На всякого мудреца довольно простоты

Краткое содержание рассказа
Читается за 10 минут(ы)

Действие проис­ходит в Москве, в первое деся­ти­летие реформ Алек­сандра II. Первый акт пьесы — в квар­тире, где с матерью-вдовой живет молодой человек Егор Дмит­ри­евич Глумов. В ней, по ремарке автора, чистая, хорошо мебли­ро­ванная комната.

В комнату входят, продолжая начатый разговор, Глумов с матерью. Глумов говорит ей: «Я весь в вас — умен, зол и завистлив» и заяв­ляет, что отныне будет делать карьеру через знаком­ства в свете: «Эпиграммы в сторону! Этот род поэзии, кроме вреда, ничего не приносит автору. Примемся за пане­ги­рики!» Теперь Глумов для себя будет вести дневник и в нем писать откро­венно, что думает о людях, распо­ло­жения которых доби­ва­ется.

Приходят гусар Курчаев, знакомый Глумова, с ним Голутвин, человек, не имеющий занятий. Они собра­лись изда­вать журнал и просят у Глумова его эпиграммы или дневник, о котором уже что-то слышали. Глумов отка­зы­вает. Курчаев, дальняя родня Глумову через санов­ника Нила Федо­се­е­вича Мамаева, расска­зы­вает Глумову о привычке Мамаева смот­реть попусту сдава­емые внаем квар­тиры и при этом поучать всех и каждого, и за разго­вором набра­сы­вает на Мамаева кари­ка­туру, приписав «новейший само­учи­тель». Ее хочет взять Голутвин. Курчаев не дает: «Все-таки дядя». Она оста­ется Глумову. Курчаев сооб­щает Глумову, что жена Мамаева «влюб­лена, как кошка» в Глумова. Курчаев и Голутвин уходят.

В после­ду­ющем разго­воре Глумова с матерью выяс­ня­ется, что Глумов уже подкупил слугу Мамаева, и Мамаев сейчас прибудет смот­реть якобы сдава­емую внаем квар­тиру Глумовых.

Явля­ется слуга, за ним сам Мамаев. Мамаев пеняет слуге: зачем тот привез его в жилую квар­тиру. Глумов объяс­няет, что, нуждаясь в деньгах, хочет из этой квар­тиры пере­ехать в большую, и на недо­уменные вопросы Мамаева заяв­ляет: «Я глуп». Тот сперва ошарашен, но быстро начи­нает верить, что перед ним молодой человек, жаждущий советов, поучений и настав­лений.

Глумова пока­зы­вает Мамаеву кари­ка­туру Курчаева. Мамаев уходит. Приходит Манефа, «женщина, зани­ма­ю­щаяся гада­нием и пред­ска­за­нием». Глумов прини­мает её с деланным почте­нием, дает пятна­дцать рублей, отсы­лает угощаться чаем и кофе, запи­сы­вает в дневник расходы: на Манефу и три рубля слуге Мамаева. Внезапно возвра­ща­ется Курчаев, кото­рому встре­тив­шийся по дороге Мамаев не велел пока­зы­ваться на глаза. Курчаев подо­зре­вает Глумова в интри­ган­стве и говорит ему об этом. Они ссорятся. Курчаев уходит. «Дядя его прогнал. Первый шаг сделан». Этими словами Глумова закан­чи­ва­ется первое действие комедии.

В доме Мамаева хозяин и Крутицкий — «старик, очень важный господин», сетуют на пагуб­ность реформ и перемен и на свое неумение владеть пером и «совре­менным слогом». У Крутиц­кого готов труд, напи­санный стилем, «близким к стилю вели­кого Ломо­но­сова», и Мамаев пред­ла­гает дать его Глумову в обра­ботку. Оба уходят. Появ­ля­ются Мамаева и Глумова. Глумова жалу­ется на недо­статок средств. Мамаева её подбад­ри­вает, суля Глумову свое покро­ви­тель­ство. Вошед­шему Мамаеву Глумова распи­сы­вает восхи­щение своего сына его умом. Мамаев, уходя, обещает Глумовой дать «не денег, а лучше денег: совет, как распо­ря­диться бюджетом». Мама­евой же Глумова прини­ма­ется расска­зы­вать о том, как влюблен в нее Глумов. Глумова уходит. Мамаева кокет­ни­чает с вошедшим Глумовым.

Приез­жает Горо­дулин, «молодой важный господин». Мамаева просит для Глумова место, «разу­ме­ется, хорошее», зовет Глумова и остав­ляет его с Горо­ду­линым. Глумов заяв­ляет себя либе­ралом и демон­стри­рует речи­стость, восхи­ща­ющую Горо­ду­лина, который тут же просит помочь ему приго­то­вить спич. Глумов готов напи­сать.

Горо­ду­лина сменяет Мамаев, который прини­ма­ется учить Глумова ухажи­вать за своей женой. Глумов оста­ется с Мама­евой, объяс­ня­ется ей в любви и уходит.

На даче Туру­синой, «богатой вдовы, барыни из купчих», окру­женной прижи­вал­ками, гадаль­щи­цами, стран­ни­цами, Туру­сина, только что выехавшая было в город, но прика­завшая пово­ро­тить экипаж из-за плохой приметы, выго­ва­ри­вает своей спут­нице, племян­нице Машеньке, за «воль­но­дум­ство» и симпатию к Курчаеву. К тому же она полу­чила два анонимных письма, предо­сте­ре­га­ющих от знаком­ства с Курчаевым. Машенька отве­чает, что она «москов­ская барышня» и спорить не станет, но пусть тогда тетя и подыщет сама ей жениха. Машенька уходит. В гости заходит живущий по сосед­ству Крутицкий. Туру­сина делится с Крутицким забо­тами: как подыс­кать Машеньке хоро­шего жениха. Крутицкий реко­мен­дует Глумова и уходит. Приез­жает Горо­дулин. Как и Крутицкий, он высме­и­вает пристра­стие Туру­синой к стран­никам и прижи­валкам и сооб­щает: одна из таких знакомых Туру­синой осуж­дена за мошен­ни­че­ство и отрав­ление бога­того купца. С Горо­ду­линым повто­ря­ется тот же разговор с тем же резуль­татом. Горо­дулин всячески реко­мен­дует Туру­синой Глумова. И наконец, взамен Горо­ду­лина появ­ля­ется Манефа. Она тут желанная гостья. Ее прини­мают с почетом и речам её внимают с трепетом. Она вещает, прижи­валки подда­ки­вают. Все хором пред­ве­щают Глумова как что-то уже почти сверхъ­есте­ственное. Появ­ле­нием Глумова с Мама­евым и обеща­нием Туру­синой полю­бить его, как родного сына, действие закан­чи­ва­ется.

Глумов приносит Крутиц­кому «Трактат о вреде реформ вообще» — обра­ботку мыслей Крутиц­кого. Крутицкий доволен. «Трактат» — острая пародия на ретро­град­ство. Глумов просит Крутиц­кого быть поса­женым отцом на свадьбе и несколько пере­би­рает в угод­ни­че­стве, что и отме­чает Крутицкий по его уходе.

Приходит Клео­патра Львовна Мамаева допол­ни­тельно замол­вить словечко за Глумова. Взбод­рив­шийся после ухода Глумова старик обру­ши­вает на нее арха­и­че­ские цитаты из любимых с юности трагедий, видя в старе­ющей Мама­евой чуть не ровес­ницу. Но куда непри­ятней для нее обро­ненное Крутицким изве­стие о сватов­стве Глумова к Машеньке по любви. «Что её коль­нуло. Поди вот с бабами. Хуже, чем диви­зией коман­до­вать», — недо­уме­вает Крутицкий, глядя ей вслед.

Глумов дома запи­сы­вает в дневник расходы и впечат­ления и учит мать, уходящую к Туру­синой, как задаб­ри­вать и зада­ри­вать её прижи­валок. Внезапно явля­ется Мамаева. Это необычно, и Глумов насто­ра­жи­ва­ется. После­ду­ющий разговор с ней то подтвер­ждает, то успо­ка­и­вает опасения Глумова. Он прини­ма­ется объяс­няться Мама­евой в своих чувствах, несколько злоупо­требляя крас­но­ре­чием, но та преры­вает его вопросом: «Вы жени­тесь?» Глумов сбива­ется, пуска­ется в объяс­нения и, как ему кажется, более или менее успо­ка­и­вает Мамаеву. Звонок у двери. Глумов уходит.

Пришел Голутвин. Глумов, спрятав Мамаеву в соседней комнате, прини­мает его. Оказы­ва­ется, тот, выра­жаясь совре­менным языком, собрал на Глумова мате­риал и шанта­жи­рует его: если Глумов не заплатит, Голутвин напе­ча­тает паск­виль. Реши­тельным тоном отка­зывая Голутвину, Глумов на деле колеб­лется, не желая непри­ят­но­стей ввиду выгодной женитьбы на Машеньке. Голутвин лезет в соседнюю комнату, допы­ты­ва­ется, кто там. Глумов еле выпро­ва­жи­вает его, но затем решает догнать и все-таки запла­тить. В комнату входит Мамаева, заме­чает дневник, читает о себе самой что-то, что приводит её в ярость, и уносит.

Сперва Глумову кажется, что он «все уладил». Но убедив­шись, что дневник взят, он приходит в отча­яние, бранит себя: «Глупую злобу тешил. Вот и предо­ставил публике „Записки подлеца“ им самим напи­санные».

На даче, где собра­лось все обще­ство, Курчаев, беседуя с Машенькой о неви­данных добро­де­телях и успехах Глумова, говорит: «Еще с кем-нибудь другим я бы поспорил, а перед добро­де­тельным чело­веком я пас никогда этим не зани­мался». Между добро­де­тель­ными бесе­дами с будущей женой и тещей Глумов дого­ва­ри­ва­ется с Горо­ду­линым «отде­лать хоро­шенько» трактат Крутиц­кого (т.е. Глумова же ) под подписью Горо­ду­лина и убеж­дает Мамаеву, что женится по расчету. Слуга приносит пере­данный кем-то пакет. В нем напе­ча­танная статья «Как выходят в люди» с порт­ретом Глумова и пропавший дневник. Мамаев читает записи вслух, справки о расходах на прижи­валок «за то, что видели меня во сне», острые харак­те­ри­стики Крутиц­кого, Манефы, Туру­синой (Туру­сина тут же говорит «всех прогоню» и предо­став­ляет Машеньке полную свободу выбора; судя по всему, её выбор — Курчаев). Появ­ля­ется Глумов. Ему отдают дневник и пред­ла­гают «удалиться неза­метно». Но Глумову уже терять нечего. «Почему же неза­метно», — отве­чает он и прини­ма­ется обли­чать присут­ству­ющих уже устно. Суть обли­чений: в напе­ча­танной статье нет ничего для них нового. Не настолько на самом деле глупы Крутицкий и Мамаев, чтоб и впрямь не чувство­вать фальши в угод­ни­че­стве Глумова: просто оно им удобно и приятно. То же и с Мама­евой, и с Горо­ду­линым. Но и та и другой неожи­данно оста­нав­ли­вают глумов­ское крас­но­речие, начиная сразу же с ним согла­шаться. Глумов уходит. После паузы все сходятся на том, что, спустя время, надо опять его «прилас­кать». «А уж это я беру на себя» — финальная реплика Мама­евой.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 3.168 ms