Витязь в тигровой шкуре

Краткое содержание рассказа
Читается за 20 минут(ы)

Некогда в Аравии правил славный царь Ростеван, и была у него един­ственная дочь — прекрасная Тинатин. Пред­чув­ствуя близкую старость, повелел Ростеван ещё при жизни своей возвести дочь на престол, о чем и сообщил визирям. Те благо­склонно приняли решение мудрого владыки, ведь «Хоть царем девица будет — и её создал творец. Львенок львенком оста­ется, будь то самка иль самец». В день восше­ствия Тинатин на престол Ростеван и его верный спаспет (воена­чальник) и воспи­танник Автандил, давно страстно влюб­ленный в Тинатин, сгово­ри­лись наутро следу­ю­щего дня устроить охоту и посо­стя­заться в искус­стве стрельбы из лука.

Выехав на состя­зание (в котором, на радость Росте­вану, побе­ди­телем оказался его воспи­танник), царь заметил вдалеке одинокую фигуру всад­ника, обла­чен­ного в тигровую шкуру, и послал за ним гонца. Но посланец возвра­тился к Росте­вану ни с чем, витязь не отклик­нулся на призыв слав­ного царя. Разгне­ванный Ростеван велит двена­дцати воинам взять незна­комца в полон, но, завидев отряд, рыцарь, словно очнув­шись, смахнул слезы с глаз и разметал возна­ме­рив­шихся было пленить его воинов плетью. Такая же участь постигла и следу­ющий отряд, посланный в погоню. Затем за таин­ственным незна­комцем поскакал сам Ростеван с верным Автан­дилом, но, заметив прибли­жение госу­даря, чуже­странец хлестнул коня и «как бес исчез в простран­стве» столь же внезапно, как и явился.

Ростеван уеди­нился в своих покоях, не желая видеть никого, кроме возлюб­ленной дочери. Тинатин сове­тует отцу послать надежных людей искать витязя по миру и разуз­нать, «человек ли он или дьявол». Поле­тели гонцы в четыре конца света, исхо­дили полземли, но того, кто знал стра­дальца, так и не встре­тили.

Тинатин на радость Автан­дилу призы­вает его в свои чертоги и велит во имя его любви к ней три года искать по всей земле таин­ствен­ного незна­комца, и, если он исполнит её наказ, она станет его женой. Отправ­ляясь на поиски витязя в тигровой шкуре, Автандил в письме почти­тельно проща­ется с Росте­ваном и остав­ляет вместо себя охра­нять от врагов царство своего друга и прибли­жен­ного Шерма­дина.

И вот «Всю Аравию проехав за четыре пере­хода», «По лицу земли скитаясь, беспри­ютен и убог, / Посетил он за три года каждый малый уголок». Так и не сумев напасть на след зага­доч­ного витязя, «одичав в сердечной муке», решил было Автандил повер­нуть назад своего коня, как увидел вдруг шестерых утом­ленных и изра­ненных путников, которые пове­дали ему о том, что повстре­чали на охоте витязя, погру­жен­ного в раздумья и обла­чен­ного в тигровую шкуру. Витязь тот оказал им достойное сопро­тив­ление и «умчался горде­ливый, как светило из светил».

Два дня и две ночи пресле­довал Автандил витязя, пока, наконец, тот не пере­ехал горную речку, а Автандил, взобрав­шись на дерево и укрыв­шись в его кроне, не стал свиде­телем тому, как навстречу рыцарю вышла из чащи леса девушка (звали её Асмат), и, обняв­шись, они долго рыдали над ручьем, горюя о том, что так и не удалось им доселе найти некую прекрасную деву. Наутро эта сцена повто­ри­лась, и, распро­стив­шись с Асмат, витязь продолжил свой скорбный путь.

Автандил, заго­ворив с Асмат, пыта­ется выве­дать у нее тайну столь стран­ного пове­дения рыцаря. Долго не реша­ется она поде­литься с Автан­дилом своею печалью, наконец расска­зы­вает, что зага­доч­ного рыцаря зовут Тариэл, что она — его рабыня. В это время разда­ется стук копыт — это возвра­ща­ется Тариэл. Автандил укры­ва­ется в пещере, а Асмат расска­зы­вает Тариэлу о нежданном госте, и Тариэл и Автандил, два мидж­нура (то есть влюб­ленные, те, кто посвятил свою жизнь служению возлюб­ленной), радостно привет­ствуют друг друга и стано­вятся побра­ти­мами. Автандил первым расска­зы­вает свою историю о любви к Тинатин, прекрасной обла­да­тель­нице аравий­ского престола, и о том, что это по её воле три года скитался он в пустыне в поисках Тариэла. В ответ Тариэл расска­зы­вает ему свою повесть.

...Некогда в Индо­стане было семь царей, шесть из которых почи­тали своим владыкой Фарса­дана — щедрого и мудрого прави­теля. Отец Тариэла, славный Саридан, «гроза врагов, / Управлял своим уделом, супо­статов поборов». Но, добив­шись поче­стей и славы, стал томиться одино­че­ством и тоже по доброй воле отдал свои владения Фарса­дану. Но благо­родный Фарсадан отка­зался от щедрого дара и оставил Сари­дана едино­властным прави­телем своего удела, приблизил его к себе и почитал, как брата. При царском же дворе воспи­ты­вался в неге и почи­тании и сам Тариэл. Тем временем у царской четы роди­лась краса­вица дочь — Нестан-Дареджан. Когда Тариэлу было пятна­дцать лет, Саридан скон­чался, и Фарсадан с царицею пере­дали ему «сан отцов­ский — полко­водца всей страны».

Краса­вица Нестан-Дареджан же тем временем подросла и пленила жгучей стра­стью сердце отваж­ного Тариэла. Как-то раз в разгар пирше­ства Нестан-Дареджан прислала к Тариэлу свою рабыню Асмат с посла­нием, которое гласило: «Жалкий обморок и слабость — их ли ты зовешь любовью? / Не приятней ли мидж­нуру слава, купленная кровью?» Нестан пред­ла­гала Тариэлу объявить войну хатавам (необ­хо­димо отме­тить, что действие в поэме проис­ходит как в реальных, так и в вымыш­ленных странах), заслу­жить в «столк­но­вении кровавом» почет и славу — и тогда она отдаст Тариэлу руку и сердце.

Тариэл высту­пает в поход на хатавов и возвра­ща­ется к Фарса­дану с победой, разбив полчища хатав­ского хана Рамаза. Наутро после возвра­щения к терза­е­мому любовной мукой герою приходит за советом царственная чета, которой невдомек были чувства, испы­ты­ва­емые юношей к их дочери: кому отдать в жены един­ственную дочь и наслед­ницу престола? Оказа­лось, что шах Хорезма прочит в мужья Нестан-Дареджан своего сына, и Фарсадан с царицей благо­склонно воспри­ни­мают его сватов­ство. Асмат явля­ется за Тари­элом, чтобы препро­во­дить его в чертоги Нестан-Дареджан. Та упре­кает Тариэла во лжи, говорит, что она обма­ну­лась, назвав себя его возлюб­ленной, ведь её против воли отдают «за царе­вича чужого», а он лишь согла­ша­ется с реше­нием её отца. Но Тариэл разубеж­дает Нестан-Дареджан, он уверен, что ему одному суждено стать её супругом и прави­телем Индо­стана. Нестан велит Тариэлу убить неже­лан­ного гостя, дабы их страна вовек не доста­лась врагу, и самому взойти на престол.

Выполнив наказ возлюб­ленной, герой обра­ща­ется к Фарса­дану: «Твой престол теперь за мною оста­ется по уставу», фарсадан разгневан, он уверен в том, что это его сестра, колдунья Давар, надо­умила влюб­ленных на столь коварный поступок, и грозится распра­виться с нею. Давар напус­ка­ется на царевну с великой бранью, и в это время в покоях возни­кают «два раба, по виду каджи» (сказочные персо­нажи грузин­ского фольк­лора), втал­ки­вают Нестан в ковчег и уносят к морю. Давар в горе зака­лы­вает себя мечом. В тот же день Тариэл с пятью­де­сятью воинами отправ­ля­ется на поиски возлюб­ленной. Но тщетно — нигде не удалось ему отыс­кать даже следов прекрасной царевны.

Как-то раз в своих скита­ниях повстречал Тариэл отваж­ного Нурадин-Фридона, госу­даря Муль­га­зан­зара, воюю­щего против своего дяди, стре­мя­ще­гося раско­лоть страну. Рыцари, «заключив союз сердечный», дают друг другу обет вечной дружбы. Тариэл помо­гает Фридону побе­дить врага и восста­но­вить в его царстве мир и спокой­ствие. В одном из разго­воров Фридон поведал Тариэлу о том, что однажды, прогу­ли­ваясь берегом моря, дове­лось ему увидеть странную ладью, из которой, когда та прича­лила к берегу, вышла дева несрав­ненной красоты. Тариэл конечно же узнал в ней свою возлюб­ленную, рассказал Фридону свою печальную повесть, и Фридон тотчас отправил море­ходов «по различным дальним странам» с наказом отыс­кать плен­ницу. Но «пона­прасну море­ходы исхо­дили край земли, / Никаких следов царевны эти люди не нашли».

Тариэл, простив­шись с побра­тимом и получив от того в подарок воро­ного коня, вновь отпра­вился на поиски, но, отча­яв­шись отыс­кать возлюб­ленную, нашел приют в уеди­ненной пещере, у которой и повстречал его, обла­чен­ного в тигровую шкуру, Автандил («Образ пламенной тигрицы сходен с девою моей, / Потому мне шкура тигра из одежд всего милей»).

Автандил решает вернуться к Тинатин, расска­зать ей обо всем, а затем вновь присо­еди­ниться к Тариэлу и помочь ему в поисках.

...С великой радо­стью встре­тили Автан­дила при дворе мудрого Росте­вана, а Тинатин, «словно райское алоэ над долиною Евфрата ждала на троне, изукра­шенном богато». Хоть и тяжела была Автан­дилу новая разлука с возлюб­ленной, хоть и проти­вился Ростеван его отъезду, но слово, данное другу, гнало его прочь от родных, и Автандил во второй раз, уже тайно, уезжает из Аравии, наказав верному Шерма­дину свято испол­нять его обязан­ности воена­чаль­ника. Уезжая, Автандил остав­ляет Росте­вану заве­щание, свое­об­разный гимн любви и дружбе.

Подъ­ехав к поки­нутой им пещере, в которой укры­вался Тариэл, Автандил застает там одну лишь Асмат — не выдержав душевных мук, Тариэл один отпра­вился на поиски Нестан-Дареджан.

Во второй раз настигнув друга, Автандил находит его в крайней степени отча­янья, с трудом удалось ему вернуть к жизни изра­нен­ного в схватке со львом и тигрицей Тариэла. Друзья возвра­ща­ются в пещеру, и Автандил решает отпра­виться в Муль­га­занзар к Фридону, дабы подробнее расспро­сить его о том, при каких обсто­я­тель­ствах дове­лось ему увидеть солн­це­ликую Нестан.

На семи­де­сятый день прибыл Автандил во владения Фридона. «Под охраной двух дозорных к нам явилась та девица, — поведал ему с поче­стями встре­тивший его Фридон. — Оба были словно сажа, только дева — свет­ло­лица. / Взял я меч, коня пришпорил, чтоб со стра­жами сразиться, / Но неве­домая лодка скры­лась в море, точно птица».

Вновь трога­ется в путь славный Автандил, «много встречных за сто суток расспросил он по базарам, / Но о деве не услышал, лишь потратил время даром», покуда не встретил караван торговцев из Багдада, пред­во­ди­телем кото­рого был почтенный старец Усам. Автандил помог Усаму одолеть морских разбой­ников, грабящих их караван, Усам пред­ложил ему в благо­дар­ность все свои товары, но Автандил попросил лишь простое платье и возмож­ность укрыться от чужих взоров, «притво­рив­шись стар­шиною» купе­че­ского кара­вана.

Так, под видом простого купца, прибыл Автандил в примор­ский дивный город Гулан­шаро, в котором «цветы благо­ухают и не вянут никогда». Автандил разложил под дере­вьями свой товар, и подошел к нему садовник имени­того купца Усена и поведал о том, что хозяин его нынче в отъезде, но «здесь Фатьма-хатун при доме, госпожа его супруга, / Весела она, любезна, любит гостя в час досуга». Прознав о том, что в их город прибыл именитый торговец, к тому же «словно месяц семи­дневный, он красивее платана», Фатьма тотчас велела препро­во­дить торговца во дворец. «По летам немо­лодая, но красивая собою» Фатьма влюби­лась в Автан­дила. «Пламя крепло, возрас­тало, / Обна­ру­жи­ва­лась тайна, как хозяйка ни скры­вала», и вот, во время одного из свиданий, когда Автандил с Фатьмою «цело­ва­лись за беседою совместной», распах­ну­лась дверь алькова и на пороге появился грозный воин, посу­ливший Фатьме за её распут­ство великую кару. «Всех детей своих от страха загры­зешь ты, как волчица!» — бросил он ей в лицо и удалился. В отча­янье зали­лась Фатьма слезами, горько казня себя, и умолила Автан­дила убить Чачна­гира (так звали воина) и снять у него с пальца пода­ренный ею перстень. Исполнил Автандил просьбу Фатьмы, а та расска­зала ему о своей встрече с Нестан-Дареджан.

Как-то на празд­нике у царицы Фатьма зашла в беседку, что была возве­дена на скале, и, отворив окно и посмотрев на море, увидела, как к берегу пристала ладья, из нее в сопро­вож­дении двух черно­кожих вышла девушка, красота которой затме­вала солнце. Фатьма пове­лела рабам выку­пить у стражей деву, а «если торг не состо­ится», умерт­вить их. Так оно и случи­лось. Фатьма укрыла «солн­цеокую Нестан в потайных покоях, но девушка продол­жала денно и нощно лить слезы и ничего о себе не расска­зы­вала. Наконец Фатьма реши­лась открыться мужу, который с великой радо­стью принял незна­комку, но Нестан оста­ва­лась по-преж­нему молча­лива и «уста свои, как розы, над жемчу­жи­нами сжала». В один из дней Усен отпра­вился на пир к царю, кото­рому был «друг-прия­тель» и, желая воздать ему за его благо­склон­ность, посулил в невестки «деву, сходную с чинаром». Фатьма же тотчас усадила Нестан на быст­ро­но­гого коня и отослала прочь. Посе­ли­лась в сердце Фатьмы печаль об участи прекрас­но­ликой незна­комки. Как-то раз, проходя мимо харчевни, Фатьма услы­шала рассказ раба вели­кого царя, пове­ли­теля Каджети (страны злых духов — каджей), о том, что после кончины его хозяина править страной стала сестра царя Дулар­духт, что она «вели­чава, как скала» и на попе­чении у нее оста­лось два царе­вича. Раб этот оказался в отряде воинов, которые промыш­ляли разбоем. В одну из ночей, скитаясь по степи, они увидели всад­ника, лицо кото­рого «в тумане, точно молния, свер­кало». Признав в нем деву, воины тотчас пленили её — «не прислу­ша­лась девица ни к мольбам, ни к уговорам Только сумрачно молчала пред разбой­ни­чьим дозором, / И людей она, как аспид, обли­вала гневным взором».

В тот же день Фатьма послала в Каджети двух рабов с пору­че­нием отыс­кать Нестан-Дареджан. В три дня воро­ти­лись рабы с изве­стием, что Нестан уже помолв­лена с царе­вичем Каджети, что Дулар­духт соби­ра­ется ехать за море на похо­роны своей сестры и что колдунов и чаро­деев она берет с собой, «ибо путь её опасен, а враги готовы к бою». Но крепость каджей непри­ступна, она распо­ло­жена на вершине отвесной скалы, и «десять тысяч лучших стражей охра­няют укреп­ленье».

Так откры­лось Автан­дилу место­пре­бы­вание Нестан. В ту ночь Фатьма «на ложе счастье полное вкусила, / Хоть, по правде, неохотны были ласки Автан­дила», томи­мого по Тинатин. Наутро Автандил поведал Фатьме историю о том, «как одетый в шкуру тигра терпит горя изобилье», и попросил послать к Нестан-Дареджан одного из своих колдунов. Вскоре колдун воро­тился с наказом от Нестан не ходить Тариэлу в поход на Каджети, ибо она «умрет двойною смертью, коль умрет он в день сраженья».

Призвав к себе рабов Фридона и щедро одарив их, Автандил велел им ехать к их пове­ли­телю и просить собрать войско и высту­пить на Каджети, сам же пересек море на попутной галере и поспешил с доброй вестью к Тариэлу. Не было предела счастью витязя и его верной Асмат.

Втроем друзья «в край Фридона степью двину­лись глухою» и вскоре благо­по­лучно прибыли ко двору прави­теля Муль­га­зан­зара. Посо­ве­щав­шись, Тариэл, Автандил и Фридон решили немедля, до возвра­щения Дулар­духт, высту­пить в поход на крепость, что «цепью скал непро­хо­димых от врагов ограж­дена». С отрядом в триста человек день и ночь спешили витязи, «не давая спать дружине».

«Поле битвы побра­тимы поде­лили меж собою. / Каждый воин в их отряде уподо­бился герою». В одно­часье были побеж­дены защит­ники грозной крепости. Тариэл же, сметая все на своем пути, кинулся к своей возлюб­ленной, и «разой­тись была не в силах эта пара свет­ло­лица. / Розы губ, припав друг к другу, не могли разъ­еди­ниться».

Навьючив на три тысячи мулов и верблюдов богатую добычу, витязи вместе с прекрасной царевной отпра­ви­лись к Фатьме, чтобы отбла­го­да­рить её. Все добытое в каджет­ском бою препод­несли они в дар прави­телю Гулан­шаро, который с вели­кими поче­стями встретил гостей и также одарил их бога­тыми подар­ками. Затем герои отпра­ви­лись в царство Фридона, «и тогда великий праздник наступил в Муль­га­зан­заре. Восемь дней, играя свадьбу, весе­ли­лась вся страна. Били бубны и кимвалы, арфы пели дотемна». На пиру Тариэл вызвался ехать вместе с Автан­дилом в Аравию и быть его сватом: «Где словами, где мечами все устроим мы дела там. / Не женив тебя на деве, не хочу я быть женатым!» «Ни меч, ни крас­но­речье не помогут в том краю, / Где послал мне Бог царицу солн­це­ликую мою!» — отвечал Автандил и напомнил Тариэлу о том, что пришла пора овла­деть ему индий­ским престолом, и в день, «когда осуще­ствятся эти замыш­ленья», он вернется в Аравию. Но Тариэл непре­клонен в решении помочь Другу. К нему присо­еди­ня­ется и доблестный Фридон, и вот уже «львы, покинув края Фридона, шли в веселье небы­валом» и в некий день достигли аравий­ской стороны.

Тариэл послал к Росте­вану гонца с посла­нием, и Ростеван с много­чис­ленною свитою выехал навстречу славным витязям и прекрасной Нестан-Дареджан.

Тариэл просит Росте­вана быть мило­стивым к Автан­дилу, который некогда без его благо­сло­вения уехал на поиски витязя в тигровой шкуре. Ростеван с радо­стью прощает своего воена­чаль­ника, даруя ему в жены дочь, а вместе с нею и аравий­ский престол. «Указав на Автан­дила, царь сказал своей дружине: «Вот вам царь. По воле Божьей он царит в моей твер­дыне». Следует свадьба Автан­дила и Тинатин.

Тем временем на гори­зонте появ­ля­ется караван в черных траурных одеждах. Расспросив верхо­вода, герои узнают о том, что царь индов Фарсадан, «милой дочери лишив­шись», не вынес горя и умер, а к Индо­стану подошли хатавы, «обсту­пили ратью дикой», и пред­во­ди­тель­ствует ими хая Рамаз, «что с царем Египта не всту­пает в прере­канье».

«Тариэл, услышав это, медлить более не стал, / И трех­дневную дорогу он за сутки проскакал». Побра­тимы конечно же отпра­ви­лись вместе с ним и в одно­часье одолели несметную хатав­скую рать. Мать-царица соеди­нила руки Тариэла и Нестан-Дареджан, и «на высоком царском троне Тариэл воссел с женою». «Семь престолов Индо­стана, все отцов­ские владенья / полу­чили там супруги, утолив свои стрем­ленья. / Наконец они, стра­дальцы, поза­были про мученья: / Только тот оценит радость, кто познает огор­ченья».

Так стали править в своих странах три доблестных рыцаря-побра­тима: Тариэл в Индо­стане, Автандил в Аравии и Фридон в Муль­га­зан­заре, и «мило­сердные дела их всюду сыпа­лись, как снег».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 18.603 ms