Смерть Тарелкина

Краткое содержание рассказа
Читается за 11 минут(ы)

Тарелкин не получил от своего началь­ника Варра­вина ни гроша — не только за дело Муром­ских, но и за многие после­ду­ющие дела. Однако жить продолжал на широкую ногу.

И вот теперь поло­жение его уже не бедственное, а ката­стро­фи­че­ское. Бесчис­ленные креди­торы берут за горло. Ему не мино­вать уволь­нения со службы и долговой тюрьмы.

И это в то время, когда он может сорвать с Варра­вина громадный куш! У него в руках «вся Варра­вин­ская интим­нейшая пере­писка», то есть бумаги, изоб­ли­ча­ющие Варра­вина во взяточ­ни­че­стве и прочих долж­ностных преступ­ле­ниях, — Тарелкин выкрал их у началь­ника.

Но ведь Варравин, кото­рому Тарелкин уже намекнул о бумагах, сотрет его в порошок. Во всяком случае, поможет креди­торам немед­ленно заса­дить его в «сибирку». Как быть? А вот как — имити­ро­вать собственную смерть! С мерт­вого денег не возь­мешь. А вот с Варра­вина Тарелкин «деньги усла­ди­тельно, рубль за рублем, куш за кушем потянет», — пере­ждет годик-другой, а затем, «поме­стив­шись в безопасном месте», начнет зло и дерзко шанта­жи­ро­вать Его Превос­хо­ди­тель­ство!

К тому же и случай для «смерти» самый подхо­дящий. Тарелкин только что — с клад­бища. «Похо­ронил кости» своего това­рища по квар­тире, надвор­ного совет­ника Силы Силыча Копы­лова. А он-то, родимый, как пропи­сано в его форму­ляре (паспорте), «холост. Родни нет, детей нет; семей­ства не имеет». Стало быть, никто о нем не обес­по­ко­ится, даже креди­торы — долгов тоже нет! А форму­лярчик-то его — вот он! у Тарел­кина! Прочие доку­менты и вещички покой­ного Силы Силыча — здесь, на квар­тире. Отлично! «Покойным» теперь будет Тарелкин, а Копылов «живым»!

Тарелкин грими­ру­ется под Копы­лова, шести­де­ся­ти­лет­него старика. Рядится в его одежды. Расста­ется со своим париком, который он носил посто­янно, скрывая плешь. Выни­мает вставные зубы, горбится. Прикле­и­вает бакен­барды... Ни дать ни взять — Копылов!

Да, но теперь нужно похо­ро­нить Тарел­кина — «устроить офици­альную несо­мненную смерть». Для этого уже изве­щена о его кончине полиция. Пригла­шены сослу­живцы на квар­тиру покой­ного. Есть и покойный. В гробу посреди траурно затем­ненной комнаты лежит ватная кукла в мундире Тарел­кина. Дабы к ней близко не подхо­дили и особо в нее не всмат­ри­ва­лись, Тарелкин прика­зы­вает служанке Мавруше наку­пить тухлой рыбы и подло­жить её в гроб, а когда придут сослу­живцы голо­сить и причи­тать: потому, мол, так провонял Тарелкин, что лежит давно, похо­ро­нить нет денег. Пусть-ка они, подлецы, похо­ронят това­рища на свой счет!

В квар­тиру, напол­ненную нестер­пимой вонью, явля­ются чинов­ники во главе с Варра­виным. Мавруша превос­ходно разыг­ры­вает спек­такль. Играет свою роль и зловоние, побуж­да­ющее сослу­живцев поскорее дать Мавруше деньги на похо­роны и убраться вон из смрадной квар­тиры. Все поки­дают её с облег­че­нием.

Один только Варравин страшно обес­по­коен: Мавруша (по наущению Тарел­кина) дала ему знать, что покойный прятал какие-то секретные бумаги, а где? Бог его знает, полиция придет описы­вать имуще­ство — сыщет. Для Варра­вина это — смерть! Он должен найти эти бумаги, пока они не попали в руки властям. И потому он снова возвра­ща­ется на квар­тиру Тарел­кина.

Варравин грозно прика­зы­вает Мавруше пока­зать эти бумаги покой­ного. Но своих писем среди них он, разу­ме­ется, отыс­кать не может. Они за пазухой у Тарел­кина, который, посме­и­ваясь, прячется здесь же, в квар­тире, на копы­лов­ской поло­вине, отде­ленной ширмой.

Наконец заяв­ля­ется и полиция — квар­тальный надзи­ра­тель Расплюев. Да-да, тот самый Расплюев, мошенник и шулер! Теперь он при долж­ности. Варравин тут же заме­чает все свой­ства квар­таль­ного надзи­ра­теля — и тупую услуж­ли­вость, и скудо­умие, и агрес­сив­ность. Они ему на руку. Он прика­зы­вает Расплюеву «опро­сить» Маврушу на предмет неких пропавших бумаг покой­ного. Расплюев «опра­ши­вает» служанку, тыча ей в нос кулаком. Но резуль­тата нет.

Варравин в отча­янии. Для Тарел­кина же, напротив, все скла­ды­ва­ется отлично. Он уже открыто разгу­ли­вает по квар­тире под видом Копы­лова. Уже выносят и гроб с его «телом». И Тарелкин даже произ­носит поми­нальную речь по «усоп­шему» в присут­ствии Варра­вина и прочих чинов­ников. Мрачно-коми­че­ская феерия идет полным ходом!

Тарелкин соби­рает чемо­даны — он поедет из Петер­бурга в Москву и там будет ждать своего часа. За сборами и застает его Расплюев, вернув­шийся на квар­тиру с похорон. Сюда же наби­ва­ются толпой креди­торы, жаждущие взять в оборот долж­ника. Тарелкин с насла­жде­нием их выпро­ва­жи­вает — должник почил, а имуще­ство описано!

Но вот еще один кредитор — какой-то капитан Полу­та­та­ринов... Странно! — такого креди­тора не было у Тарел­кина... И что он, подлец, плетет?! Он якобы одолжил покой­ному золотые часы. И теперь ему нужно их поис­кать — везде! даже в бумагах... Тарелкин еще не дога­ды­ва­ется, что кредитор — его хитро­умный шеф, пере­одев­шийся в поно­шенную военную шинель, прикле­ивший густые усы, напя­ливший парик и зеленые очки.

Впрочем, и Варравин не узнает Тарел­кина. Заго­ва­ривая зубы Расплюеву и уверяя мнимого Копы­лова, что покойник был отъяв­ленным него­дяем и мошен­ником, он роется в шкафах и комодах — ищет свои письма. Тарелкин, забы­ваясь от обиды и злобы, с излишним жаром защи­щает «покой­ного». Слово за слово, — разговор обора­чи­ва­ется скан­далом. Капитан Полу­та­та­ринов, он же Варравин, вдруг заме­чает, что Копылов очень смахи­вает на Тарел­кина — не хватает только волос и зубов. И тут в комоде обна­ру­жи­ва­ются парик и зубы Тарел­кина!!

С помощью Расплюева, связав­шего «покой­ника» поло­тенцем, «Полу­та­та­ринов» силой водру­жает на голову «Копы­лова» парик, встав­ляет ему зубы... Да это же — Тарелкин! Несо­мненно! «Полу­та­та­ринов» хорошо его знал! Расплюев пола­гает, что здесь имеет место случайное сход­ство — ведь он само­лично похо­ронил Тарел­кина. Однако Варравин, оста­ваясь для Расплюева капи­таном Полу­та­та­ри­новым (Тарелкин-то своего шефа уже узнал), сове­тует квар­таль­ному надзи­ра­телю «этого субъ­екта не выпус­кать и аресту подверг­нуть». Расплюев изучает копы­лов­ский паспорт — он, кажется, в порядке.

В эту минуту из поли­цей­ской части явля­ется подчи­ненный Расплюева мушкатер Качала с бума­гами, из которых явствует, что надворный советник Сила Силыч Копылов скон­чался. Ба! Расплюев теперь в полной расте­рян­ности, нет — в ужасе! Копылов умер... Тарелкин умер... А кто же тогда этот фанта­сти­че­ский господин, который по паспорту Копылов, а по виду Тарелкин?!

И вот тут Варравин, продол­жа­ющий играть роль добро­хот­ного капи­тана, берет ситу­ацию в свои руки. Он внушает Расплюеву, что перед ним вурдалак, оборо­тень! Его надо скру­чи­вать верев­ками, тащить в поли­цей­скую часть и сажать в «секрет», то есть в карцер.

Теперь уже для Варра­вина все идет как по маслу. Связанный Тарелкин сидит в «секрете». Расплюев вооду­шев­ленно докла­ды­вает част­ному приставу Оху, что «на квар­тире умер­шего Тарел­кина и умер­шего Копы­лова» он взял оборотня. Дело серьезное. Пристав поры­ва­ется доло­жить о нем по началь­ству. Как вдруг явля­ется Варравин — уже в своем собственном виде. «Вникнув» в дело, он объяв­ляет, что оно архи­се­рьезное — «сверхъ­есте­ственное». За его рассле­до­вание навер­няка будут даны чины и ордена! А если доло­жить началь­ству, оно спустит своего следо­ва­теля — все почести доста­нутся чужаку. Лучше раскру­чи­вать дело самим. Оборотня же для скорейшей раскрутки дела следует пытать жаждой, совер­шенно не давать ему воды: от этого оборотни не умирают, а только приходят в «сильное томление».

Стара­ниями Варра­вина главным следо­ва­телем по делу об оборот­ни­че­стве назна­ча­ется Расплюев. Помо­гает ему Ох, мушка­теры Качала и Шатала.

И дело раскру­чи­ва­ется на полную катушку!

Аресто­вы­ва­ется, изби­ва­ется, допра­ши­ва­ется, сажа­ется в «секретную» или обла­га­ется данью всякий, кто попа­да­ется под руку — от двор­ника и прачки до купца и поме­щика, В страхе перед следо­ва­те­лями свиде­тели дают любые требу­емые пока­зания. Да и как не давать! Дело-то ведь уже не просто «сверхъ­есте­ственное». Дело — государ­ственной важности! Главный оборо­тень, изму­ченный жаждой, чисто­сер­дечно пока­зы­вает, что оборотней — «целая партия». Его сообщ­ники — «весь Петер­бург и вся Москва». Да что там! Расплюев «такого мнения», что оборот­ни­че­ству подвер­жено «все наше отече­ство». А посему «следует поста­но­вить правилом: всякого подвер­гать аресту», всякого «подо­зре­вать» и «хватать»!! «Все наше! — хохоча, вопят Расплюев и Ох. — Всю Россию потре­буем».

Но требу­ется, в сущности, один только Тарелкин. Когда «оборо­тень» от пытки жаждой доходит уже до пред­смерт­ного «томления», явля­ется Варравин. Допрос теперь ведет он.

Он прика­зы­вает Качале принести в «секретную» стаканчик проточной воды и, держа его перед глазами подслед­ствен­ного, смачно расхва­ли­вает содер­жимое — ах, до чего ж хороша водица! Тарелкин может выпить её прямо сейчас! Но только в том случае, если вернет Варра­вину его секретные бумаги. Тарелкин их отдает. Дело сделано. Чиновник снова всех обыграл. Тарел­кину оста­ется только умолять Варра­вина выдать ему хотя бы паспорт Копы­лова — жить-то без паспорта невоз­можно! Получив формуляр и атте­статы Копы­лова, Тарелкин благо­дарит началь­ника — «отца родного» — за милость и убира­ется вон.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 2.396 ms