Школа для дураков

Краткое содержание рассказа
Читается за 7 минут(ы)

Герой учится в специ­альной школе для слабо­умных детей. Но его болезнь отли­ча­ется от того состо­яния, в котором пребы­вает боль­шин­ство его одно­класс­ников. В отличие от них, он не вешает кошек на пожарной лест­нице, не ведет себя глупо и дико, не плюет никому в лицо на больших пере­менках и не мочится в карман. Герой обла­дает, по словам учитель­ницы лите­ра­туры по прозвищу Водо­качка, изби­ра­тельной памятью: он запо­ми­нает только то, что пора­жает его вооб­ра­жение, и поэтому живет так, как хочет сам, а не так, как хотят от него другие. Его пред­став­ления о реаль­ности и реаль­ность как таковая посто­янно смеши­ва­ются, пере­ли­ва­ются друг в друга.

Герой считает, что его болезнь — наслед­ственная, достав­шаяся ему от покойной бабушки. Та часто теряла память, когда смот­рела на что-нибудь красивое. Герой подолгу живет на даче вместе с роди­те­лями, и красота природы окру­жает его посто­янно. Лечащий врач, доктор Заузе, даже сове­тует ему не ездить за город, чтобы не обост­рять болезнь, но герой не может жить без красоты.

Самое тяжелое прояв­ление его болезни — раздво­ение личности, посто­янный диалог с «другим собой». Он чувствует отно­си­тель­ность времени, не может разло­жить жизнь на «вчера», «сегодня», «завтра» — как и вообще не может разла­гать жизнь на элементы, уничто­жать её, анали­зируя. Иногда он чувствует свое полное раство­рение в окру­жа­ющем, и доктор Заузе объяс­няет, что это тоже прояв­ление его болезни.

Директор спец­школы Перилло вводит унизи­тельную «тапочную систему»: каждый ученик должен прино­сить тапочки в мешке, на котором круп­ными буквами должно быть указано, что он учится в школе для слабо­умных. А любимый учитель героя, географ Павел Петрович Норвегов, чаще всего ходит вовсе без обуви — во всяком случае, на даче, где он живет непо­да­леку от героя. Норве­гова сковы­вает солидная, привычная для нормальных людей одежда. Когда он стоит босиком на плат­форме элек­трички, кажется, что он парит над щерба­тыми досками и плев­ками разных досто­инств.

Герой хочет стать таким же честным, как Норвегов — «Павел, он же Савл». Норвегов назы­вает его молодым другом, учеником и това­рищем, расска­зы­вает о Насы­ла­ющем Ветер и смеется над книгой какого-то совет­ского клас­сика, которую дал герою его отец-прокурор. Вместо этой Норвегов дает ему другую книгу, и герой сразу запо­ми­нает слова из нее: «И нам то любо — Христа ради, нашего света, постра­дать». Норвегов говорит, что во всем: в горьких ли кладезях народной мудрости, в сладких ли рече­ниях и речах, в прахе отвер­женных и в страхе прибли­женных, в скиталь­че­ских сумах и в иудиных суммах, в войне и мире, в мареве и в мураве, в стыде и стра­да­ниях, во тьме и свете, в нена­висти и жалости, в жизни и вне её — во всем этом что-то есть, может быть, немного, но есть. Отец-прокурор приходит в бешен­ство от этой дурацкой гали­матьи.

Герой влюблен в трид­ца­ти­летнюю учитель­ницу бота­ники Вету Акатову. Ее отец, академик Акатов, когда-то был арестован за чуждые идеи в биологии, потом отпущен после долгих изде­ва­тельств и теперь тоже живет в дачной мест­ности. Герой мечтает о том, как закончит школу, быстро выучится на инже­нера и женится на Вете, и в то же время осознает неосу­ще­стви­мость этих мечтаний. Вета, как и вообще женщина, оста­ется для него загадкой. От Норве­гова он знает, что отно­шения с женщиной — что-то совсем другое, чем говорят о них циничные надписи в школьном туалете.

Директор, подстре­ка­емый завучем Шейной Трах­тен­берг-Тинберген, уволь­няет Норве­гова с работы за крамолу. Герой пыта­ется проте­сто­вать, но Перилло грозит отпра­вить его в лечеб­ницу. Во время послед­него своего урока, прощаясь с учени­ками, Норвегов говорит о том, что не боится уволь­нения, но ему мучи­тельно больно расстаться с ними, девоч­ками и маль­чи­ками гран­ди­озной эпохи инже­нерно-лите­ра­турных потуг, с Теми Кто Пришли и уйдут, унеся с собою великое право судить, не будучи суди­мыми. Вместо заве­щания он расска­зы­вает им историю о Плот­нике в пустыне. Этот плотник очень хотел рабо­тать — строить дом, лодку, кару­сели или качели. Но в пустыне не было ни гвоздей, ни досок. Однажды в пустыню пришли люди, которые пообе­щали плот­нику и гвозди, и доски, если он поможет им вбить гвозди в руки распи­на­е­мого на кресте. Плотник долго коле­бался, но все-таки согла­сился, потому что он очень хотел полу­чить все необ­хо­димое для любимой работы, чтобы не умереть от безделья. Получив обещанное, плотник много и с удоволь­ствием работал. Распятый, умира­ющий человек однажды позвал его и рассказал, что и сам был плот­ником, и тоже согла­сился вбить несколько гвоздей в руки распи­на­е­мого... «Неужели ты до сих пор не понял, что между нами нет никакой разницы, что ты и я — это один и тот же человек, разве ты не понял, что на кресте, который ты сотворил во имя своего высо­кого плот­ниц­кого мастер­ства, распяли тебя самого и, когда тебя распи­нали, ты сам забивал гвозди».

Вскоре Норвегов умирает. В гроб его кладут в купленной в склад­чину неудобной, солидной одежде.

Герой закан­чи­вает школу и вынужден окунуться в жизнь, где толпы умников рвутся к власти, женщинам, машинам, инже­нерным дипломам. Он расска­зы­вает о том, что точил каран­даши в проку­ра­туре у отца, потом был двор­ником в Мини­стер­стве Тревог, потом — учеником в мастер­ской Леонардо во рву Милан­ской крепости. Однажды Леонардо спросил, каким должно быть лицо на женском порт­рете, и герой ответил: это должно быть лицо Веты Акатовой. Потом он работал контро­лером, кондук­тором, сцеп­щиком, пере­воз­чиком на реке... И всюду он чувствовал себя смелым прав­до­любцем, наслед­ником Савла.

Автору прихо­дится прервать героя: у него кончи­лась бумага. «Весело болтая и пере­счи­тывая карманную мелочь, хлопая друг друга по плечу и насви­стывая дурацкие песенки, мы выходим на тыся­че­ногую улицу и чудесным образом превра­ща­емся в прохожих».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.







время формирования страницы 4.11 ms