Княжна Зизи

Краткое содержание рассказа
Читается за 8 минут(ы)

К княжне Зизи в обще­стве отно­сятся с предубеж­де­нием. Ее имя часто повто­ря­лось в гостиной моего опекуна. Компа­ньонка тетушки, небо­гатая вдова Мария Ивановна, расска­зала ее историю.

Княжна Зизи жила вместе с маменькой и старшей сестрой Лидией. Старая княгиня все время болела, И княжна в письмах к Маше посто­янно жало­ва­лась на скуку. Летом еще выез­жали в Симонов мона­стырь, а зимой — хоть плачь. Одно утешение было у княжны — читать книги. Она читала всего Карам­зина, читала «Клариссу», которую маменька накрепко запи­рала в шкап, весь «Вестник Европы»... Более же всего пригля­ну­лись ей чудесные стихи Жуков­ского и Пушкина.

Между тем старая княгиня случайно позна­ко­ми­лась с молодым чело­веком, очень приятным и обхо­ди­тельным. Владимир Лукья­нович Городков стал бывать в доме, даже разве­селил княгиню, и она съез­дила с дочерьми в Гостиный двор. Но затем княжне снова пришлось стра­дать. Матушка посто­янно отсы­лала ее из гостиной под разными пред­ло­гами, как только Городков появ­лялся. Как же горько было княжне сидеть наверху по приказу матери, пока Городков, веселый, смеш­ливый, зани­мает маменьку с Лидией. Наконец Зизи поняла: мать хочет, чтобы Лидия, как старшая, вышла замуж раньше. И еще: что сама она давно и страстно влюби­лась во Влади­мира Лукья­но­вича. В день помолвки княжне стало дурно, и даже пришлось вызы­вать доктора А вскоре после свадьбы умерла мать, взявши с Зизи слово забо­титься о Лидии и ее детях. Так и вышло. Всем хозяй­ством в доме заправ­ляла Зизи. Она забо­ти­лась обо всех житей­ских мелочах, о домашнем уюте, об удоб­ствах Город­кова Она почти само­властно управ­ля­лась с хозяй­ством и слугами — сестра в это не вникала. Зато в доме был порядок, и Городков был всем доволен. По вечерам он даже отдавал отчет Зинаиде в управ­лении имением.

День ото дня привя­зан­ность Зизи к Город­кову возрас­тала. С бьющимся сердцем и с холодной реши­мо­стью уходила Зизи после вечерних бесед в свою комнату и броса­лась на свою постель. Когда у Лидии роди­лась дочка, Зизи посвя­тила себя служению племян­нице. Но вот как-то старая прия­тель­ница Зизи, Мария Ивановна, отпра­вила к ней письмо из Казани со своим знакомым Радецким, ехавшим в Москву. Это был приличный молодой человек, недурной собою, не без состо­яния, он писал стихи и обладал харак­тером роман­ти­че­ским. Радецкий влюбился без памяти в Зинаиду. Он стал бывать в доме почти каждый день, разго­ва­ривал с княжной подолгу и обо всем. Но как-то случайно Радецкий поссо­рился с Город­ковым, и ему отка­зали от дома Когда бы он ни приехал — хозяев нету. Случай помог ему: княжна пошла в церковь, и слуги, задоб­ренные полтин­ни­ками, сказали, где ее искать. Радецкий действи­тельно нашел Зизи в полу­темной церкви за столбом. Она стояла на коленях и горячо моли­лась. На ее лице были слезы. И трудно было пове­рить, что это — только от одной набож­ности. Нет, тайная скорбь выра­жа­лась в ней несо­мненно. Влюб­ленный юноша оста­новил княжну после службы, заго­ворил с ней и признался в своих чувствах.

Каза­лось, сам вечер, тихий, безмя­тежный, последние лучи солнца, озаря­ющие лицо княжны, распо­ла­гали к откро­вен­ности. Княжна заду­ма­лась над словами моло­дого чело­века, над его призна­нием. Веро­ятно, в глубине души она и сама чувство­вала себя несчастной. Княжна не дала реши­тель­ного ответа, но обещала через несколько часов прислать домой к нему записку. Не прошло и полу­часа, как он получил письмо с согла­сием и поже­ла­нием совер­шить брак как можно скорее. Радецкий уже хотел чуть свет хлопо­тать о венчании, чтобы завтра же совер­шить брак. Но вдруг приходит новое письмо от княжны с изви­не­ниями, что она не любит его и не может стать его женой. Радецкий тут же уехал. Но он подо­зревал, что решение княжны было принято не без участия Город­кова, кото­рого она бого­тво­рила, а он считал злым гением своей возлюб­ленной. Дело же было так. Когда княжна, бледная и трепе­щущая, реши­лась объявить Лидии и ее мужу о том, что выходит замуж, ее сестра захо­хо­тала, а Городков побледнел. После того он пришел к Зинаиде как бы для того, чтобы поза­бо­титься о ее имении, о ее приданом. Княжна начала с жаром ото всего отка­зы­ваться... Городков с усилием сказал, что это было бы непри­лично, что сама княжна об этом пожа­леет... и потом новая привя­зан­ность вытеснит прежние... Это был намек на теплые отно­шения между Город­ковым и княжной, уста­но­вив­шиеся в последнее время. Городков называл ее един­ственным другом, насто­ящей матерью Пашеньки. Вспом­нить все это в ту минуту, когда она реши­лась было выйти замуж, поки­нуть этот дом, этого мужчину — един­ствен­ного, кого она любила — и не имела права любить... Все это было выше ее сил. На другой день утром она отка­зала Радец­кому.

Но тут новое проис­ше­ствие потре­бо­вало всех сил и всего муже­ства княжны. Лидия была снова бере­менна. Но она продол­жала, несмотря на советы врачей, ездить на балы и танце­вать. Наконец она забо­лела. Доктора созвали конси­лиум. Лидия выки­нула, и состо­яние ее сдела­лось весьма опасным. Она чувство­вала, что ей недолго оста­лось жить. Иногда она просила Зинаиду стать женой Город­кова после ее смерти. Иногда же на нее нахо­дила ревность, и она обви­няла мужа и Зинаиду в том, что они только и дожи­да­ются ее смерти. А в это время Мария Ивановна в Казани узнала кое-что о тайных наме­ре­ниях Город­кова и о насто­ящем поло­жении имения Зизи и Лидии. Она отослала подруге подлинник письма Город­кова, из кото­рого следо­вало, что он продает имение частями, заде­шево, лишь бы полу­чить деньги налич­ными. Он хочет полу­чить свое, отдельное — а вместе с тем восполь­зо­ваться и второю поло­виною имения, принад­ле­жащей Зизи... Словом, он думает о себе, а не о Лидии и не о дочке...

Узнав обо всем, княжна прямо с письмом едет к пред­во­ди­телю дворян­ства. Затем, когда Город­кова не было дома, вместе с пред­во­ди­телем и двумя свиде­те­лями она появи­лась в комнате умира­ющей Лидии. Лидия подпи­сала заве­щание, в котором пред­во­ди­тель был назначен душе­при­каз­чиком и опекуном в помощь Влади­миру Лукьяно-вичу, а дети сверх того вруча­лись Зинаиде под ее особое попе­чение.

Неиз­бежное свер­ши­лось — Лидия умерла. Городков заставил Зинаиду съехать из дома, затем очернил в глазах окру­жа­ющих. Когда прочли заве­щание, он заявил, что его жена была должна ему сумму большую, чем стоит имение. Он предъ­явил даже заемные письма, объясняя, что делает это только затем, чтоб сохра­нить имение для детей от чужого управ­ления... И опять все плакали и взды­хали только о ковар­стве интри­ганки Зинаиды. Опекун упрекал княжну, что она выста­вила его дураком. Но Зинаида точно знала, что сестра ее не могла брать денег у мужа: Влади­миру Лукья­но­вичу было нечего ей дать. Но дока­за­тельств у нее не было. Даже письмо, открывшее ей глаза, она отдала Город­кову. Пред­во­ди­тель отка­зался вести дело. Но Зинаида сама подала в суд о безде­неж­ности заемных писем Лидии. Она видела, что Городков завел связь с одной безнрав­ственной женщиной, которая вытя­ги­вала из него деньги и понуж­дала повен­чаться. Для этого процесса нужны были деньги, поэтому ей пришлось подать вторую просьбу о разделе имения. И наконец третью — о разо­рении, сделанном Город­ковым в имении. Все сред­ства были исчер­паны, княжне пред­стояло публично присяг­нуть в церкви в истине своих пока­заний... Но тут снова вмеша­лось прови­дение. Город­кова разбили лошади. После его смерти девушка вновь обрела свои права над имением и над воспи­та­нием племян­ницы.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 3.594 ms