Укрощение строптивой

Краткое содержание рассказа
Читается за 11 минут(ы)

Медник Кристофер Слай засы­пает пьяным сном у порога трак­тира. С охоты возвра­ща­ется лорд с егерями и слугами и, обна­ружив спящего, решает сыграть с ним шутку. Его слуги относят Слая в роскошную постель, моют в души­стой воде, пере­оде­вают в дорогое платье. Когда Слай просы­па­ется, ему говорят, что он — благо­родный лорд, который был охвачен безу­мием и проспал пятна­дцать лет, причем ему снилось, что он медник. Сначала Слай наста­и­вает, что он «разносчик по проис­хож­дению, чесальщик по обра­зо­ванию, медве­жатник по преврат­но­стям судьбы, а по тепе­реш­нему ремеслу — медник», но посте­пенно позво­ляет убедить себя, что он действи­тельно важная персона и женат на очаро­ва­тельной леди (на самом деле это пере­одетый паж лорда). Лорд сердечно пригла­шает в свой замок бродячую актер­скую труппу, посвя­щает её членов в план розыг­рыша, а затем просит их сыграть веселую комедию, якобы для того чтобы помочь мнимому аристо­крату изба­виться от болезни.

Люченцио, сын бога­того пизанца Винченцио, приез­жает в Падую, где соби­ра­ется посвя­тить себя заня­тиям фило­со­фией. Его дове­ренный слуга Транио считает, что при всей предан­ности Аристо­телю «Овидием нельзя прене­бре­гать». На площади появ­ля­ется богатый паду­ан­ский дворянин Баптиста в сопро­вож­дении дочерей — старшей, вздорной и дерзкой Ката­рины, и младшей — тихой и кроткой Бьянки. Здесь же нахо­дятся и два жениха Бьянки: Гортензио и моло­дя­щийся старик Грумио (оба — жители Падуи). Баптиста объяв­ляет им, что не выдаст Бьянку замуж, пока не найдет мужа для старшей дочери. Он просит помочь найти для Бьянки учителей музыки и поэзии, чтобы бедняжка не скучала в вынуж­денном затвор­ни­че­стве. Гортензио и Грумио решают временно забыть о своем сопер­ни­че­стве, чтобы найти мужа для Ката­рины. Это задача не из легких, поскольку «сам черт не сладит с нею, так зловредна» и «при всем богат­стве её отца никто не согла­сится жениться на ведьме из пекла». Люченцио с первого взгляда влюб­ля­ется в кроткую краса­вицу и решает проник­нуть в её дом под видом учителя. Транио, в свою очередь, должен изоб­ра­жать своего госпо­дина и посва­таться к Бьянке через её отца.

Еще один дворянин приез­жает в Падую из Вероны. Это Петруччо — старый друг Гортензио. Он без обиняков призна­ется, что приехал в Падую, «чтоб преуспеть и выгодно жениться». Гортензио в шутку пред­ла­гает ему Ката­рину — ведь она красива и приданое за ней дадут богатое. Петруччо тут же решает идти свататься. Преду­пре­ждения обес­по­ко­ен­ного друга о дурном нраве невесты, её свар­ли­вости и упрям­стве не трогают моло­дого веронца: «Да разве слух мой к шуму не привык? / Да разве не слыхал я львов рычанья?» Гортензио и Грумио согласны опла­тить расходы Петруччо, связанные со сватов­ством. Все отправ­ля­ются в дом Баптисты. Гортензио просит друга пред­ста­вить его как учителя музыки. Грумио соби­ра­ется реко­мен­до­вать в каче­стве учителя поэзии пере­оде­того Люченцио, который лице­мерно обещает поддер­жать сватов­ство реко­мен­да­теля. Транио в костюме Люченцио также объяв­ляет себя претен­дентом на руку Бьянки.

В доме Баптисты Ката­рина приди­ра­ется к плак­сивой сестре и даже колотит её. Появив­шийся в компании Гортензио и всех остальных Петруччо сразу же заяв­ляет, что жаждет увидеть Ката­рину, которая-де «умна, скромна, привет­лива, красива и славится любезным обхож­де­ньем». Он пред­став­ляет Гортензио в каче­стве учителя музыки Личио, а Грумио реко­мен­дует Люченцио как моло­дого ученого по имени Камбио. Петруччо уверяет Баптисту, что завоюет любовь Ката­рины, ведь «она строп­тива, но и он упрям». Его не устра­шает даже то, что Ката­рина сломала лютню об голову мнимого учителя в ответ на невинное заме­чание. При первой встрече с Ката­риной Петруччо жестко и насмеш­ливо пари­рует все её выходки... И полу­чает поще­чину, которую вынужден стер­петь: дворянин не может ударить женщину. Все же он говорит: «Рожден я, чтобы укро­тить тебя / И сделать кошечкой из дикой кошки». Петруччо отправ­ля­ется в Венецию за свадеб­ными подар­ками, прощаясь с Ката­риной словами: «Целуй же, Кет, меня без опасенья! Играем свадьбу в это воскре­сенье!» Грумио и изоб­ра­жа­ющий Люченцио Транио всту­пают в борьбу за руку Бьянки. Баптиста решает отдать дочь тому, кто назначит ей большее наслед­ство после своей смерти («вдовью часть» ). Транио выиг­ры­вает, но Баптиста хочет, чтобы обещания были лично подтвер­ждены Винченцио, отцом Люченцио, который явля­ется истинным хозя­ином капи­тала.

Под ревнивым взором Гортензио Люченцио в образе ученого Камбио объяс­ня­ется Бьянке в любви, якобы проводя урок латыни. Девушка не оста­ется равно­душна к уроку. Гортензио пыта­ется объяс­ниться при помощи гамм, но его ухажи­вания отверг­нуты. В воскре­сенье Петруччо с оскор­би­тельным опоз­да­нием приез­жает на свою свадьбу. Он воссе­дает на заез­женной кляче, у которой хворей больше, чем волос в хвосте. Одет он в нево­об­ра­зимые лохмотья, которые ни за что не желает сменить на приличную одежду. Во время венчания он ведет себя как дикарь: дает пинка священ­нику, выплес­ки­вает вино в лицо поно­марю, хватает Ката­рину за шею и звонко чмокает в губы. После цере­монии, несмотря на просьбы тестя, Петруччо не оста­ется на свадебный пир и сразу увозит Ката­рину, невзирая на её протесты, со словами: «Теперь она имуще­ство мое: / Мой дом, амбар, хозяй­ственная утварь, / Мой конь, осел, мой вол — все, что угодно».

Грумио, слуга Петруччо, явля­ется в заго­родный дом своего хозяина и сооб­щает остальным слугам, что сейчас приедут молодые. Он расска­зы­вает о множе­стве непри­ятных приклю­чений по пути из Падуи: лошадь Ката­рины осту­пи­лась, бедняжка свали­лась в грязь, а муж, вместо того чтобы помочь ей, бросился лупить слугу — самого рассказ­чика. Причем так усерд­ствовал, что Ката­рине пришлось шлепать по грязи, чтобы его отта­щить. Тем временем лошади сбежали. Появив­шись в доме, Петруччо продол­жает безоб­раз­ни­чать: он приди­ра­ется к слугам, сбра­сы­вает на пол якобы подго­ревшее мясо и всю посуду, разо­ряет приго­тов­ленную постель, так что изму­ченная путе­ше­ствием Ката­рина оста­ется без ужина и без сна. В безумном пове­дении Петруччо есть, однако, своя логика: он уподоб­ляет себя соколь­ни­чему, который лишает птицу сна и пищи, чтобы быстрей приру­чить её. «Вот способ укро­тить строп­тивый нрав. / Кто знает лучший, пусть расскажет смело — /И сделает для всех благое дело».

В Падуе Гортензио стано­вится свиде­телем нежной сцены между Бьянкой и Люченцио. Он решает оста­вить Бьянку и жениться на богатой вдове, давно любящей его. «Отныне в женщинах ценить начну / Не красоту, а преданное сердце». Слуги Люченцио встре­чают на улице старого учителя из Мантуи, кото­рого с одоб­рения хозяина решают пред­ста­вить Баптисте как Винченцио. Они морочат голову довер­чи­вому старику, сообщая ему о начав­шейся войне и приказе герцога Паду­ан­ского казнить всех захва­ченных манту­анцев. Транио, разыг­рывая из себя Люченцио, согла­ша­ется «спасти» напу­ган­ного учителя, выдав его за своего отца, который как раз должен прие­хать, чтобы подтвер­дить брачный договор.

Тем временем бедной Ката­рине по-преж­нему не дают ни есть, ни спать, да еще и дразнят при этом. Петруччо с бранью выго­няет из дому порт­ного, принес­шего платье, необы­чайно понра­вив­шееся Ката­рине. То же проис­ходит с галан­те­рей­щиком, принесшим модную шляпку. Поти­хоньку Петруччо говорит ремес­лен­никам, что им заплатят за все. Наконец молодые, сопро­вож­да­емые гостившим у них Гортензио, отправ­ля­ются в Падую наве­стить Баптисту. По дороге Петруччо продол­жает приве­ред­ни­чать: он то объяв­ляет солнце луною и застав­ляет жену подтвер­дить его слова, угрожая иначе тут же вернуться домой, то говорит, что встре­ченный ими по дороге старец — прелестная девица, и пред­ла­гает Ката­рине эту «девицу» поце­ло­вать. У бедняжки уже нет сил сопро­тив­ляться. Старцем оказы­ва­ется не кто иной, как Винченцио, направ­ля­ю­щийся в Падую прове­дать сына. Петруччо обни­мает его, объяс­няет, что нахо­дится с ним в свой­стве, т. к. Бьянка, сестра его жены, наверное уже обвен­чана с Люченцио, и пред­ла­гает прово­дить к нужному дому,

Петруччо, Ката­рина, Винченцио и слуги подъ­ез­жают к дому Люченцио. Старик пред­ла­гает свояку зайти в дом, чтобы вместе выпить, и стучит в дверь. Из окна высо­вы­ва­ется учитель, уже вошедший во вкус роли, и с апломбом гонит «само­званца». Подни­ма­ется неве­ро­ятная кутерьма. Слуги врут самым прав­до­по­добным и забавным образом. Узнав, что Транио выдает себя за его сына, Винченцио в ужасе: он подо­зре­вает слугу в убий­стве госпо­дина и требует заклю­чить его вместе с пособ­ни­ками в тюрьму. Вместо этого в тюрьму по требо­ванию Баптисты волокут его самого — как обман­щика. Сума­тоха конча­ется, когда на площадь выходят насто­ящий Люченцио и Бьянка, которые только что тайно обвен­ча­лись. Люченцио устра­и­вает пир, во время кото­рого Петруччо бьется об заклад на сто крон с Люченцио и Гортензио, уже женив­шимся на вдове, что его жена самая послушная из трех. Его подни­мают на смех, однако и некогда кроткая Бьянка и влюб­ленная вдова отка­зы­ва­ются прийти по просьбе мужей. Только Ката­рина приходит по первому же приказу Петруччо. Потря­сенный Баптиста увели­чи­вает приданое Ката­рины на двадцать тысяч крон — «другая дочь — приданое другое!». По приказу мужа Ката­рина приводит строп­тивых жен и читает им настав­ление: «Как подданный обязан госу­дарю, / Так женщина — супругу своему Теперь я вижу, / Что не копьем — соло­минкой мы бьемся / И только слабо­стью своей сильны. / Чужую роль играть мы не должны».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.







время формирования страницы 4.565 ms