Над пропастью во ржи

Краткое содержание рассказа
Читается за 9 минут(ы)

Семна­дца­ти­летний Холден Колфилд, нахо­дя­щийся в сана­тории, вспо­ми­нает «ту сума­сшедшую историю, которая случи­лась прошлым Рожде­ством», после чего он «чуть не отдал концы», долго болел, а теперь вот проходит курс лечения и вскоре наде­ется вернуться домой.

Его воспо­ми­нания начи­на­ются с того самого дня, когда он ушел из Пэнси, закрытой средней школы в Эгер­стауне, штат Пенсиль­вания. Собственно ушел он не по своей воле — его отчис­лили за акаде­ми­че­скую неуспе­ва­е­мость — из девяти пред­метов в ту четверть он завалил пять. Поло­жение ослож­ня­ется тем, что Пэнси — не первая школа, которую остав­ляет юный герой. До этого он уже бросил Элктон-хилл, поскольку, по его убеж­дению, «там была одна сплошная липа». Впрочем, ощущение того, что вокруг него «липа» — фальшь, притвор­ство и пока­зуха, — не отпус­кает Колфилда на протя­жении всего романа. И взрослые, и сверст­ники, с кото­рыми он встре­ча­ется, вызы­вают в нем раздра­жение, но и одному ему оста­ваться невмо­готу.

Последний день в школе изоби­лует конфлик­тами. Он возвра­ща­ется в Пэнси из Нью-Йорка, куда ездил в каче­стве капи­тана фехто­вальной команды на матч, который не состо­ялся по его вине — он забыл в вагоне метро спор­тивное снаря­жение. Сосед по комнате Стрэд­лейтер просит его напи­сать за него сочи­нение — описать дом или комнату, но Колфилд, любящий делать все по-своему, повест­вует о бейс­больной перчатке своего покой­ного брата Алли, который исписал её стихами и читал их во время матчей. Стрэд­лейтер, прочитав текст, обижа­ется на откло­нив­ше­гося от темы автора, заявляя, что тот подложил ему свинью, но и Колфилд, огор­ченный тем, что Стрэд­лейтер ходил на свидание с девушкой, которая нрави­лась и ему самому, не оста­ется в долгу. Дело конча­ется пота­совкой и разбитым носом Колфилда.

Оказав­шись в Нью-Йорке, он пони­мает, что не может явиться домой и сооб­щить роди­телям о том, что его исклю­чили. Он садится в такси и едет в отель. По дороге он задает свой излюб­ленный вопрос, который не дает ему покоя: «Куда дева­ются утки в Центральном парке, когда пруд замер­зает?» Таксист, разу­ме­ется, удивлен вопросом и инте­ре­су­ется, не смеется ли над ним пассажир. Но тот и не думает изде­ваться, впрочем, вопрос насчет уток, скорее, прояв­ление расте­рян­ности Холдена Колфилда перед слож­но­стью окру­жа­ю­щего мира, нежели интерес к зоологии.

Этот мир и гнетет его, и притя­ги­вает. С людьми ему тяжело, без них — невы­но­симо. Он пыта­ется развлечься в ночном клубе при гости­нице, но ничего хоро­шего из этого не выходит, да и официант отка­зы­ва­ется подать ему спиртное как несо­вер­шен­но­лет­нему. Он отправ­ля­ется в ночной бар в Гринич-Виллидж, где любил бывать его старший брат Д. Б., талант­ливый писа­тель, соблаз­нив­шийся боль­шими гоно­ра­рами сцена­риста в Голли­вуде. По дороге он задает вопрос про уток очеред­ному таксисту, снова не получая вразу­ми­тель­ного ответа. В баре он встре­чает знакомую Д. Б. с каким-то моряком. Девица эта вызы­вает в нем такую непри­язнь, что он поскорее поки­дает бар и отправ­ля­ется пешком в отель.

Лифтер отеля инте­ре­су­ется, не желает ли он девочку — пять долларов на время, пятна­дцать на ночь. Холден дого­ва­ри­ва­ется «на время», но когда девица появ­ля­ется в его номере, не находит в себе сил расстаться со своей невин­но­стью. Ему хочется побол­тать с ней, но она пришла рабо­тать, а коль скоро клиент не готов соот­вет­ство­вать, требует с него десять долларов. Тот напо­ми­нает, что договор был насчет пятерки. Та удаля­ется и вскоре возвра­ща­ется с лифтером. Очередная стычка закан­чи­ва­ется очередным пора­же­нием героя.

Наутро он дого­ва­ри­ва­ется о встрече с Салли Хейс, поки­дает него­сте­при­имный отель, сдает чемо­даны в камеру хранения и начи­нает жизнь бездом­ного. В красной охот­ни­чьей шапке задом наперед, купленной в Нью-Йорке в тот злосчастный день, когда он забыл в метро фехто­вальное снаря­жение, Холден Колфилд слоня­ется по холодным улицам боль­шого города. Посе­щение театра с Салли не приносит ему радости. Пьеса кажется дурацкой, публика, восхи­ща­ю­щаяся знаме­ни­тыми акте­рами Лантами, кошмарной. Спут­ница тоже раздра­жает его все больше и больше.

Вскоре, как и следо­вало ожидать, случа­ется ссора. После спек­такля Холден и Салли отправ­ля­ются пока­таться на коньках, и потом, в баре, герой дает волю пере­пол­нявшим его истер­занную душу чувствам. Объяс­няясь в нелюбви ко всему, что его окру­жает: «Я нена­вижу... Господи, до чего я все это нена­вижу! И не только школу, все нена­вижу. Такси нена­вижу, авто­бусы, где кондуктор орет на тебя, чтобы ты выходил через заднюю площадку, нена­вижу знако­миться с лома­ками, которые назы­вают Лантов „анге­лами“, нена­вижу ездить в лифтах, когда просто хочется выйти на улицу, нена­вижу мерить костюмы у Брукса...»

Его порядком раздра­жает, что Салли не разде­ляет его нега­тив­ного отно­шения к тому, что ему столь немило, а главное, к школе. Когда же он пред­ла­гает ей взять машину и уехать недельки на две пока­таться по новым местам, а она отве­чает отказом, рассу­ди­тельно напо­миная, что «мы, в сущности, еще дети», проис­ходит непо­пра­вимое: Холден произ­носит оскор­би­тельные слова, и Салли удаля­ется в слезах.

Новая встреча — новые разо­ча­ро­вания. Карл Льюс, студент из Прин­стона, слишком сосре­до­точен на своей особе, чтобы проявить сочув­ствие к Холдену, и тот, остав­шись один, напи­ва­ется, звонит Салли, просит у нее прощения, а потом бредет по холод­ному Нью-Йорку и в Центральном парке, возле того самого пруда с утками, роняет пластинку, купленную в подарок младшей сест­ренке Фиби.

Вернув­шись-таки домой — и к своему облег­чению, обна­ружив, что роди­тели ушли в гости, — он вручает Фиби лишь осколки. Но она не сердится. Она вообще, несмотря на свои малые годы, отлично пони­мает состо­яние брата и дога­ды­ва­ется, почему он вернулся домой раньше срока. Именно в разго­воре с Фиби Холден выра­жает свою мечту: «Я себе пред­ставляю, как маленькие ребя­тишки играют вечером в огромном поле во ржи. Тысячи малышей, а кругом ни души, ни одного взрос­лого, кроме меня... И мое дело — ловить ребя­тишек, чтобы они не сорва­лись в пропасть».

Впрочем, Холден не готов к встрече с роди­те­лями, и, одолжив у сест­ренки деньги, отло­женные ею на рожде­ствен­ские подарки, он отправ­ля­ется к своему преж­нему препо­да­ва­телю мистеру Анто­лини. Несмотря на поздний час, тот прини­мает его, устра­и­вает на ночь. Как истинный наставник, он пыта­ется дать ему ряд полезных советов, как строить отно­шения с окру­жа­ющим миром, но Холден слишком устал, чтобы воспри­ни­мать разумные изре­чения. Затем вдруг он просы­па­ется среди ночи и обна­ру­жи­вает у своей кровати учителя, который гладит ему лоб. Запо­до­зрив мистера Анто­лини в дурных наме­ре­ниях, Холден поки­дает его дом и ночует на Центральном вокзале.

Впрочем, он довольно скоро пони­мает, что неверно истол­ковал пове­дение педа­гога, свалял дурака, и это еще больше усили­вает его тоску.

Размышляя, как жить дальше, Холден прини­мает решение податься куда-нибудь на Запад и там в соот­вет­ствии с давней амери­кан­ской тради­цией поста­раться начать все сначала. Он посы­лает Фиби записку, где сооб­щает о своем наме­рении уехать, и просит её прийти в услов­ленное место, так как хочет вернуть одол­женные у нее деньги. Но сест­ренка появ­ля­ется с чемо­даном и заяв­ляет, что едет на Запад с братом. Вольно или невольно маленькая Фиби разыг­ры­вает перед Холденом его самого — она заяв­ляет, что и в школу больше не пойдет, и вообще эта жизнь ей надоела. Холдену, напротив, прихо­дится поне­воле стать на точку зрения здра­вого смысла, забыв на время о своем всео­т­ри­цании. Он прояв­ляет благо­ра­зумие и ответ­ствен­ность и убеж­дает сест­ренку отка­заться от своего наме­рения, уверяя её, что сам никуда не поедет. Он ведет Фиби в зоосад, и там она ката­ется на кару­сели, а он любу­ется ею.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 3.306 ms