Епифанские шлюзы

Краткое содержание рассказа
Читается за 7 минут(ы)

Англий­ский инженер Вильям Перри, щедро награж­денный русским царем Петром за усердие в устро­ении шлюзов на реке Воронеж, письмом зовет в Россию своего брата Бертрана для испол­нения ново­го царского замысла — создания сплош­ного судо­вого хода меж Доном и Окою. Пред­стоят большие шлюзовые и канальные работы, для прожек­тер­ства которых и пообещал Вильям царю призвать брата, потому что «сам устал, и сердце ссох­лось, и разум тухнет».

Весною 1709 г. приплы­вает в Санкт-Петер­бург Бертран Перри. Ему идет трид­цать четвертый год, но угрюмое, скорбное лицо и седые виски делают его соро­ка­пя­ти­летним. В порту Бертрану встре­ча­ются посол русского госу­даря и консул англий­ского короля. Отдыхая после долгого пути в отве­денном покое близ морского цейх­гауза, под тре­вожное завы­вание бури за окном Бертран вспо­ми­нает родной Нью-кестль и свою двадца­ти­летнюю невесту Мери. Перед расста­ва­нием Мери гово­рила Бертрану, что ей нужен муж «как странник Искан­дер, как мчащийся Тамерлан или неукро­тимый Атилла». Чтобы быть достойным такой жены, и приехал Бертран в этот суровый край. Но сможет ли Мери ждать его долгие годы? С такими мыслями засы­пает Бертран в зако­че­невшем покое.

Неделю Бертран знако­мится с изыс­ка­тель­скими доку­мен­тами, состав­лен­ными знаю­щими людьми: фран­цуз­ским инже­нером Труз­соном и поль­ским техником Цицкев­ским. На осно­вании этих изыска­ний он полгода трудится над прожектом и планами работ, очаро­ванный великим замыслом Петра. В июле доку­менты доло­жены царю, который их одоб­ряет и выдает Бертрану награду в тысячу пять­сот рублей серебром и учре­ждает жало­ванье впредь по тысяче рублей каждый месяц. Кроме того, Бертрану даны права гене­рала с подчине­нием только царю и глав­но­ко­ман­ду­ю­щему, а намест­никам и воево­дам дан указ оказы­вать полное воспо­соб­ление глав­ному инже­неру — всем, чего он ни потре­бует. Дав Бертрану все права, царь Петр напо­минает и о том, что он умеет не только благо­да­рить, но и нака­зы­вать супро­тив­щиков царской воли.

Бертран вместе с пятью немец­кими инже­не­рами и десятью пис­цами отправ­ля­ется в город Епифань, в самую сере­дину будущих работ. Отъезд омрачен письмом из Ньюкестля. Мери упре­кает его в жесто­кости — ради золота он уплыл в дальнюю землю и погубил ее любовь. И она пред­почла другого — Томаса, и уже ребенок трево­жится под ее сердцем. Не помня рассудка, Бертран Перри трижды кряду читает письмо и сжимает зубами трубку так, что из десен льет­ся кровь. «Кончено, друзья... Кровь кончи­лась, а десны зарастут. Да­вайте ехать в Епифань!» — овладев собой, говорит он попут­чикам.

Они долго едут по Посоль­ской дороге — через Москву, через гул­кие простран­ства с богатой и сдер­жанной природой, и встречный ветер выду­вает горе из груди Бертрана. Работа начи­на­ется сразу, лишь в ней Бертран исходит энер­гией своей души — и спод­ручные прозы­вают его каторжным коман­диром. Осенью приез­жает в Епифань Петр и оста­ется недо­волен тем, что работы идут медленно. Действи­тельно, как ни ожесто­чался Перри, мужики укры­ва­лись от повиннос­ти, а местное злое началь­ство нажи­ва­лось на поборах и начетах с казны. Петр проводит дознание, воеводу бьют кнутом и ссылают в Москву для допол­ни­тель­ного след­ствия, где тот умирает.

По отъезде Петра другая беда находит на епифан­ские работы. Не только болеют и умирают балтий­ские мастера и техники-немцы, но также и бегут по тайным дорогам на родину, а без них мужики и вовсе целыми слобо­дами не выез­жают на повин­ность. Под страхом смертной казни прика­зы­вает Бертран Перри не пропус­кать нигде иноземцев в обратную дорогу, но и этим не полу­ча­ется усечь чинимое зло.

Бертран пони­мает, что зря начал таким штурмом работы. Надо было дать народу притер­петься к труду, а сейчас засел в людях страх от «непо­силия»... Новый воевода пере­хва­ты­вает чело­битные к царю и объяс­няет Бертрану, что здешний народ — охальник и ослушник и норовит только доносы сочи­нять, а не рабо­тать. Бертран чувствует, что и новый воевода — не лучше преж­него. Он шлет Петру рапорт с описа­нием всей истории работ. Царь объяв­ляет епифан­ское воеводст­во на военном поло­жении, присы­лает нового воеводу, но и угро­жает Бертрану Перри расправой за нера­дивую работу: «Что ты брита­нец — отрадой тебе не станется».

Полу­чает Бертран письмо и от Мери. Она пишет, что умер ее первенец, что муж стал совсем чужим и что она помнит Бертрана, понимая муже­ство и скром­ность его натуры. Бертран не отве­чает Мери.

Весна выда­ется недружная, и русла рек не запол­ня­ются водой до нужного уровня. Оказы­ва­ется, тот год, когда прово­ди­лись изыс­кания, был необы­чайно обильным на воду, а для обыч­ного года расчеты не­верны. Для накачки воды в каналы Бертран отдает приказ расши­рить обна­ру­женный подводный коло­дезь на Иван-озере. Но при работах разру­ша­ется водо­дер­жащий глини­стый пласт, и вода еще больше убы­вает.

Ожесто­ча­ется сердце Бертрана. Он потерял родину, Мери, надеясь в работе найти успо­ко­ение, но и здесь его насти­гает безжа­лостный удар судьбы. Он знает, что не выбе­рется живым из этих просторов и не увидит больше родного Ньюкестля. Но работы продол­жа­ются.

Через год на испы­тание шлюзов и каналов прибы­вает комиссия во главе с тем самым Труз­соном, по изыс­ка­ниям кото­рого и делался прожект работ. Пущенная по каналам вода подни­ма­ется так незначи­тельно, что в иных местах и плот не может пройти, не то что ко­рабль. «Что воды мало будет, про то все бабы в Епифани еще год назад знали, поэтому все жители и на работу глядели как на царскую игру и иноземную затею...» Комиссия делает вывод: затраты и труды считать напрас­ными.

Перри не пыта­ется дока­зать свою неви­нов­ность. Он бродит в степи, а вече­рами читает англий­ские романы о любви. Немцы-инже­неры убегают, спасаясь от царского нака­зания. Через два месяца Петр присы­лает курьера с сооб­ще­нием: Бертрана Перри, как государ­ствен­ного преступ­ника, гнать пеше­ходом в Москву со страж­ни­ками. Дорога оказы­ва­ется так далека, что Перри забы­вает, куда его ведут, и хочет, чтобы уж поскорее довели и убили.

Бертран сидит в башенной тюрьме Кремля и наблю­дает в узкое окно, как на небе горят в своей высоте и безза­конии звезды. Он про­сыпа­ется от людей, стоящих над ним. Это дьяк, чита­ющий приговор, и огромный палач-садист без топора. Больше часа, скре­жеща и сопя, палач исходит люто­стью над угаса­ющей жизнью Бертрана Перри. Пахнущее духами письмо из Англии, которое приходит в Епифань на имя мерт­веца, воевода Салтыков кладет от греха за божницу — на вечное посе­ление паукам.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 4.015 ms