Детство Люверс

Краткое содержание рассказа
Читается за 4 минут(ы)

Женя Люверс роди­лась и выросла в Перми. Летом живали на берегу Камы на даче. Однажды, проснув­шись среди ночи, Женя испу­га­лась огней и звуков на другом берегу реки и распла­ка­лась. Отец, войдя в детскую, пристыдил её и коротко объяснил: это — Мото­ви­лиха. Наутро девочка узнала, что Мото­ви­лиха — казенный завод и делают там чугун... Самые суще­ственные, беспо­ко­ящие её вопросы она умыш­ленно не задала. В это утро она вышла из младен­че­ства, в котором нахо­ди­лась еще ночью, в первый раз запо­до­зрив явление в чем-то таком, что явление остав­ляет про себя либо откры­вает только взрослым.

Шли годы. Для Жени это были годы одино­че­ства. Отец посто­янно был в отъездах, редко обедал и никогда не ужинал. Когда же раздра­жался и утра­чивал само­об­ла­дание, то стано­вился совер­шенно чужим чело­веком. Мать, появ­ляясь, осыпала детей ласками, прово­дила с ними целые часы, когда им менее всего этого хоте­лось, но чаще они видели мать отчуж­денной, без повода вспыль­чивой.

В Екате­рин­бурге жизнь пошла по-новому. Сережа и Женя посту­пили в гимназию. Появи­лась подруга — Лиза Дефен­дова, дочка псалом­щика. Сережа подру­жился с братьями Ахме­дья­но­выми.

Среди сослу­живцев отца был симпа­тичный бель­гиец Негарат, вскоре вынуж­денный вернуться на родину. Перед отъездом он сказал, что часть своих книг остав­ляет у Цвет­кова. При желании Люверс могут ими поль­зо­ваться.

Как-то в августе Женя забра­лась на полен­ницу и увидела чужой сад. Три незна­комки в саду разгля­ды­вали что-то. Через неко­торое время они просле­до­вали в калитку, а невы­сокий хромой человек нес за ними большой альбом или атлас. Хрома­ющий молодой человек продолжал зани­мать её и в после­ду­ющие дни. Она увидела его со своим репе­ти­тором Диких выхо­дящим из книжной лавки, куда через минуту они с Сережей зашли за Турге­невым. Оказы­ва­ется, хромой и был тем самым Цвет­ковым, о котором говорил Негарат.

Однажды роди­тели собра­лись в театр, а Женя засела за взрослое издание «Сказок Кота Мурлыки». В двена­дцатом часу вдруг послы­ша­лись голоса, топот и громкий, поло­су­ющий крик мамы. Детей заперли в их комнатах, а наутро отпра­вили Женю к Дефен­довым, а Сережу к Ахме­дья­новым.

Живя у чужих людей, Женя впервые изме­рила глубину своей привя­зан­ности к маме. Она вдруг почув­ство­вала, что страшно похожа на нее. Это было ощущение женщины, ощуща­ющей свою внеш­ность и прелесть. Из отве­денной ей комнаты она вышла не своей, изме­нив­шейся, новой походкой.

Ночью у Дефен­довых она опять увидела Цвет­кова, Хромой удалялся от окна с поднятой в руке лампой. За ним двину­лись, пере­ка­ши­ваясь, длинные тени, а за ними и сани, которые быстро вспых­нули и: мотну­лись во мрак.

По возвра­щении домой ей объяс­нили причину маминой болезни, По окон­чании спек­такля их жеребец в момент появ­ления роди­телей стал биться, взды­бился и насмерть задавил прохо­жего, а мама забо­лела нервным расстрой­ством. «Тогда и родился мертвый братец?» — спро­сила Женя, слышавшая об этом у Дефен­довых.

Вечером пришел удру­ченный чем-то репе­титор. Погиб его друг — Цветков. Женя вскрик­нула и броси­лась вон из комнаты. «Чем объяс­нить этот всплеск чувстви­тель­ности? — думал Диких. — Очевидно, покойный произвел на эту маленькую женщину особо глубокое впечат­ление, кото­рому есть свое имя».

Тут он ошибся. Впечат­ление действи­тельно было жизненно важно и значи­тельно, но смысл его был в том, что в её жизнь вошел другой человек, третье лицо, то, которое имеют в виду еван­гель­ские запо­веди, когда говорят о любви к ближ­нему.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 3.324 ms