Дети Арбата

Краткое содержание рассказа
Читается за 10 минут(ы)

Самый большой дом на Арбате — между Николь­ским и Денежным пере­ул­ками. В нем живут четверо бывших одно­класс­ников. Трое из них: Саша Панкратов, секре­тарь комсо­моль­ской ячейки школы, сын лифтерши Максим Костин и Нина Иванова — состав­ляли в школе спло­ченную группу акти­ви­стов. К ним еще примы­кала дочь извест­ного дипло­мата, боль­ше­вика с доре­во­лю­ци­онным стажем Лена Будя­гина. Четвертый — Юра Шарок, сын порт­ного. Этот лукавый и осто­рожный парень поли­тику нена­видит. В его семье новых хозяев жизни язви­тельно назы­вают «това­ри­щами».

Школа окон­чена. Теперь Нина учитель­ница, Лена — пере­вод­чица. Максим кончает пехотное училище, Саша учится в техни­че­ском вузе, а Юра — в юриди­че­ском. К их компании примы­кает еще Вадим Мара­севич, сын извест­ного врача, он метит в лите­ра­турные и теат­ральные критики. Школь­ница Варя, сестра Нины. Краса­вица Вика Мара­севич, сестра Вадима. Они сидят за столом, встречая новый, 1934 г. Они молоды, не пред­став­ляют себе ни смерти, ни старости, — они рождены для жизни и счастья.

Но у Саши непри­ят­ности. Собственно говоря, из инсти­тута и из комсо­мола его исклю­чили. Непри­ятная история, мелочь: к годов­щине рево­люции выпу­стили стен­га­зету, и кое-кто из факуль­тет­ского началь­ства расценил поме­щенные в ней эпиграммы как враж­дебную вылазку.

Саша побывал в ЦКК, и его восста­но­вили и в инсти­туте, и в комсо­моле. Но вот — ночной звонок в два часа, крас­но­ар­мейцы, понятые... Арест и Бутыр­ская тюрьма.

«За что вы здесь сидите?» — спросил его следо­ва­тель Дьяков на первом допросе. Саша теря­ется в догадках. Чего от него хотят? У него нет разно­гласий с партией, он честен перед ней. Может, дело в Марке Ряза­нове, брате матери, — он влия­телен, первый метал­лург страны...

Марк тем временем пого­ворил о Саше с высо­ко­по­став­лен­ными людьми. Будягин ясно пони­мает: «они» знают, чей Саша племянник. Когда чело­века вводят в состав ЦК, не могут не знать, что его племян­ника аресто­вали.

Березин, заме­сти­тель Ягоды (главы ОПТУ), лучше Будя­гина и лучше Ряза­нова знает, что Панкратов ни в чем не виноват. Честный, идейный парень. Его дело тянется много дальше и выше, выходя через замди­рек­тора Саши­ного инсти­тута Криво­ручко на Ломи­надзе, замнар­кома тяжелой промыш­лен­ности (а нарком Орджо­ни­кидзе). Но даже Березин, член коллегии НКВД, не знает и не может, конечно, знать, что думает об Орджо­ни­кидзе, чело­веке своего ближай­шего окру­жения, Сталин. А думает Сталин вот что: они давно знакомы, слишком давно. Начи­нали в партии вместе. А у вождя нет едино­мыш­лен­ников, есть только сорат­ники. Серго после капи­ту­ляции оппо­зи­ци­о­неров не захотел уничто­жить их. Хочет сохра­нить проти­вовес Сталину? И чем, какими поли­ти­че­скими целями объяс­ня­ется нежная дружба Серго и Кирова?

Софье Алек­сан­дровне велели прийти в Бутырку на свидание с сыном. С собой взять теплые вещи, деньги и продукты. Значит, приговор Саше вынесен. Все это время ей помо­гала Варя Иванова: ходила за продук­тами, возила пере­дачи. Но в тот вечер не зашла — на следу­ющий день они прово­жали Максима и еще одного курсанта на Дальний Восток.

На вокзале Варя увидела Сашу: он покорно шел между двумя крас­но­ар­мей­цами с чемо­даном в руке и заплечной сумкой, бледный и с бородой.

Итак, Саша выслан. Что оста­лось от их компании? Макс на Дальнем Востоке. А Шарок — и это для многих дико — рабо­тает в проку­ра­туре. Юрка Шарок — верши­тель судеб, а чистый, убеж­денный Саша — ссыльный!

Варя как-то встре­тила на Арбате краса­вицу Вику Мара­севич с фран­то­ватым мужчиной. Вика пригла­сила звонить и захо­дить, хотя Варя никогда ей не звонила и к ней не захо­дила. Но тут пошла. И попала в совер­шенно другой мир. Там — стоят в очередях, живут в комму­налках. Здесь — пьют кофе с лике­рами, любу­ются загра­нич­ными модами.

Для Вари нача­лась новая жизнь. «Метро­поль», «Савой», «Нацио­наль»... Коренная моск­вичка, она прежде лишь слышала эти притя­га­тельные названия. Только одета она плохо­вато...

Масса новых знакомств. И среди них — Костя, знаме­нитый бильяр­дист. Он родом из Керчи, а Варя никогда не была на море. Узнав об этом, он сразу пред­ла­гает ехать. Костя — неза­ви­симый, могу­ще­ственный человек, он никому не поко­рится, не потащит под конвоем свой чемодан по перрону...

Вернув­шись из Крыма, Варя и Костя посе­ля­ются у Сашиной мамы, Софьи Алек­сан­дровны. Варя не рабо­тает. Костя даже не разре­шает ей гото­вить. Она одева­ется у лучших портных, приче­сы­ва­ется у самых модных парик­махеров, они посто­янно бывают в театрах, ресто­ранах...

Первую теле­грамму маме Саша отправил из села Богу­чаны Канского округа. Товарищ по ссылке, Борис Соло­вейчик, ввел его в курс местной жизни: в здешних местах можно увидеть кого угодно — мень­ше­виков, эсеров, анар­хи­стов, троц­ки­стов, национал-укло­ни­стов. И действи­тельно, в пути до места Саша знако­мится с самыми разными людьми, и далеко не всех из них инте­ре­сует поли­тика или идео­логия.

Местом ссылки Саше опре­де­ляют деревню Мозгову, в двена­дцати кило­метрах от Кежмы вверх по Ангаре. За квар­тиру с пита­нием он платит деньги, иногда приносит сметаны — чинит обще­ственный сепа­ратор. Сепа­ратор изго­товлен в конце прошлого века, резьба сноси­лась, и несколько раз Саша пере­дает пред­се­да­телю, что надо наре­зать новую. Сепа­ратор в очередной раз лома­ется, пред­се­да­тель обви­няет Сашу в умыш­ленной порче, и они крупно руга­ются на людях.

Объяс­нения прихо­дится давать упол­но­мо­чен­ному НКВД Алфе­рову. Тот растол­ко­вы­вает: аппарат вышел из строя, пред­се­да­телю насчет резьбы никто ничего не пере­давал — да бабы слов «резьба», «гайка», «валик» просто не знают... В общем, за вреди­тель­ство Саше дадут минимум десять лет. Кроме того, дискре­ди­тация колхоз­ного руко­вод­ства.

Сразу после ареста Саша наде­ялся, что все скоро разъ­яс­нится и его осво­бодят, — он чист, а неви­новных партия не нака­зы­вает. Теперь он хорошо пони­мает, что бесправен, но сдаваться не хочет. Решил отве­чать на оскорб­ление оскорб­ле­нием, на плевок — плевком. Конфликт с сепа­ра­тором как-то замят. Надолго ли? Сашей овла­де­вает тоска: он рос в убеж­дении, что будет строить новый мир, теперь у него нет ни надежды, ни цели. Идеей, на которой он вырос, завла­дели бездушные карье­ристы, они попи­рают эту идею и топчут людей, ей преданных. Учитель­ница Нурзида, с которой у него роман, пред­ла­гает ему вариант будущей жизни: после ссылки они заре­ги­стри­ру­ются, Саша возьмет фамилию жены и получит чистый паспорт, без отметок о суди­мости. Тара­канья, запечная жизнь? Нет, на такую Саша не согла­сится никогда! Он чувствует, что меня­ется, да и товарищ по ссылке говорит ему, что не стоит из осколков прежней веры лепить новую. Можно или вернуться к прежним убеж­де­ниям, или оста­вить их навсегда.

Березин пред­ла­гает Шароку посту­пить в Высшую школу НКВД. Тот отка­зы­ва­ется, так как Запо­рожец берет его в ленин­град­ский аппарат НКВД. Это подтвер­ждает подо­зрение Бере­зина: в Ленин­граде гото­вится какая-то акция. Сталин недо­волен поло­же­нием в городе, требует от Кирова репрессий против так назы­ва­емых участ­ников зино­вьев­ской оппо­зиции, хочет развя­зать в Ленин­граде террор. Для чего? Как дето­натор для террора по всей стране? Запо­рожец должен орга­ни­зо­вать такое, перед чем Киров должен будет отсту­пить. Но что? Диверсия, взрыв — Кирова на этом не прове­дешь. Убий­ство одного из сорат­ников Кирова? Позвончее, но не то.

Березин хорошо помнит, как в 1918 г. в Цари­цыне Сталин поучи­тельно сказал ему: «Смерть решает все проблемы. Нет чело­века, и нет проблем».

Вечером Березин впервые зашел к Будя­гину и в разго­воре мельком сообщил, что Запо­рожец под стро­жайшим секретом подби­рает в Питере своих людей. Будягин оценил сказанное в полной мере и утром передал Орджо­ни­кидзе.

Но Орджо­ни­кидзе и Будя­гину в голову не пришло то, о чем сразу дога­дался кадровый чекист Березин.

У Вари слож­ности с Костей — ведь, в сущности, сбли­жаясь с ним она его не знала. Выяс­ня­ется, что он женат, хотя якобы женился из-за прописки. Он игрок, сегодня богат, завтра станет беднее всех. Может проиг­рать и её саму. Хватит! Ей пора идти рабо­тать. Прия­тели устра­и­вают её в Бюро по проек­ти­ро­ванию гости­ницы «Москва» чертеж­ницей.

С Костей все хуже. Они чужие люди, и самое лучшее — разой­тись. С Софьей Алек­сан­дровной и её сосе­дями по комму­налке Варя все чаще говорит о Саше, все чаще думает о нем. Да, она ценит свою и чужую неза­ви­си­мость, решает все сама, не осто­рожна, не умеет отка­зы­вать себе в удоволь­ствиях — на этом и попа­лась. Ну что ж, с Костей покон­чено, еще не поздно изме­нить свою жизнь. В письме Софьи Алек­сан­дровны, адре­со­ванном Саше, она делает приписку от себя.

Прочитав Варины строки, Саша испы­ты­вает острое, щемящее чувство любви и влечения к этой девочке. Все еще впереди! Но пришедший к нему в гости товарищ-ссыльный хмур и озабочен. Он принес плохие новости — 1 декабря в Ленин­граде убит Киров. И кто бы это ни сделал, можно сказать с уверен­но­стью: насту­пают черные времена.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.729 ms