Милый друг

Краткое содержание рассказа
Читается за 11 минут(ы)

Жорж Дюруа, сын зажи­точных крестьян, содер­жа­телей кабачка, по прихоти природы наделен счаст­ливой наруж­но­стью. Он строен, высок, белокур, у него чудные усы... Он очень нравится женщинам, и он в Париже. Но у него в кармане три франка, а жало­ванье будет только через два дня. Ему жарко, ему хочется пива... Дюруа шляется по Парижу и ждет случая, который ведь должен же пред­ста­виться? Случай — это, скорее всего, женщина. Так и будет. Все его случаи произойдут от женщин... А пока что он встре­чает Форе­стье.

Они вместе служили в Алжире. Жорж Дюруа не захотел быть первым в деревне и попытал счастья в военной службе. Два года он грабил и убивал арабов. За это время у него появи­лась привычка ходить, выпятив грудь, и брать то, что хочется. И в Париже можно выпя­чи­вать грудь и толкать прохожих, но здесь не принято добы­вать золото с револь­вером в руке.

А толстый Форе­стье преуспел: он журна­лист, он состо­я­тельный человек, он благо­душен — угощает старого друга пивом и сове­тует заняться журна­ли­стикой. Он пригла­шает Жоржа назавтра обедать и дает ему два луидора (сорок франков), чтобы тот мог взять напрокат приличный костюм.

С этого все и нача­лось. У Форе­стье, оказы­ва­ется, есть жена — изящная, весьма хоро­шенькая блон­динка. Явля­ется её подруга — жгучая брюнетка г-жа де Марель с маленькой дочкой. Пожа­ловал г-н Вальтер, депутат, богач, изда­тель газеты «фран­цуз­ская жизнь». Тут же известный фелье­то­нист и еще знаме­нитый поэт... А Дюруа не умеет обра­щаться с вилкой и не знает, как быть с четырьмя бока­лами... Но он быстро ориен­ти­ру­ется на мест­ности. И вот — ах, как кстати! — разговор пошел об Алжире. Жорж Дюруа всту­пает в разговор, как в холодную воду, но ему задают вопросы... Он в центре внимания, и дамы не сводят с него глаз! А Форе­стье, друг Форе­стье, не упус­кает момент и просит доро­гого патрона г-на Валь­тера взять Жоржа на службу в газету... Ну, это посмотрим, а пока Жоржу зака­заны два-три очерка об Алжире. И еще: Жорж приручил Лорину, маленькую дочку г-жи де Марель. Он поце­ловал девочку и качает её на колене, и мать изум­лена и говорит, что г-н Дюруа неот­разим.

Как счаст­ливо все завя­за­лось! А все оттого, что он такой красавец и молодец... Оста­лось только напи­сать этот чертов очерк и завтра к трем часам принести его г-ну Валь­теру.

И Жорж Дюруа садится за работу. Стара­тельно и красиво выводит он на чистом листе заглавие: «Воспо­ми­нания афри­кан­ского стрелка». Это название подска­зала г-жа Вальтер. Но дальше дело не идет. Кто же знал, что одно дело болтать за столом с бокалом в руке, когда дамы не сводят с тебя глаз, и совсем иное дело — писать! Дьяволь­ская разница... Но ничего, утро вечера мудренее.

Но и утром все не так. Усилия напрасны. И Жорж Дюруа решает просить о помощи друга Форе­стье. Однако Форе­стье спешит в газету, он отсы­лает Жоржа к своей жене: она, мол, поможет не хуже.

Г-жа Форе­стье усадила Жоржа за стол, выслу­шала его и через четверть часа начала дикто­вать статью. Удача несет его. Статья напе­ча­тана — какое счастье! Он принят в отдел хроники, и наконец-то можно навеки поки­нуть нена­вистную контору Северной железной дороги. Жорж делает все правильно и точно: сперва получил в кассе жало­ванье за месяц, а уж потом обхамил на прощанье началь­ника — получил удоволь­ствие.

Одно нехо­рошо. Вторая статья не выходит. Но и это не беда — нужно взять еще один урок у г-жи Форе­стье, а это одно удоволь­ствие. Тут, правда, не повезло: сам Форе­стье оказался дома и заявил Жоржу, что, дескать, не намерен рабо­тать вместо него... Свинья!

Дюруа зол и сделает статью сам, безо всякой помощи. Вот увидите!.. И он сделал статью, написал. Только её не приняли: сочли неудо­вле­тво­ри­тельной. Он пере­делал. Опять не приняли. После трех пере­делок Жорж плюнул и целиком ушел в репор­тер­ство.

Вот тут-то он и развер­нулся. Его проныр­ли­вость, обаяние и наглость пришлись очень кстати. Сам г-н Вальтер доволен сотруд­ником Дюруа. Одно только плохо: получая в газете в два раза больше, чем в конторе, Жорж почув­ствовал себя богачом, но это длилось так недолго. Чем больше денег, тем больше их не хватает! И потом: ведь он заглянул в мир больших людей, но остался вне этого мира. Ему повезло, он служит в газете, он имеет знаком­ства и связи, он вхож в каби­неты, но... только как репортер. Жорж Дюруа по-преж­нему бедняк и поденщик. А здесь же, рядом, в своей же газете, — вот они! — люди с карма­нами, полными золота, у них шикарные дома и пикантные жены... Почему же это все у них? Почему не у него? Здесь какая-то тайна.

Жорж Дюруа не знает разгадки, зато он знает, в чем его сила. И он вспо­ми­нает г-жу де Марель, ту, что была с дочкой на обеде у Форе­стье. «До трех часов я всегда дома», — сказала она тогда. Жорж позвонил в поло­вине третьего. Конечно, он волно­вался, но г-жа де Марель — само радушие, само влекущее изяще­ство. И Лорина обра­ща­ется с ним как с другом... И вот уже Жорж приглашен на обед в ресторан, где будут они с г-жой де Марель и супруги Форе­стье — две пары.

Обед в отдельном каби­нете изыскан, длителен и прян непри­нуж­денной, легкой болтовней на краю непри­стой­ности. Г-жа де Марель обещала напиться и испол­нила обещание. Жорж её прово­жает. В экипаже он неко­торое время нере­ши­телен, но, кажется, она шевель­нула ногой... Он кинулся в атаку, она сдалась. Наконец-то он овладел насто­ящей свет­ской женщиной!

На другой день Дюруа завтра­кает у своей возлюб­ленной. Он еще робок, не знает, как пойдет дальше дело, а она обво­ро­жи­тельно мила, и Жорж играет влюб­лен­ность... И это так нетрудно по отно­шению к такой вели­ко­лепной женщине! Тут входит Лорина и радостно бежит к нему: «А, Милый друг!» Так Жорж Дюруа получил свое имя. А г-жа де Марель — её зовут Клотильда — оказа­лась восхи­ти­тельной любов­ницей. Она наняла для их свиданий маленькую квар­тирку. Жорж недо­волен: это ему не по карману... Да нет же, уже упла­чено! Нет, этого он допу­стить не может... Она умоляет, еще, еще, и он... уступил, полагая, что вообще-то это спра­вед­ливо. Нет, но как она мила!

Жорж совсем без денег, но после каждого свидания обна­ру­жи­вает в жилетном кармане одну или две золотые монеты. Он возмущен! Потом привы­кает. Только для успо­ко­ения совести ведет счет своего долга Клотильде.

Случи­лось так, что любов­ники сильно повздо­рили. Похоже, что это разрыв. Жорж мечтает — в виде мести — вернуть долг Клотильде. Но денег нет. И Форе­стье на просьбу о деньгах ссудил десять франков — жалкая подачка. Ничего, Жорж отплатит ему, он наставит рога старому Другу. Тем более, он знает теперь, как это просто.

Но что это? Атака на г-жу Форе­стье сразу захлеб­ну­лась. Она привет­лива и откро­венна: она никогда не станет любов­ницей Дюруа, но пред­ла­гает ему свою дружбу. Пожалуй, это дороже рогов Форе­стье! А вот и первый друже­ский совет; нане­сите визит г-же Вальтер.

Милый друг сумел пока­заться г-же Вальтер и её гостям, и не проходит недели, а он уже назначен заве­ду­ющим отделом хроники и приглашен к Валь­терам на обед. Такова цена друже­ского совета.

На обеде у Валь­теров произошло важное событие, но Милый друг еще не знает, что это важное событие: он пред­ставлен двум дочерям изда­теля — восем­на­дцати и шест­на­дцати лет (одна — дурнушка, другая — хоро­шенькая, как кукла). Зато другое Жорж не мог не заме­тить, Клотильда все так же обольсти­тельна и мила. Они поми­ри­лись, и связь восста­нов­лена.

Болен Форе­стье, он худеет, кашляет, и видно, что не жилец. Клотильда между прочим говорит, что жена Форе­стье не замедлит выйти замуж, как только все будет кончено, и Милый Друг заду­мался. А пока что жена увезла бедного Форе­стье на юг — лечиться. При прощанье Жорж просит г-жу Форе­стье рассчи­ты­вать на его друже­скую помощь.

И помощь пона­до­би­лась: г-жа Форе­стье просит Дюруа прие­хать в Канн, не оста­вить её одну с умира­ющим мужем. Милый друг ощущает откры­ва­ю­щийся перед ним простор. Он едет в Канн и добро­со­вестно отра­ба­ты­вает друже­скую повин­ность. До самого конца. Жорж Дюруа сумел пока­зать Мадлене Форе­стье, что он Милый друг, прекрасный и добрый человек.

И все полу­чи­лось! Жорж женится на вдове Форе­стье. Теперь у него есть изуми­тельная помощ­ница — гений заку­лисной журна­ли­стики и поли­ти­че­ской игры... И у него прекрасно устро­енный дом, и еще он стал теперь дворя­нином: он поделил на слоги свою фамилию и прихватил название родной деревни, он теперь дю Руа де Кантель.

Они с женой друзья. Но и дружба должна знать границы... Ах, зачем такая умная Мадлена по дружбе сооб­щает Жоржу, что г-жа Вальтер от него без ума?.. И еще того хуже: она говорит, что, будь Жорж свободен, она бы сове­то­вала ему жениться на Сюзанне, хоро­шенькой дочери Валь­тера.

Милый друг снова заду­мался. А г-жа Вальтер, если присмот­реться, еще очень даже ничего... Плана нет, но Жорж начи­нает игру. На этот раз объект добро­по­ря­дочен и борется отча­янно с самим собой, но Милый друг обложил со всех сторон и гонит в западню. И загнал. Охота окон­чена, но добыча хочет достаться охот­нику опять и опять. У него же другие дела. Тогда г-жа Вальтер откры­вает охот­нику тайну.

Военная экспе­диция в Марокко решена. Вальтер и Ларош, министр иностранных дел, хотят нажиться на этом. Они скупили по дешевке обли­гации марок­кан­ского займа, но стои­мость их скоро взлетит. Они зара­бо­тают десятки милли­онов. Жорж тоже может купить, пока не поздно.

Танжер — ворота Марокко — захвачен. У Валь­тера пять­десят милли­онов, он купил роскошный особняк с садом. А Дюруа зол: большие деньги опять не у него. Правда, жена полу­чила в наслед­ство от друга миллион, и Жорж оттяпал у нее поло­вину, но это — не то. Вот за Сюзанной, дочерью Валь­тера, двадцать милли­онов прида­ного...

Жорж с поли­цией нравов высле­жи­вает жену. Ее застали с мини­стром Ларошем. Милый друг одним ударом свалил мини­стра и получил развод. Но ведь Вальтер ни за что не отдаст за него Сюзанну! На это тоже есть свой прием. Не зря он совратил г-жу Вальтер: пока Жорж обедал и завтракал у нее, он сдру­жился с Сюзанной, она ему верит. И Милый друг увез хоро­шенькую дурочку. Она ском­про­ме­ти­ро­вана, и отцу некуда деваться.

Жорж Дюруа с юной женой выходит из церкви. Он видит палату депу­татов, он видит Бурбон­ский дворец. Он достиг всего.

Но ему никогда уже не будет ни жарко, ни холодно. Ему никогда так сильно не захо­чется пива.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.







время формирования страницы 5.427 ms