Лес

Краткое содержание рассказа
Читается за 17 минут(ы)

В усадьбе Раисы Павловны Гурмыж­ской, «очень богатой поме­щицы», к воспи­тан­нице Аксюше пристает Буланов, «молодой человек, не доучив­шийся в гимназии». Аксюша уходит, и лакей Карп наме­кает Була­нову: не обра­тить ли ему внимание на саму барыню.

В это время появ­ля­ются сама Гурмыж­ская и вместе с ней «богатые соседи-поме­щики»: отставной кава­ле­рист Бодаев и Милонов. Хозяйка расска­зы­вает, что хочет сделать «три добрых дела разом» — выдать Аксюшу за Була­нова и поза­бо­титься о племян­нике покой­ного мужа; его она не видела пятна­дцать лет, и он её един­ственный родственник и законный наследник. Он шлет ей небольшие подарки со всей России, но где он, что с ним — неиз­вестно.

Купец Восмиб­ратов пришел купить лес и сватать сына Петра за Аксюшу. Денег за уже купленный лес он, однако, «не захватил». Гурмыж­ская отка­зы­вает: «Уже есть жених, в доме живет. Может быть, в городе говорят вздор какой-нибудь, так вы знайте: это жених». «Только отца в дураки ставишь. Погоди ж ты у меня!» — грозит сыну купец. Зато лес куплен с выгодой. На этот раз как бы случайно купец не остав­ляет и расписки. Отец с сыном уходят. Карп приводит Аксюшу и Улиту. Стараясь унизить Аксюшу, Раиса Павловна велит ей играть роль невесты Була­нова: «мне так нужно». Но презрение, выка­зы­ва­емое Аксюшей Була­нову, её бесит. Она выспра­ши­вает про них Улиту, та ей угождает: «Она-то к нему очень ласкова, а он как будто так... ...не желаю».

В лесу встре­ча­ются Петр и Аксюша. Они любят друг друга, но отец Петра не хочет и слышать о снохе без прида­ного. Они уходят. Появ­ля­ются с разных сторон Счаст­ливцев и Несчаст­ливцев, два знакомых актера: комик и трагик. Они встре­ча­ются случайно на пути один из Вологды в Керчь, другой из Керчи в Вологду. И теперь сооб­щают друг другу, что ни в Керчи, ни в Вологде труппы нет, играть негде. Оба идут пешком, без денег. В ранце Геннадия Демья­но­вича Несчаст­лив­цева «пара платья хоро­шего», «шляпа складная», еще что-то и сломанный пистолет. У Аркадия Счаст­лив­цева все имуще­ство — узелок на палке и «самое легкое» пальто, а в узелке «библио­тека», «пьес трид­цать», да бута­фор­ские ордена. «И все ты это стяжал?» (в значении стащил, стянул). «И за грех не считаю: жало­ванье задер­жи­вают». Они мечтают о собственной труппе: «Вот если бы нам найти актрису драма­ти­че­скую, молодую, хорошую <...> Бросится женщина в омут головой от любви — вот актриса. Да чтоб я сам видел, а то не поверю. Вытащу из омута, тогда поверю. Ну, видно, идти». «Куда?» — спра­ши­вает Аркадий. И читает надпись: «В усадьбу „Пеньки“ г-жи Гурмыж­ской». Они «медленно уходят».

Утром в саду имения Гурмыж­ская, кокет­ничая с Була­новым, расска­зы­вает ему сон, будто её племянник «приехал и убил тебя из писто­лета при моих глазах». Она озабо­чена: «...И вдруг он явится! <...> Надо будет и ему дать какую-нибудь часть! И я должна буду отнять у того, кого люблю». Они решают лучше и не гово­рить о племян­нике. Входит Карп и докла­ды­вает: самовар готов, а ночью «барин прие­хали». И со словами «Вот и не верь снам» Гурмыж­ская с Була­новым уходят пить чай.

Входят актеры. Несчаст­ливцев, «одетый очень прилично», решает Аркадия, который в «прежнем костюме», объявить здесь своим лакеем, а самого себя — офицером в отставке.

Приходят Восмиб­ратов и Петр. Карп не желает докла­ды­вать о них барыне: «...Заняты с полков­ником. Племянник ихний приехал». «Полковник?» «Разу­ме­ется, полковник». Купцы уходят.

Буланов откро­вен­ни­чает с Несчаст­лив­цевым: «Маменька говорит, у меня ум не такой, не для ученья-с». «Какой же?» «Прак­ти­че­ский-с». «Ну, благо­дари творца, что хоть „какой-нибудь“ есть. А то часто бывает, что и ника­кого нет». «Да и это ничего-с. Было бы только земли побольше, да пони­мать свой интерес, поме­щичий; а то и без ума Можно прожить-с!» «Да ты, брат, молодец совсем!», — воскли­цает актер, когда Буланов просит научить его карточным «вольтам», чтобы шулер­ство­вать.

Посе­лили гостей в беседке. И когда Несчаст­ливцев уходит туда с Була­новым, Восмиб­ратов тут же явля­ется к Гурмыж­ской и простейшим образом обма­ны­вает её, забрав расписку, недодав тысячу рублей и намекнув на неудачное сватов­ство. «Денной грабеж», — говорит Раиса Павловна и делится непри­ят­но­стью с вошедшим Була­новым. С ним Несчаст­ливцев. Он на слова Гурмыж­ской: «Уж теперь нечего делать» по ремарке «с жаром» воскли­цает: «Как нечего? Воро­тить его! (Поднимая глаза к небу.) Что я с ним сделаю! Боже, что я с ним сделаю! <...> Аркашка, подай мои ордена!»

Приводят Восмиб­ра­това с сыном, и трагик пускает в ход самые громкие слова, чтоб изоб­ра­зить гроз­ного барина. Хозяйка пуга­ется, купцы — не очень. Но в конце концов актеру удается задеть «честь» купца, и тот отдает деньги.

«Вот ваши деньги, полу­чите», — говорит Несчаст­ливцев Гурмыж­ской. («Отходит к стороне и стоит, скрести руки и спустя голову».) Гурмыж­ская благо­дарит и говорит, что должна ему «ровно такую сумму» (о чем речь шла еще и до его прихода в усадьбу). Актер отве­чает: «Не верю», говорит цвети­стые фразы о дели­кат­ности, благо­род­стве Гурмыж­ской и со слезами и словами: «Довольно мило­стей! Довольно ласк! Я сделаюсь идоло­по­клон­ником, я буду молиться на тебя!», — закры­вает лицо руками и уходит. Возму­щенный Аркадий прячется в кустах и наблю­дает, как Гурмыж­ская, посме­и­ваясь над Несчаст­лив­цевым, отдает деньги Була­нову.

И ночью в другой части сада хвалится Несчаст­лив­цеву: «Умный человек нигде не пропадет». «Умный? Это ты про кого же?» «Про себя-с». «Ну, кто ж это тебе сказал, что ты умный? Ты, братец, не верь, тебя обма­нули». Но Аркадий собой вполне доволен: поужинал с барского стола, «сказал, что так приучен у вас», «сошелся с ключ­ницей и по такому случаю <...> занял у нее денег, да еще у меня бутылка наливки в уголку подле кровати, будто вакса». А това­рища пори­цает: «Вот вы гово­рите, что умны, а гимна­зист-то, видно, умнее: он здесь получше вашего роль-то играет». «Какая роль, братец? Ну, что он такое? Маль­чишка, больше ничего». «Какая роль? Первый любовник-с». «Любовник? Чей?» «Тетеньки вашей! <...> Он-то любов­ника играет, а вы-то... простака!» Последние слова Аркадий говорит «из-за куста», спасаясь от всерьез уже разъ­ярен­ного трагика. Аркадий убегает, но дело сделано. «Он солгал, бесстыдно солгал», — начи­нает монолог трагик. И продол­жает: «Но если моя благо­че­стивая тетушка...», кончая так: «Посме­яться над чувством, над теплыми слезами артиста! Нет, такой обиды не прощает Несчаст­ливцев!»

Появ­ля­ются Карп, Улита, затем Аркадий. Карп подтру­ни­вает над УЛИТОЙ, явив­шейся, видимо, на свидание; сплет­ни­чает про разо­ри­тельные романы барыни: он сам возил на почту деньги доктору-фран­цузу, топо­графу, какому-то итальянцу. Улита ахает, а остав­шись с Арка­дием, начи­нает изли­вать ему душу, жалуясь на зави­симое поло­жение. Аркадий боится Несчаст­лив­цева, который бродит по саду, и пробал­ты­ва­ется с досады Улите, что тот не офицер, сам он не слуга ему, оба — актеры «и оба пьяницы».

В сад приходят Петр и Аксинья. Восмиб­ратов-отец опять час ругал сына, зато теперь согласен прида­ного взять две тысячи — но уж не меньше. Пара приходит к мысли просить денег «у братца, у Геннадия Демья­но­вича» — больше не у кого. Аксинья между тем начи­нает отча­и­ваться: «Все в воду тянет, <...> все на озеро погля­дываю». Петр испуган, она его успо­ка­и­вает, он уходит, и Аксинья внезапно встре­ча­ется с Несчаст­лив­цевым. Он в неко­тором экстазе и актер­ствует сам перед собой и Акси­ньей: «Женщина, прекрасная женщина... Ты женщина или тень?.. А! я вижу, что ты женщина. А я желал бы в эту прекрасную ночь побе­се­до­вать с загроб­ными жите­лями... Много тайн, много стра­даний унесли они с собой в могилу. Душа моя мрачна, мне живых не надо... Прочь!» «Братец, и я много стра­дала и страдаю». Живая, до конца открытая речь Аксюши вдруг попа­дает в тон аффек­тации Несчаст­лив­цева — он у Аксюши, видимо, вызы­вает полное доверие — а главное, у обоих свои несча­стья. Они тут же и выяс­ня­ются: на отча­янную просьбу о двух тысячах актер может только отве­тить: «Прости меня, прости! Я бедней тебя <...> не тебе у меня денег просить, а ты мне не откажи в пятачке медном, когда я посту­чусь под твоим окном и попрошу похме­литься. Мне пятачок, пятачок! Вот кто я». Тут пафос трагика вполне отве­чает реаль­ности: Аксинья бежит к озеру. За ней Несчаст­ливцев с криком: «Нет, нет, сестра! Тебе рано умирать!» Со словами: «Ну, убежал куда-то. УЖ не топиться ли? Вот бы хорошо-то. Туда ему и дорога...» — идет в беседку Аркадий.

Соби­раясь, уходить, он стал­ки­ва­ется с това­рищем и спасенной им девушкой. Трагик на пике душев­ного подъема: все словно бы следует его тону, словам, декла­ма­циям: женщина от любви броси­лась на его глазах в воду. И он убеж­дает Аксюшу идти в актрисы: буквально, вот сейчас в его труппу. Отча­яв­шаяся, полу­за­во­ро­женная, Аксюша как будто согла­ша­ется: «Хуже не будет. <...> Как вам угодно. Я готова на все». «У меня есть несколько ролей, я тебе почитаю. <...> В эту ночь я посвящаю тебя в актрисы. <...> Стой, беглец! Я вели­ко­душен, я тебя прощаю. Торже­ствуй, Аркашка! У нас есть актриса; мы с тобой объедем все театры и удивим всю Россию».

Они втроем уходят в беседку, их сменяют Раиса Павловна с УЛИТОЙ, та пере­дает новости барыне; оборот событий её устра­и­вает.

Улита пригла­шает Була­нова и исче­зает. Раиса Павловна напро­палую кокет­ни­чает с Була­новым, требуя, чтоб он угадал, что же она любит. А когда, услышав: «Тебя, дурак! тебя!», тот, бормоча: «Да-с <...> Давно бы вы-с... Вот так-то лучше, Раисынька! Давно бы ты...» лезет цело­ваться, оттал­ки­вает его: «Что ты, с ума сошел? Пошел прочь! Ты, неуч, негодяй, маль­чишка!» и уходит. Буланов в ужасе. «Что я сдуру-то наделал! Завтра же меня... Отсюда <...> В три шеи! Виноват-с! <...> Пропал, пропал, пропал!»

Но Буланов не пропал. Наутро в зале он кура­жится над Карпом: «Я беспо­рядков в доме не потерплю! Я вам не Раиса Павловна...» Карп уходит с ехидно подчерк­нутой покор­но­стью. «Здрав­ствуйте, господин Несчаст­ливцев!» — привет­ствует актера Буланов. «Ты знаешь, что я Несчаст­ливцев?» «Знаю». «Я очень рад, братец. Значит, ты знаешь, с кем имеешь дело, и будешь вести себя осто­рожно и почти­тельно». Буланов явно поба­и­ва­ется актера, а тот метко над ним изде­ва­ется; но все-таки сейчас ему прихо­дится уйти, раз такова воля хозяйки. УХОДЯ, он заме­чает случайно остав­ленную на столе денежную шкатулку.

Входит Гурмыж­ская. Буланов с ней на ты, он строит планы. На приданое Аксюше денег жаль. Раиса Павловна с Була­новым в затруд­нении, и тут входит сама Аксюша. Була­нова отсы­лают, и Гурмыж­ская зате­вает с Аксюшей о нем разго­воры. Они приводят только к обмену колко­стями не в пользу хозяйки, и в конце концов она признает, что ревнует Була­нова к Аксюше. Когда Аксюша говорит, что сама решила уйти из Пеньков, Раиса Павловна почти умиля­ется. Аксюшу сменяет Несчаст­ливцев, и очень реши­тельно. «Они никаких резонов не слушают», — говорит Карп. Актер его высы­лает: «Не пускай никого». Он в своем дорожном костюме. Отби­рает коло­кольчик у барыни и кладет пистолет возле шкатулки. «Не бойтесь, мы будем разго­ва­ри­вать очень мирно, даже любезно. Знаете что? Пода­рите мне её на память (шкатулку)». «Ах, нельзя, мой друг, тут важные бумаги, доку­менты по имению». «Вы ошиб­лись, тут деньги». Так, попугивая, актеру удается угово­рить Раису Павловну уделить ему деньги из шкатулки. В итоге Гурмыж­ская отдает тысячу, которую должна (в чем призна­ется), и говорит, что «не сердится» — не то трагик грозит тут же застре­литься. Актер зака­зы­вает тройку, пред­вку­шает выгодные контракты, бене­фисы. Аркадий в восторге. В доме соби­ра­ются гости. Аксюша ищет Петра: попро­щаться. Оказы­ва­ется, последнее условие отца: «Хоть бы тысячу за тебя, дурака, дали». Аксюша броса­ется к трагику: «Попро­сите тетушку, <...> теперь только тысячу рублей нужно, только тысячу». «А что ж в актрисы-то, дитя мое? С твоим-то чувством...» «Братец... чувство... оно мне дома нужно». И актер со словами «Дай мне хоро­шенько вдох­но­вить себя...» идет в столовую.

Входят Милонов, Бодаев, хозяйка с Була­новым, и выяс­ня­ется причина торже­ства: Гурмыж­ская выходит за Була­нова замуж. Появ­ля­ется Несчаст­ливцев. В дверях Восмиб­ра­товы, Аксюша, Аркадий. «Тетушка, вы счаст­ливы?» — спра­ши­вает Несчаст­ливцев и убеж­дает её сделать доброе дело — небольшой для себя суммой устроить и счастье племян­ницы: Гурмыж­ская отка­зы­вает. Буланов ей подда­ки­вает. И актер, к ужасу Аркадия, отдает деньги Аксюше. Их берет Восмиб­ратов и пере­счи­ты­вает. Аксюша горячо благо­дарит Несчаст­лив­цева. Милонов желает «поступок напе­ча­тать в газетах», а Бодаев пригла­шает к нему захо­дить, но на брудер­шафт с актером выпить отка­зы­ва­ются. «Вы, кажется, ехать соби­ра­е­тесь» — напо­ми­нает Буланов. «И в самом деле, брат Аркадий, <...> как мы попали в этот сыр-дремучий бор? Тут все в порядке, как в лесу быть следует. Старухи выходят замуж за гимна­зи­стов, молодые девушки топятся от горь­кого житья у своих родных: лес, братец», — говорит трагик. «Коме­ди­анты», — пожи­мает плечами Раиса Павловна. «Коме­ди­анты? Нет, мы артисты, а коме­ди­анты — вы. <...> Что вы сделали? кого накор­мили? кого утешили? <...> Девушка бежит топиться, кто её толкает в воду? Тетка. Кто спасает? Актер Несчаст­ливцев. „Люди, люди! Порож­дение кроко­дилов!“» И актер читает монолог Карла Моора из «Разбой­ников», закан­чивая словами: «О, если б я мог остер­ве­нить против этого адского поко­ления всех крово­жадных обита­телей лесов!» «Но позвольте, за эти слова можно вас и к ответу!» «Да просто к стано­вому. Мы все свиде­тели!» — откли­ка­ются Милонов и Буланов.

«Меня? Ошиба­ешься. Цензу­ро­вано. Смотри: одоб­ря­ется к пред­став­лению. Ах ты, злока­че­ственный мужчина! Где же тебе со мной разго­ва­ри­вать! Я чувствую и говорю, как Шиллер, а ты — как подьячий. Ну, довольно. В дорогу, Аркашка. <...> Послушай, Карп! Если приедет тройка, ты вороти её, братец, в город, и скажи, что господа пешком пошли. Руку, товарищ! (Подает руку Счаст­лив­цеву и медленно удаля­ется.)»

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 4.528 ms