Пигмалион

Краткое содержание рассказа
Читается за 9 минут(ы)

Действие пьесы разво­ра­чи­ва­ется в Лондоне. В летний вечер дождь льет как из ведра. Прохожие бегут к Ковент-Гарден­скому рынку и к портику собора св. Павла, где уже укры­лось несколько человек, в том числе и пожилая дама с дочерью, они в вечерних туалетах, ждут, когда Фредди, сын дамы, найдет такси и приедет за ними. Все, кроме одного чело­века с записной книжкой, с нетер­пе­нием всмат­ри­ва­ются в потоки дождя. Вдали появ­ля­ется Фредди, не нашедший такси, и бежит к портику, но по дороге нале­тает на уличную цветоч­ницу, торо­пя­щуюся укрыться от дождя, и выши­бает у нее из рук корзину с фиал­ками. Та разра­жа­ется бранью. Человек с записной книжкой что-то спешно запи­сы­вает. Девушка сокру­ша­ется, что пропали её фиалочки, и умоляет стоя­щего тут же полков­ника купить букетик. Тот, чтобы отвя­заться, дает ей мелочь, но цветов не берет. Кто-то из прохожих обра­щает внимание цветоч­ницы, неряш­ливо одетой и неумытой девушки, что человек с записной книжкой явно строчит на нее донос. Девушка начи­нает хныкать. Тот, однако, уверяет, что он не из полиции, и удив­ляет всех присут­ству­ющих тем, что точно опре­де­ляет проис­хож­дение каждого из них по их произ­но­шению.

Мать Фредди отправ­ляет сына обратно искать такси. Вскоре, правда, дождь прекра­ща­ется, и она с дочерью идет на авто­бусную оста­новку. Полковник прояв­ляет интерес к способ­но­стям чело­века с записной книжкой. Тот пред­став­ля­ется как Генри Хиггинс, созда­тель «Универ­саль­ного алфа­вита Хиггинса». Полковник же оказы­ва­ется автором книги «Разго­ворный санскрит». Фамилия его Пике­ринг. Он долго жил в Индии и приехал в Лондон специ­ально, чтобы позна­ко­миться с профес­сором Хиггинсом. Профес­сору тоже всегда хоте­лось позна­ко­миться с полков­ником. Они уже соби­ра­ются идти ужинать к полков­нику в отель, когда цветоч­ница опять начи­нает просить купить у нее цветочки. Хиггинс бросает ей в корзину горсть монет и уходит с полков­ником. Цветоч­ница видит, что она теперь владеет, по её меркам, огромной суммой. Когда прибы­вает Фредди с наконец пойманным им такси, она садится в машину и, с шумом захлопнув дверцу, уезжает.

На следу­ющее утро Хиггинс у себя дома демон­стри­рует полков­нику Пике­рингу свою фоно­гра­фи­че­скую аппа­ра­туру. Внезапно экономка Хиггинса, миссис Пирс, докла­ды­вает о том, что некая очень простая девушка желает пере­го­во­рить с профес­сором. Входит вчерашняя цветоч­ница. Она пред­став­ля­ется Элизой Дулиттл и сооб­щает, что желает брать у профес­сора уроки фоне­тики, ибо с её произ­но­ше­нием она не может устро­иться на работу. Нака­нуне она слышала, что Хиггинс дает такие уроки. Элиза уверена, что он с радо­стью согла­сится отра­бо­тать те деньги, что вчера, не глядя, бросил в её корзину. Разго­ва­ри­вать о таких суммах ему, разу­ме­ется, смешно, однако Пике­ринг пред­ла­гает Хиггинсу пари. Он подби­вает его дока­зать, что за считанные месяцы может, как уверял нака­нуне, превра­тить уличную цветоч­ницу в герцо­гиню. Хиггинс находит это пред­ло­жение заман­чивым, тем более что Пике­ринг готов, если Хиггинс выиг­рает, опла­тить всю стои­мость обучения Элизы. Миссис Пирс уводит отмы­вать Элизу в ванную комнату.

Через неко­торое время к Хиггинсу приходит отец Элизы. Он мусорщик, простой человек, но пора­жает профес­сора своим прирож­денным крас­но­ре­чием. Хиггинс просит у Дулиттла позво­ления оста­вить его дочь у себя и дает ему за это пять фунтов. Когда появ­ля­ется Элиза, уже вымытая, в япон­ском халате, отец сначала даже не узнает свою дочь. Через пару месяцев Хиггинс приводит Элизу в дом к своей матери, как раз в её приемный день. Он хочет узнать, можно ли уже вводить девушку в свет­ское обще­ство. В гостях у миссис Хиггинс нахо­дятся миссис Эйнс­форд Хилл с дочерью и сыном. Это те самые люди, с кото­рыми Хиггинс стоял под портиком собора в тот день, когда впервые увидел Элизу. Однако они не узнают девушку. Элиза сначала и ведет себя, и разго­ва­ри­вает, как вели­ко­свет­ская леди, а затем пере­ходит на рассказ о своей жизни и исполь­зует при этом такие уличные выра­жения, что все присут­ству­ющие только диву даются. Хиггинс делает вид, что это новый свет­ский жаргон, таким образом сгла­живая ситу­ацию. Элиза поки­дает собрав­шихся, оставляя Фредди в полнейшем восторге.

После этой встречи он начи­нает слать Элизе письма на десяти стра­ницах. После ухода гостей Хиггинс и Пике­ринг напе­ребой, увле­ченно расска­зы­вают миссис Хиггинс о том, как они зани­ма­ются с Элизой, как учат её, вывозят в оперу, на выставки, одевают. Миссис Хиггинс находит, что они обра­ща­ются с девушкой, как с живой куклой. Она согласна с миссис Пирс, которая считает, что они «ни о чем не думают».

Еще через несколько месяцев оба экспе­ри­мен­та­тора вывозят Элизу на вели­ко­свет­ский прием, где она имеет голо­во­кру­жи­тельный успех, все прини­мают её за герцо­гиню. Хиггинс выиг­ры­вает пари.

Придя домой, он насла­жда­ется тем, что экспе­ри­мент, от кото­рого он уже успел подустать, наконец закончен. Он ведет себя и разго­ва­ри­вает в своей обычной грубо­ватой манере, не обращая на Элизу ни малей­шего внимания. Девушка выглядит очень уставшей и грустной, но при этом она осле­пи­тельно красива. Заметно, что в ней накап­ли­ва­ется раздра­жение.

В конце концов она запус­кает в Хиггинса его туфлями. Ей хочется умереть. Она не знает, что с ней дальше будет, как ей жить. Ведь она стала совер­шенно другим чело­веком. Хиггинс уверяет, что все обра­зу­ется. Ей, однако же, удается задеть его, вывести из равно­весия и тем самым хотя бы немного за себя отомстить.

Ночью Элиза сбегает из дома. Наутро Хиггинс и Пике­ринг теряют голову, когда видят, что Элизы нет. Они даже пыта­ются разыс­кать её при помощи полиции. Хиггинс чувствует себя без Элизы как без рук. Он не знает ни где лежат его вещи, ни какие у него назна­чены на день дела. Приез­жает миссис Хиггинс. Затем докла­ды­вают о приходе отца Элизы. Дулиттл очень изме­нился. Теперь он выглядит как зажи­точный буржуа. Он в него­до­вании набра­сы­ва­ется на Хиггинса за то, что по его вине ему пришлось изме­нить свой образ жизни и теперь стать гораздо менее свободным, чем он был прежде. Оказы­ва­ется несколько месяцев назад Хиггинс написал в Америку одному милли­о­неру, осно­вав­шему по всему свету филиалы Лиги моральных реформ, что Дулиттл, простой мусорщик, сейчас самый ориги­нальный мора­лист во всей Англии. Тот умер, а перед смертью завещал Дулиттлу пай в своем тресте на три тысячи годо­вого дохода при условии, что Дулиттл будет читать до шести лекций в год в его Лиге моральных реформ. Он сокру­ша­ется, что сегодня, например, ему даже прихо­дится офици­ально жениться на той, с кем уже несколько лет он прожил без реги­страции отно­шений. И все это потому, что он вынужден теперь выгля­деть как почтенный буржуа. Миссис Хиггинс очень рада, что отец, наконец, может поза­бо­титься о своей изме­нив­шейся дочери, как она того заслу­жи­вает. Хиггинс, однако, и слышать не желает о том, чтобы «вернуть» Дулиттлу Элизу.

Миссис Хиггинс говорит, что знает, где Элиза. Девушка согласна вернуться, если Хиггинс попросит у нее прощения. Хиггинс ни в какую не согла­ша­ется пойти на это. Входит Элиза. Она выра­жает Пике­рингу благо­дар­ность за его обра­щение с ней как с благо­родной дамой. Именно он помог Элизе изме­ниться, несмотря на то что ей прихо­ди­лось жить в доме грубого, неряш­ли­вого и невос­пи­тан­ного Хиггинса. Хиггинс поражен. Элиза добав­ляет, что если он будет продол­жать её «давить», то она отпра­вится к профес­сору Непину, коллеге Хиггинса, и станет у него асси­стенткой и сообщит ему обо всех откры­тиях, сделанных Хиггинсом. После всплеска возму­щения профессор находит, что теперь её пове­дение даже лучше и достойнее, чем то, когда она следила за его вещами и прино­сила ему домашние туфли. Теперь, уверен он, они смогут жить вместе уже не просто как двое мужчин и одна глупая девушка, а как «три дружных старых холо­стяка».

Элиза отправ­ля­ется на свадьбу отца. Судя по всему, она все же оста­нется жить в доме Хиггинса, поскольку успела к нему привя­заться, как и он к ней, и все у них пойдет по-преж­нему.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 2.506 ms