Княжна Мими

Краткое содержание рассказа
Читается за 10 минут(ы)

Все таин­ственные истории начи­на­ются подчас со случай­ного разго­вора, невзначай брошен­ного слова, мимо­летной встречи. Где же и быть такой встрече, как не на балу? Княжна Мими давно недо­люб­ли­вала баро­нессу Дауер­таль. Княжне было уже трид­цать. Она все никак не могла выйти замуж, но продол­жала посе­щать балы. Она отлично научи­лась злосло­вить, наво­дить на подо­зрения, интри­го­вать и, оста­ваясь неза­метной, приоб­ре­тать некую власть над окру­жа­ю­щими. Баро­несса Дауер­таль, напротив, была замужем уже второй раз. Первый ее муж умер, а второй, осиплый старый барон, возбуждал во всех жалость и подо­зрения, что жена только прикры­ва­ется им. Однако сам барон безусловно верил своей жене и не сомне­вался в ее привя­зан­ности. И как ни злосло­вили дамы в свете об Элизе Дауер­таль, все же никак не могли выяс­нить, с кем же у нее роман. И свет оставил ее в покое... Но не княжна. Мими думала, что первый муж баро­нессы до самой женитьбы был поклон­ником ее, княжны. Но тут явилась разлуч­ница Элиза и окол­до­вала его. Простить это было невоз­можно...

Итак, однажды, во время бала, после одного из танцев, княжна спро­сила мельком у баро­нессы, с кем именно она танцует. Баро­несса отве­тила, что ее партнер когда-то служил с ее братом. Вопрос княжны поставил ее в затруд­ни­тельное поло­жение. Границкий, молодой человек, с которым она танце­вала, действи­тельно был другом ее брата, точнее, брата ее мужа. А брат сейчас жил в ее доме. И Границкий — у ее брата. Он никого не знал в городе, посто­янно выезжал вместе с баро­нессой. Глядя на этого стат­ного моло­дого чело­века с густыми черными бакен­бар­дами, который так часто сопро­вождал баро­нессу, легко было поду­мать, что их связы­вает какое-то чувство.

На самом деле Границкий был давно и безна­дежно влюблен в графиню Лидию Рифей­скую. Он знал и полюбил ее еще девушкой, она отве­чала ему взаим­но­стью. Но, как всегда бывает, вмеша­лись семейные расчеты, сооб­ра­жения мате­ри­альные. Мать увезла Лидию во Францию и выдала замуж за графа Рифей­ского. Встре­тив­шись снова в Петер­бурге, любов­ники вспом­нили прошлое и реши­лись обма­ны­вать свет. Сейчас же, во время бала, Лидия сумела преду­пре­дить Границ­кого, чтобы он не приглашал ее на танцы больше одного раза.

Вот почему, когда баро­несса разыс­кала его, чтобы позна­ко­мить с танцов­щицею, Границкий охотно согла­сился. Баро­несса хотела пред­ста­вить его княжне Мими, чтобы снять с себя ее подо­зрение и заслу­жить благо­дар­ность. Расчет не оправ­дался: княжна сказа­лась нездо­ровою и откло­нила пред­ло­жение Границ­кого. Смущенной баро­нессе пришлось удалиться. Княжне очень хоте­лось пока­зать, что она не хочет танце­вать только с Границким. К несча­стью, за весь вечер ее никто больше не пригласил. Она верну­лась домой с планами жесто­чай­шего мщения. Не спешите осуж­дать за них княжну: осуж­дайте лучше развра­щенные нравы обще­ства! Того обще­ства, которое внушает девушке, что ее един­ственная цель — выйти замуж, а если она не может это сделать, прези­рает ее и насме­ха­ется над ней.

На другой день утром княжна просну­лась не в духе. За завтраком она выслу­шала немало колко­стей от своей матери, старой княгини, сето­вавшей все о том же, что дочь не вышла замуж, а продол­жает ездить по балам и что у нее, матери, уже нет сил содер­жать княжну Мими. А еще до этого она почти поссо­ри­лась со своей младшей сестрой Марией, защи­щавшей баро­нессу. Ссора обещала разго­реться не на шутку, но в дом начали съез­жаться гости и знакомые. Мало-помалу разговор зашел о баро­нессе и о Границком. Гости сошлись во мнении, что барон и баро­несса вместе выглядят странно, а Элиза ведет себя непри­стойно, повсюду таская за собой Границ­кого. Свет­ская молва уже связала вместе имена Элизы и Границ­кого, посчитав их любов­ни­ками. Любое действие, любое слово только подтвер­ждало подо­зрения.

Однажды княжна и баро­несса встре­ти­лись в доме их общих знакомых. Там же был и Границкий, целый день безуспешно проис­кавший графиню Рифей­скую. Вскоре Границкий сказал, что ему надо ехать в оперу, и исчез. Княжна тут же решила, что это она расстроила очередное свидание баро­нессы с любов­ником. Но тут появился слуга и доложил, что карета баро­нессы подана. Княжна Мими что-то запо­до­зрила, но даже сама не знала, что именно. Она решила, что непре­менно должна ехать с баро­нессой, и напро­си­лась с ней в карету под пред­логом мигрени. И вот Мими идет по двору, в салопе, проду­ва­емая со всех сторон ветром, который слепит и заду­вает фонари. Ее поддер­жи­вают два лакея, помогая взойти на ступеньку кареты. В это время из кареты высо­вы­ва­ется мужская рука, чтобы помочь ей сесть. Мими броси­лась назад и вскрик­нула — едва ли не от радости! Наконец-то она нашла улику! Она громким шепотом сооб­щила своей сестре Марии, что баро­нессу ждет в карете Границкий. Баро­несса, которая появи­лась вслед за княжной, никак не могла понять, что случи­лось. В этот момент дверь отво­ри­лась — и вошел... барон. Да, это он ожидал в карете свою жену. Крик княжны Мими, которую он было принял за Элизу, заставил его выйти из кареты.

Если вы думаете, что все разъ­яс­ни­лось и Элиза была оправ­дана в глазах обще­ства, значит, вы не знаете его. Для обще­ства нет ничего приятнее обви­нить какую-то женщину в измене, пове­рить себе и пресле­до­вать ее. Княжна Мими обла­дала каким-то магне­тизмом — поэтому присут­ству­ющие не верили глазам своим. Им легче было поду­мать, что это мираж, дьяволь­ское нава­ждение, чем то, что княжна обма­ну­лась, приняв старого барона за Границ­кого. Тогда роди­лась неясная, в сущности нелепая мысль, что барон играл тут роль кума. Посте­пенно все увери­лись в истин­ности этого пред­по­ло­жения. Настолько, что молодой барон, деверь Элизы и брат старого барона, друг Границ­кого, уже должен был выслу­ши­вать настав­ления от маркизы де Креки, своей тетушки. Она нашла это знаком­ство странным, предо­су­ди­тельным, а самого Границ­кого, который нигде не служил, — подо­зри­тельным. Она реши­тельно взяла слово с племян­ника, что ради брата он выставит Границ­кого из дома. Она сооб­щила ему о хитрой интриге, зате­янной Границким с баро­нессою.

В то самое время, когда маркиза отчи­ты­вала племян­ника, Габриель Границкий встре­тился с Лидией в небольшой комнате позади блестя­щего мага­зина. Лидия пришла сюда последний раз, чтобы сооб­щить новость: у ее мужа был второй удар, и врачи объявили его безна­дежным. Перед любов­ни­ками откры­ва­лась заря свободы, над ними, каза­лось, витал призрак счастья. Но графиня мучи­лась, что ради этого счастья она должна пере­сту­пить через смерть своего друга. И покля­лась ежеми­нутною заботою о муже, выпол­не­нием своего супру­же­ского долга иску­пить свой обман и будущее счастье...

Вернув­шись домой, молодой барон Дауер­таль с нетер­пе­нием поджидал Границ­кого. Он был словно во сне и чувствовал, что должен что-то сделать. Он пере­живал за своего брата, кото­рого любил и уважал, ощущал его обиду как свою собственную. К этому приме­ши­ва­лось и желание покра­со­ваться перед това­ри­щами, пока­зать, что он уже не ребенок. Он привык, что смер­то­убий­ство загла­жи­вает все оскорб­ления и все преступ­ления. Спро­сить же у суди­лища высшего, истин­ного, не зави­ся­щего от людских мнений, он не дога­дался. Да и как бы мог он спра­ши­вать, коли воспи­тание забыло ему сказать про это суди­лище, а жизнь не научила спра­ши­вать вообще. Даже сам язык суди­лища был непо­нятен барону... Стоит ли удив­ляться, что появ­ление Границ­кого привело к немед­ленной ссоре, ссора — к оскорб­лению... И вот уже недавние друзья стре­ля­ются... Границкий все же пыта­ется выяс­нить причину неожи­дан­ного гнева своего това­рища. Ошибка выяс­ни­лась вполне... Но ни у одного из них не хватило силы отка­заться от дуэли. Против­ники не желают смерти друг друга, но вынуж­дены делать вид, что дерутся всерьез... «Поста­ра­емся оцара­пать друг друга», — решили дуэлянты и разо­шлись. И впрямь: пуля Границ­кого оцара­пала руку барона, Границкий же упал мертвый.

Узнав о дуэли, высо­ко­нрав­ственные дамы сразу все поняли. Все сомнения были отверг­нуты, виновные найдены.

Ложные обви­нения уложили баро­нессу в постель — она так больше и не подня­лась. Молодой барон и двое его секун­дантов были сосланы за дуэль. Графиня Рифей­ская оста­лась вдовой.

Вот и скажите после этого, какие пороки пресле­дуют обще­ство, если от этого поги­бают и вино­ватые, и невинные. Почему нахо­дятся люди, все призвание, все насла­ждение которых сеять бедствие, возбуж­дать в душах высоких отвра­щение к чело­ве­че­ству.

О смерти баро­нессы Дауер­таль в обще­стве узнали от моло­дого чело­века, который, невзирая на присут­ствие княжны Мими, обвинил свет­ских дам в этом преступ­лении. Княжна Мими возра­зила дерз­кому: «Убивают не люди, а безза­конные страсти».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.




время формирования страницы 4.363 ms