Ночевала тучка золотая

Краткое содержание рассказа
Читается за 6 минут(ы)

Из детдома наме­ча­лось отпра­вить на Кавказ двоих ребят постарше, но те тут же раство­ри­лись в простран­стве. А двой­нята Кузь­мины, по-детдо­мов­скому Кузь­ме­ныши, наоборот, сказали, что поедут. Дело в том, что за неделю до этого рухнул сделанный ими подкоп под хлебо­резку. Мечтали они раз в жизни досыта поесть, но не вышло. Осмот­реть подкоп вызы­вали военных саперов, те сказали, что без техники и подго­товки невоз­можно такое метро прорыть, тем более детям... Но лучше было на всякий случай исчез­нуть. Пропади пропадом это Подмос­ковье, разо­ренное войной!

Название станции — Кавказ­ские Воды — было напи­сано углем на фанерке, прибитой к теле­граф­ному столбу. Здание вокзала сгорело во время недавних боев. За весь много­ча­совой путь от станции до станицы, где разме­стили беспри­зор­ников, не попа­лась ни подвода, ни машина, ни случайный путник. Пусто кругом...

Поля дозре­вают. Кто-то их вспа­хивал, засевал, кто-то пропа­лывал. Кто?.. Отчего так пустынно и глухо на этой красивой земле?

Кузь­ме­ныши сходили в гости к воспи­та­тель­нице Регине Петровне — в дороге ещё позна­ко­ми­лись, и она им очень понра­ви­лась. Потом двину­лись в станицу. Люди-то, оказа­лось, в ней живут, но как-то скрытно: на улицу не выходят, на зава­линке не сидят. Ночью огней в хатах не зажи­гают. А в интер­нате новость: директор, Петр Аниси­мович, дого­во­рился насчет работы на консервном заводе. Регина Петровна и Кузь­ме­нышей туда запи­сала, хотя вообще-то посы­лали только старших, пятые-седьмые классы.

Ещё Регина Петровна пока­зала им найденные в подсобке папаху и старинный чечен­ский ремешок. Ремешок отдала и отпра­вила Кузь­ме­нышей спать, а сама села шить им из папахи зимние шапки. И не заме­тила, как тихо отки­ну­лась створка окна и в нем пока­за­лось черное дуло.

Ночью был пожар. Утром Регину Петровну куда-то увезли. А Сашка показал Кольке много­чис­ленные следы конских копыт и гильзу.

На консервный завод их стала возить веселая шофе­рица Вера. На заводе хорошо. Рабо­тают пере­се­ленцы. Никто ничего не охра­няет. Сразу набрали яблок, и груш, и слив, и поми­доров. Тетя Зина дает «блаженную» икру (бакла­жанную, но Сашка забыл название). А однажды призна­лась: «Мы так боимси... Чеченцы проклятые! Нас-то на Кавказ, а их — в сибир­ский рай повезли... Неко­торые-то не схотели... Дык они в горах запря­та­лись!»

Отно­шения с пере­се­лен­цами стали очень натя­ну­тыми: вечно голодные коло­нисты крали с огородов картошку, потом колхоз­ники поймали одного коло­ниста на бахче... Петр Аниси­мович пред­ложил провести для колхоза концерт само­де­я­тель­ности. Последним номером Митек показал фокусы. Вдруг совсем рядом зацо­кали копыта, разда­лись ржание лошади и гортанные выкрики. Потом грох­нуло. Тишина. И крик с улицы: «Они машину взорвали! Там Вера наша! Дом горит!»

Наутро стало известно, что верну­лась Регина Петровна. И пред­ло­жила Кузь­ме­нышам вместе ехать на подсобное хозяй­ство.

Кузь­ме­ныши заня­лись делом. По очереди ходили к родничку. Гоняли стадо на луг. Мололи куку­рузу. Потом приехал одно­ногий Демьян, и Регина Петровна упро­сила его подбро­сить Кузь­ме­нышей до колонии, продукты полу­чить. На телеге они уснули, а в сумерках просну­лись и не сразу поняли, где нахо­дятся. Демьян отчего-то сидел на земле, и лицо у него было бледное. «Ти-хо! — цыкнул. — Там ваша колония! Только там... это... пусто».

Братья прошли на терри­торию. Странный вид: двор завален барахлом. Людей нет. Окна выбиты. Двери сорваны с петель. И — тихо. Страшно.

Рванули к Демьяну. Шли через куку­рузу, обходя просветы. Демьян шел впереди, вдруг прыгнул куда-то в сторону и пропал. Сашка бросился за ним, только поясок сверкнул дареный. Колька же присел, мучимый поносом. И тут сбоку, прямо над куку­рузой, появи­лась лоша­диная морда. Колька шмяк­нулся на землю. Приот­крыв глаз, увидел прямо у лица копыто. Вдруг лошадь отпря­нула в сторону. Он бежал, потом упал в какую-то яму. И прова­лился в беспа­мят­ство.

Утро настало голубое и мирное. Колька отпра­вился в деревню искать Сашку с Демьяном. Увидел: брат стоит в конце улицы, присло­нясь к забору. Побежал прямо к нему. Но на ходу шаг Кольки сам собой стал замед­ляться: что-то странно стоял Сашка. Подошел вплотную и замер.

Сашка не стоял, он висел, нацеп­ленный под мышками на острия забора, а из живота у него выпирал пучок желтой куку­рузы. Ещё один початок был засунут в рот. Ниже живота по штанишкам свисала черная, в сгустках крови Сашкина требуха. Позже обна­ру­жи­лось, что ремешка сереб­ря­ного на нем нет.

Через несколько часов Колька притащил тележку, отвез тело брата на станцию и отправил с составом: Сашка очень хотел к горам поехать.

Много позже на Кольку набрел солдатик, свер­нувший с дороги. Колька спал в обнимку с другим маль­чишкой, по виду чеченцем. Только Колька и Алхузур знали, как скита­лись они между горами, где чеченцы могли убить русского парнишку, и долиной, где опас­ность угро­жала уже чеченцу. Как спасали друг друга от смерти.

Дети не позво­ляли себя разлу­чать и назы­ва­лись братьями. Сашей и Колей Кузь­ми­ными.

Из детской клиники города Гроз­ного ребят пере­вели в детпри­емник. Там держали беспри­зорных перед тем, как отпра­вить в разные колонии и детдома.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 3.396 ms