мает гостя в своей сакле, несмотря на недавний приказ Шамиля задер­жать или убить мятеж­ного наиба,

В эту же ночь из русской крепости Воздви­жен­ской, в пятна­дцати верстах от аула Махкет, выходят в пере­довой караул три солдата с унтер-офицером Пановым. Один из них, весельчак Авдеев, вспо­ми­нает, как от тоски по дому пропил однажды ротные деньги, и в который раз расска­зы­вает, что пошел в солдаты по просьбе матери, вместо семей­ного брата.

На этот караул выходят послан­ники Хаджи-Мурата. Провожая чеченцев в крепость, к князю Ворон­цову, веселый Авдеев расспра­ши­вает об их женах, о детях и заклю­чает: «А какие эти, братец ты мой, голо­лобые ребята хорошие».

Полковой командир Курин­ского полка, сын глав­но­ко­ман­ду­ю­щего, флигель-адъютант князь Воронцов живет в одном из лучших домов крепости с женой Марьей Васи­льевной, знаме­нитой петер­бург­ской краса­вицей, и её маленьким сыном от первого брака. Несмотря на то что жизнь князя пора­жает обита­телей маленькой кавказ­ской крепости своей роскошью, супругам Ворон­цовым кажется, что они терпят здесь большие лишения. Изве­стие о выходе Хаджи-Мурата застает их за игрой в карты с полко­выми офице­рами.

Этой же ночью жители аула Махкет, для очистки себя перед Шамилем, пыта­ются задер­жать Хаджи-Мурата. Отстре­ли­ваясь, тот проры­ва­ется со своим мюридом Элдаром в лес, где ждут его остальные мюриды — аварец Ханефи и чеченец Гамзало. Здесь Хаджи-Мурат ожидает, что ответит князь Воронцов на его пред­ло­жение выйти к русским и начать на их стороне борьбу против Шамиля. Он, как всегда, верит в свое счастье и в то, что на этот раз все удается ему, как это всегда бывало прежде. Вернув­шийся посланник Хан-Магома сооб­щает, что князь обещал принять Хаджи-Мурата как доро­гого гостя.

Рано утром две роты Курин­ского полка выходят на рубку леса. Ротные офицеры за выпивкой обсуж­дают недавнюю смерть в бою гене­рала Слеп­цова. При этом разго­воре никто из них не видит важней­шего — окон­чания чело­ве­че­ской жизни и возвра­щения её к тому источ­нику, из кото­рого она вышла, — а видят только воин­скую лихость моло­дого гене­рала. Во время выхода Хаджи-Мурата пресле­ду­ющие его чеченцы мимо­ходом смер­тельно ранят весе­лого солдата Авдеева; тот умирает в госпи­тале, не успев полу­чить письмо матери о том, что жена его ушла из дому.

Всех русских, впервые видящих «страш­ного горца», пора­жает его добрая, почти детская улыбка, чувство собствен­ного досто­ин­ства и то внимание, прони­ца­тель­ность и спокой­ствие, с кото­рыми он смотрит на окру­жа­ющих. Прием князя Ворон­цова в крепости Воздви­жен­ской оказы­ва­ется лучше, чем ожидал Хаджи-Мурат; но тем меньше он дове­ряет князю. Он требует, чтобы его отпра­вили к самому глав­но­ко­ман­ду­ю­щему, старому князю Ворон­цову, в Тифлис.

Во время встречи в Тифлисе Воронцов-отец прекрасно пони­мает, что не должен верить ни одному слову Хаджи-Мурата, потому что тот всегда оста­нется врагом всему русскому, а теперь всего лишь поко­ря­ется обсто­я­тель­ствам. Хаджи-Мурат в свою очередь пони­мает, что хитрый князь видит его насквозь. При этом оба говорят друг другу совсем проти­во­по­ложное своему пони­манию — то, что необ­хо­димо для успеха пере­го­воров. Хаджи-Мурат уверяет, что будет верно служить русскому царю, чтобы отомстить Шамилю, и руча­ется, что сможет поднять против имама весь Даге­стан. Но для этого надо, чтобы русские выку­пили из плена семью Хаджи-Мурата. Глав­но­ко­ман­ду­ющий обещает поду­мать об этом.

Хаджи-Мурат живет в Тифлисе, посе­щает театр и бал, все более отвергая в душе образ жизни русских. Он расска­зы­вает пристав­лен­ному к нему адъютанту Ворон­цова Лорис-Мели­кову историю своей жизни и вражды с Шамилем. Перед слуша­телем проходит череда жестоких убийств, совер­ша­емых по закону кровной мести и по праву силь­ного. Лорис-Меликов наблю­дает и за мюри­дами Хаджи-Мурата. Один из них, Гамзало, продол­жает считать Шамиля святым и нена­видит всех русских. Другой, Хан-Магома, вышел к русским только из-за того, что легко играет своею и чужими жизнями; так же легко он может в любой момент вернуться к Шамилю. Элдар и Ханефи без рассуж­дения пови­ну­ются Хаджи-Мурату.

Пока Хаджи-Мурат нахо­дится в Тифлисе, по распо­ря­жению импе­ра­тора Николая I в январе 1852 г. пред­при­ни­ма­ется набег в Чечню. В нем прини­мает участие и недавно пере­шедший из гвардии молодой офицер Бутлер. Он ушел из гвардии из-за карточ­ного проиг­рыша и раду­ется теперь хорошей, моло­децкой жизни на Кавказе, стараясь сохра­нить свое поэти­че­ское пред­став­ление о войне. Во время набега разорен аул Махкет, штыком в спину убит подро­сток, бессмыс­ленно зага­жены мечеть и фонтан. Видя все это, чеченцы испы­ты­вают к русским даже не нена­висть, а только гадли­вость, недо­умение и желание истре­бить их, как крыс или ядовитых пауков. Жители аула просят Шамиля о помощи,

Хаджи-Мурат пере­ез­жает в крепость Грозную. Здесь ему позво­ляют иметь сношения с горцами через лазут­чиков, но он не может выез­жать из крепости иначе как с конвоем казаков. Его семья содер­жится в это время под стражей в ауле Ведено, ожидая решения Шамиля о своей участи. Шамиль требует, чтобы Хаджи-Мурат вышел к нему назад до празд­ника байрама, в противном случае угро­жает отдать мать его, старуху Патимат, по аулам и осле­пить люби­мого сына Юсуфа.

Неделю Хаджи-Мурат живет в крепости, в доме майора Петрова. Сожи­тель­ница майора, Марья Дмит­ри­евна, прони­ка­ется уваже­нием к Хаджи-Мурату, чье обхож­дение заметно отли­ча­ется от грубости и пьян­ства, принятых среди полковых офицеров. Между офицером Бутлером и Хаджи-Муратом завя­зы­ва­ется дружба. Бутлера охва­ты­вает «поэзия особенной, энер­ги­че­ской горской жизни», ощутимая в горских песнях, которые поет Ханефи. Особенно пора­жает русского офицера любимая песня Хаджи-Мурата — о неот­вра­ти­мости кровной мести. Вскоре Бутлер стано­вится свиде­телем того, как спокойно Хаджи-Мурат воспри­ни­мает попытку кровной мести ему самому со стороны кумыц­кого князя Арслан-Хана,

Пере­го­воры о выкупе семьи, которые Хаджи-Мурат ведет в Чечне, не имеют успеха. Он возвра­ща­ется в Тифлис, затем пере­ез­жает в небольшой городок Нуху, надеясь хитро­стью или силой все же вырвать семью у Шамиля. Он числится на службе у русского царя и полу­чает пять золотых в день. Но теперь, когда он видит, что русские не торо­пятся осво­бож­дать его семью, Хаджи-Мурат воспри­ни­мает свой выход как страшный поворот в жизни. Он все чаще вспо­ми­нает детство, мать, деда и своего сына. Наконец он решает бежать в горы, ворваться с верными людьми в Ведено, чтобы умереть или осво­бо­дить семью.

Во время верховой прогулки Хаджи-Мурат вместе со своими мюри­дами безжа­лостно убивает конвойных казаков. Он рассчи­ты­вает перейти реку Алазань и таким образом уйти от погони, но ему не удается верхом пере­сечь залитое весенней водой рисовое поле. Погоня насти­гает его, в неравном бою Хаджи-Мурат смер­тельно ранен.

Последние воспо­ми­нания о семье пробе­гают в его вооб­ра­жении, не вызывая более ника­кого чувства; но сража­ется он до послед­него дыхания.

Отсе­ченную от изуро­до­ван­ного тела голову Хаджи-Мурата возят по крепо­стям. В Грозной её пока­зы­вают Бутлеру и Марье Дмит­ри­евне, и они видят, что поси­невшие губы мертвой головы сохра­няют детское доброе выра­жение. Марья Дмит­ри­евна особенно потря­сена жесто­ко­стью «живо­резов», убивших её недав­него посто­яльца и не предавших его тело земле.

История Хаджи-Мурата, присущие ему сила жизни и несги­ба­е­мость вспо­ми­на­ются при взгляде на цветок репей­ника, в полном цвету раздав­ленный людьми посреди вспа­хан­ного поля.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.




время формирования страницы 2.641 ms