Путешествие из Петербурга в Москву

Краткое содержание рассказа
Читается за 11 минут(ы)

Отпра­вив­шись в Москву после ужина с друзьями, герой проснулся только на следу­ющей почтовой станции — София. С трудом разбудив смот­ри­теля, он потре­бовал лошадей, но получил отказ ввиду ночного времени. Пришлось дать на водку ямщикам, они запрягли, и путе­ше­ствие продол­жи­лось.

В Тосне герой знако­мится со стряпчим, который зани­мался тем, что сочинял древние родо­словные молодым дворянам. На пути из Тосны в Любань путе­ше­ственник видит крестья­нина, который пахал «с великим тщанием», несмотря на то что было воскре­сенье. Пахарь рассказал, что шесть дней в неделю его семья обра­ба­ты­вает барскую землю и, чтобы не умереть с голоду, он вынужден рабо­тать в праздник, хоть это и грех. Герой размыш­ляет о жесто­кости поме­щиков и в то же время упре­кает себя в том, что и у него есть слуга, над которым он имеет власть.

В Чудове героя наго­няет его прия­тель Ч. и расска­зы­вает, почему он должен был спешно поки­нуть Петер­бург. Ч., развле­чения ради, поплыл на двена­дца­ти­ве­сельной лодке из Крон­штадта в Систербек. По пути разыг­ра­лась буря, и бушу­ю­щими волнами шлюпку зажало между двумя камнями. Она напол­ня­лась водой, и, каза­лось, гибель была неиз­бежна. Но двое отважных гребцов сделали попытку по камням и вплавь добраться до берега, который был в полу­тора верстах. Одному это удалось, и, выбрав­шись на берег, он побежал в дом мест­ного началь­ника, чтобы тот срочно отрядил лодки для спасения остав­шихся. Но начальник изволил почи­вать, и сержант, его подчи­ненный, не посмел будить его. Когда же, стара­ниями других, несчастные были все же спасены, Ч. пытался усове­стить началь­ника, но тот сказал: «Не моя то долж­ность». Возму­тив­шись, Ч. «плюнул почти что ему в рожу и вышел вон». Не найдя сочув­ствия своему поступку у петер­бург­ских знакомых, он решил навсегда поки­нуть этот город.

По дороге из Чудова в Спас­скую Полесть к герою подса­жи­ва­ется попутчик и расска­зы­вает ему свою печальную повесть. Дове­рив­шись компа­ньону в делах по откупу, он оказался обма­нутым, лишился всего состо­яния и был подведен под уголовный суд. Жена его, пере­живая случив­шееся, родила раньше срока и через три дня умерла, умер и недо­но­шенный ребенок. Друзья, увидев, что его пришли брать под стражу, усадили несчаст­ного в кибитку и велели ехать «куда глаза глядят». Героя тронуло расска­занное попут­чиком, и он размыш­ляет о том, как бы довести этот случай до слуха верховной власти, «ибо она лишь может быть беспри­страстна». Понимая, что ничем не в силах помочь несчаст­ному, герой вооб­ра­жает себя верховным прави­телем, госу­дар­ство кото­рого как будто бы процве­тает, и ему все поют хвалу. Но вот стран­ница Прямо-взора снимает бельма с глаз прави­теля, и он видит, что царство­вание его было непра­ведно, что щедроты изли­ва­лись на богатых, льстецов, преда­телей, людей недо­стойных. Он пони­мает, что власть есть обязан­ность блюсти закон и право. Но все это оказа­лось только сном.

На станции Подбе­резье герой знако­мится с семи­на­ри­стом, который жалу­ется на совре­менное обучение. Герой размыш­ляет о науке и труде писа­теля, задачей кото­рого видит просве­щение и восхва­ление добро­де­тели.

Прибыв в Новгород, герой вспо­ми­нает, что этот город в древ­ности имел народное прав­ление, и подвер­гает сомнению право Ивана Гроз­ного присо­еди­нить Новгород. «Но на что право, когда действует сила?» — вопро­шает он. Отвлек­шись от размыш­лений, герой идет обедать к прия­телю Карпу Демен­тье­вичу, прежде купцу, а ныне имени­тому граж­да­нину. Заходит разговор о торговых делах, и путе­ше­ственник пони­мает, что введенная вексельная система не гаран­ти­рует чест­ности, а, наоборот, способ­ствует легкому обога­щению и воров­ству.

В Зайцеве на почтовом дворе герой встре­чает давниш­него прия­теля г. Крестьян­кина, служив­шего в уголовной палате. Он вышел в отставку, поняв, что в этой долж­ности не может принести пользы отече­ству. Он видел лишь жесто­кость, мздо­им­ство, неспра­вед­ли­вость. Крестьянкин рассказал историю о жестоком поме­щике, сын кото­рого изна­си­ловал молодую крестьянку. Жених девушки, защищая невесту, проломил насиль­нику голову. Вместе с женихом были еще несколько крестьян, и всех их по уложению уголовной палаты рассказчик должен был приго­во­рить к смертной казни или пожиз­ненной каторге. Он пытался оправ­дать крестьян, но никто из местных дворян не поддержал его, и он был вынужден подать в отставку.

В Крестцах герой стано­вится свиде­телем расста­вания отца с детьми, отправ­ля­ю­щи­мися в службу. Отец читает им настав­ление о жизненных правилах, призы­вает быть добро­де­тель­ными, выпол­нять пред­пи­сания закона, сдер­жи­вать страсти, ни перед кем не рабо­леп­ство­вать. Герой разде­ляет мысли отца о том, что власть роди­телей над детьми ничтожна, что союз между роди­те­лями и детьми должен быть «на нежных чувство­ва­ниях сердца основан» и нельзя отцу видеть в сыне раба своего.

В Яжел­бицах, проезжая мимо клад­бища, герой видит, что там совер­ша­ется погре­бение. У могилы рыдает отец покой­ника, говоря, что он — убийца своего сына, так как «излил яд в начало его». Герою кажется, что он слышит свое осуж­дение. Он, в моло­дости преда­ваясь любо­стра­стию, пере­болел «смрадной болезнью» и боится,

не перейдет ли она на его детей. Размышляя о том, кто явля­ется причиной распро­стра­нения «смрадной болезни», путе­ше­ственник обви­няет в этом госу­дар­ство, которое откры­вает путь порокам, защи­щает публичных женщин.

В Валдае герой вспо­ми­нает легенду о монахе Ивер­ского мона­стыря, влюбив­шемся в дочь одного валдай­ского жителя. Как Леандр пере­плывал Геллес­понт, так этот монах пере­плывал Валдай­ское озеро для встречи со своей возлюб­ленной. Но однажды поднялся ветер, разбу­ше­ва­лись волны, и утром тело монаха нашли на отда­ленном берегу.

В Едрове герой знако­мится с молодой крестьян­ской девушкой Анютой, разго­ва­ри­вает с ней о ее семье, женихе. Он удив­ля­ется, сколько благо­род­ства в образе мыслей сель­ских жителей. Желая помочь Анюте выйти замуж, он пред­ла­гает ее жениху деньги на обза­ве­дение. Но Иван отка­зы­ва­ется их взять, говоря: «У меня, барин, есть две руки, я ими дом и заведу». Герой размыш­ляет о браке, осуждая суще­ству­ющие еще обычаи, когда восем­на­дца­ти­летнюю девушку могли повен­чать с деся­ти­летним ребенком. Равен­ство — вот основа семейной жизни, считает он.

По дороге в Хоти­лово героя посе­щают мысли о неспра­вед­ли­вости крепост­ного права. То, что один человек может пора­бо­щать другого, он назы­вает «звер­ским обычаем»: «пора­бо­щение есть преступ­ление», говорит он. Только тот, кто обра­ба­ты­вает землю, имеет на нее права. И не может госу­дар­ство, где две трети граждан лишены граж­дан­ского звания, «назы­ваться блаженным». Герой Ради­щева пони­мает, что работа по принуж­дению дает меньше плодов, а это препят­ствует «размно­жению народа». Перед почтовой стан­цией он подни­мает бумагу, в которой выра­жены те же мысли, и узнает у почта­льона, что последним из проез­жавших был один из его друзей. Тот, видимо, забыл свои сочи­нения на почтовой станции, и герой за неко­торое возна­граж­дение берет забытые бумаги. В них опре­де­лена целая программа осво­бож­дения крестьян от крепостной зави­си­мости, а также содер­жится поло­жение об уничто­жении придворных чинов.

В Торжке герою встре­ча­ется человек, отправ­ля­ющий в Петер­бург прошение о дозво­лении завести в городе книго­пе­ча­тание, свободное от цензуры. Они рассуж­дают о вред­ности цензуры, которая «словно нянька, водит ребенка на помочах», и этот «ребенок», то есть чита­тель, никогда не научится ходить (мыслить) само­сто­я­тельно. Цензурой должно служить само обще­ство: оно либо признает писа­теля, либо отвер­гает, так же как теат­раль­ному спек­таклю признание обес­пе­чи­вает публика, а не директор театра. Здесь же автор, ссылаясь на тетрадку, полу­ченную героем от встре­чен­ного им чело­века, расска­зы­вает об истории возник­но­вения цензуры.

По дороге в Медное путе­ше­ственник продол­жает читать бумаги своего знако­мого. Там расска­зы­ва­ется о торгах, которые проис­ходят, если разо­ря­ется какой-либо помещик. И среди прочего имуще­ства с торгов идут люди. Старик семи­де­сяти пяти лет, дядька моло­дого барина, старуха вось­ми­де­сяти, его жена, корми­лица, вдова сорока лет, моло­дица восем­на­дцати, дочь ее и внучка стариков, ее младенец — все они не знают, какая судьба их ждет, в чьи руки они попадут.

Беседа о россий­ском стихо­сло­жении, которую герой ведет с прия­телем за столом трак­тира, возвра­щает их к теме воль­ности. Прия­тель читает отрывки из своей оды с таким назва­нием.

В деревне Городня проис­ходит рекрут­ский набор, ставший причиной рыданий толпя­ще­гося народа. Плачут матери, жены, невесты. Но не все рекруты недо­вольны своей судьбой. Один «господ­ский человек», наоборот, рад изба­виться от власти своих хозяев. Он был воспитан добрым барином вместе с его сыном, побывал с ним за границей. Но старый барин умер, а молодой женился, и новая барыня поста­вила холопа на место.

В Пешках герой обозре­вает крестьян­скую избу и удив­ля­ется бедности, здесь царящей. Хозяйка просит у него кусочек сахара для ребенка. Автор в лири­че­ском отступ­лении обра­ща­ется к поме­щику с осуж­да­ющей речью: «Жесто­ко­сердый помещик! посмотри на детей крестьян, тебе подвластных. Они почти наги». Он сулит ему Божью кару, так как видит, что на земле правед­ного суда нет.

Закан­чи­ва­ется «Путе­ше­ствие из Петер­бурга в Москву» «Словом о Ломо­но­сове». Герой ссыла­ется на то, что эти записки дал ему «парнасский судья», с которым он обедал в Твери. Основное внимание автор уделяет роли Ломо­но­сова в развитии русской лите­ра­туры, называя его «первым в стезе россий­ской словес­ности».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.







время формирования страницы 4.316 ms