Живи и помни

Краткое содержание рассказа
Читается за 7 минут(ы)

Случи­лось так, что в последний военный год в далёкое село на Ангаре тайком с войны возвра­ща­ется местный житель Андрей Гуськов. Дезертир не думает, что в отчем доме его встретят с распро­стёр­тыми объя­тиями, но в пони­мание жены верит и не обма­ны­ва­ется. Его супруга Настена хотя и боится себе в этом признаться, но чутьём пони­мает, что муж вернулся, есть тому несколько примет. Любит ли она его? Вышла замуж Настена не по любви, четыре года её заму­же­ства не были такими уж счаст­ли­выми, но она очень предана своему мужику, поскольку, рано остав­шись без роди­телей, она впервые в жизни обрела в его доме защиту и надеж­ность. «Сгово­ри­лись они быстро: Настену подстег­нуло и то, что надоело ей жить у тётки в работ­ницах гнуть спину на чужую семью...»

Настена кину­лась в заму­же­ство как в воду — без лишних раздумий: все равно придётся выхо­дить, без этого мало кто обхо­дится — чего же тянуть? И что ждёт её в новой семье и чужой деревне, пред­став­ляла плохо. А полу­чи­лось так, что из работниц она попала в работ­ницы, только двор другой, хозяй­ство покрупней да спрос построже. «Может, отно­шение к ней в новой семье было бы получше, если бы она родила ребёнка, но детей нет».

Бездет­ность и застав­ляла Настену терпеть все. С детства слышала она, что полая без ребя­тишек баба — уже и не баба, а только полбабы. Так к началу войны ничего из усилий Настены и Андрея не выходит. Вино­ватой Настена считает себя. «Лишь однажды, когда Андрей, попрекая её, сказал что-то уж совсем невы­но­симое, она с обиды отве­тила, что неиз­вестно ещё, кто из них причина — она или он, других мужиков она не пробо­вала. Он избил её до полу­смерти». А когда Андрея заби­рают на войну, Настена даже немножко рада, что она оста­ется одна без ребя­тишек, не так, как в других семьях. Письма с фронта от Андрея приходят регу­лярно, потом из госпи­таля, куда он попа­дает по ранению тоже, может, и в отпуск скоро приедет; и вдруг долго вестей нет, только однажды заходят в избу пред­се­да­тель сель­со­вета и мили­ци­онер и просят пока­зать пере­писку. «Больше ничего он о себе не сообщал?» — «Нет... А че такое с им? Где он?» — «Вот и мы хотим выяс­нить, где он».

Когда в семейной бане Гусь­ковых исче­зает топор, одна лишь Настена думает, а не вернулся ли муж: «Кому чужому придет в голову загля­ды­вать под поло­вицу?» И на всякий случай она остав­ляет в бане хлеб, а однажды даже топит баню и встре­чает в ней того, кого ожидает увидеть. Возвра­щение супруга стано­вится её тайной и воспри­ни­ма­ется ею как крест. «Верила Настена, что в судьбе Андрея с тех пор, как он ушел из дома, каким-то краем есть и её участие, верила и боялась, что жила она, наверно, для одной себя, вот и дожда­лась: на, Настена, бери, да никому не пока­зывай».

С готов­но­стью она приходит мужу на помощь, готова лгать и красть для него, готова принять на себя вину за преступ­ление, в котором не вино­вата. В заму­же­стве прихо­дится прини­мать и плохое, и хорошее: «Мы с тобой сходи­лись на совместную жизнь. Когда все хорошо, легко быть вместе, когда плохо — вот для чего люди сходятся».

В душе Настены посе­ля­ется задор и кураж — до конца выпол­нить свой женский долг, она само­от­вер­женно помо­гает мужу, особенно когда пони­мает, что носит под сердцем его ребёнка. Встречи с мужем в зимовье за рекой, долгие скорбные разго­воры о безвы­ход­ности их поло­жения, тяжелая работа дома, посе­лив­шаяся неис­крен­ность в отно­ше­ниях с сель­ча­нами — Настена на все готова, понимая неот­вра­ти­мость своей судьбы. И хотя любовь к мужу для нее больше долг, она тянет свою жизненную лямку с недю­жинной мужской силой.

Андрей не убийца, не преда­тель, а всего-навсего дезертир, сбежавший из госпи­таля, откуда его, толком не подлечив, соби­ра­лись отпра­вить на фронт. Настро­ив­шись на отпуск после четы­рех­лет­него отсут­ствия дома, он не может отка­заться от мысли о возвра­щении. Как человек дере­вен­ский, не город­ской и не военный, он уже в госпи­тале оказы­ва­ется в ситу­ации, из которой одно спасение — побег. Так у него все сложи­лось, могло сложиться иначе, будь он потверже на ногах, но реаль­ность такова, что в миру, в селе его, в стране его ему прощения не будет. Осознав это, он хочет тянуть до послед­него, не думая о роди­телях, жене и тем более о будущем ребенке. Глубоко личное, что связы­вает Настену с Андреем, всту­пает в проти­во­речие с их жизненным укладом. Настена не может поднять глаза на тех женщин, что полу­чают похо­ронки, не может радо­ваться, как радо­ва­лась бы прежде при возвра­щении с войны сосед­ских мужиков. На дере­вен­ском празд­нике по поводу победы она вспо­ми­нает об Андрее с неожи­данной злостью: «Из-за него, из-за него не имеет она права, как все, пора­до­ваться победе». Беглый муж поставил перед Настеной трудный и нераз­ре­шимый вопрос: с кем ей быть? Она осуж­дает Андрея, особенно сейчас, когда конча­ется война и когда кажется, что и он бы остался жив и невредим, как все, кто выжил, но, осуждая его време­нами до злости, до нена­висти и отча­яния, она в отча­янии же и отсту­пает: да ведь она жена ему. А раз так, надо или полно­стью отка­заться от него, петухом вскочив на забор: я не я и вина не моя, или идти вместе с ним до конца. Хоть на плаху. Недаром сказано: кому на ком жениться, тот в того и родится.

Заметив бере­мен­ность Настены, бывшие её подруги начи­нают над ней посме­и­ваться, а свекровь и вовсе выго­няет из дома. «Непросто было без конца выдер­жи­вать на себе хваткие и судные взгляды людей — любо­пытные, подо­зри­тельные, злые». Вынуж­денная скры­вать свои чувства, сдер­жи­вать их, Настена все больше выма­ты­ва­ется, бесстрашие её превра­ща­ется в риск, в чувства, растра­чи­ва­емые пона­прасну. Они-то и подтал­ки­вают её к само­убий­ству, влекут в воды Ангары, мерца­ющей, как из жуткой и красивой сказки реки: «Устала она. Знал бы кто, как она устала и как хочется отдох­нуть».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 2.918 ms