Школа жен

Краткое содержание рассказа
Читается за 12 минут(ы)

Пьесу пред­ва­ряет посвя­щение Генри­етте Англий­ской, супруге брата короля, офици­аль­ного покро­ви­теля труппы.

Автор­ское преди­словие изве­щает чита­телей о том, что ответы осудившим пьесу содер­жатся в «Критике» (имеется в виду комедия в одном действии «Критика „Школы жен“», 1663 г.).

Два старинных прия­теля — Кризальд и Арнольф — обсуж­дают наме­рение послед­него жениться. Кризальд напо­ми­нает, что Арнольф всегда смеялся над неза­дач­ли­выми мужьями, уверяя, что рога — удел всякого мужа: «...никто, велик он или мал, / От вашей критики спасения не знал». Поэтому любой намек на верность будущей жены Арнольфа вызовет град насмешек. Арнольф уверяет друга, что ему «известно, как рога сажают нам бабенки» и потому «забла­говре­менно я все расчел, мой друг». Насла­ждаясь собственным крас­но­ре­чием и прони­ца­тель­но­стью, Арнольф произ­носит страстную речь, харак­те­ризуя непри­год­ность к браку женщин слишком умных, глупых или неуме­ренных щеголих. Чтобы избе­жать ошибок других мужчин, он не только выбрал в жены девушку «чтобы ни в знат­ности породы, ни в именье / Нельзя ей было взять над мужем пред­по­чтенье», но и воспитал её с самого детства в мона­стыре, забрав «обузу» у бедной крестьянки. Стро­гость принесла свои плоды, и его воспи­тан­ница столь невинна, что однажды спро­сила, «точно ли детей родят из уха?» Кризальд слушал так внима­тельно, что не заметил, как назвал своего давнего знакомца привычным именем — Арнольф, хотя и был преду­пре­жден, что тот принял новое — Ла Суш — по своему поме­стью (игра слов — la Souche — пень, дуралей). Заверив Арнольфа, что впредь не допу­стит ошибки, Кризальд уходит. Каждый из собе­сед­ников уверен, что другой ведет себя несо­мненно странно, если не безумно.

Арнольф с большим трудом попал в свой дом, так как слуги — Жоржетта и Ален — долго не отпи­рали, подда­лись только на угрозы и не слишком почти­тельно разго­ва­ри­вали с госпо­дином, весьма туманно объяснив причину своей медли­тель­ности. Приходит Агнеса с работой в руках. Ее вид умиляет Арнольфа, так как «любить меня, молиться, прясть и шить» — и есть тот идеал жены, о котором он расска­зывал другу. Он обещает Агнесе пого­во­рить через часок о важных вещах и отправ­ляет её домой.

Остав­шись один, он продол­жает восхи­щаться своим удачным выбором и превос­ход­ством невин­ности над всеми другими женскими добро­де­те­лями. Его размыш­ления преры­вает молодой человек по имени Орас, сын его давниш­него друга Оранта. Юноша сооб­щает, что в ближайшее время из Америки приедет Энрик, который вместе с отцом Ораса наме­ре­ва­ется осуще­ствить важный план, о котором пока ничего не известно. Орас реша­ется одол­жить у старого друга семьи денег, так как он увлекся девушкой, живущей побли­зости, и хотел бы «до конца довесть скорее приклю­ченье». При этом он, к ужасу Арнольфа, показал на домик, в котором живет Агнеса, оберегая которую от дурного влияния, ново­яв­ленный Ла Суш поселил отдельно. Орас без утайки рассказал другу семьи о своих чувствах, вполне взаимных, к прелестной и скромной краса­вице Агнесе, нахо­дя­щейся на попе­чении бога­того и неда­ле­кого чело­века с нелепой фами­лией.

Арнольф спешит домой, решив про себя, что ни за что не уступит девушку моло­дому щеголю и сумеет восполь­зо­ваться тем, что Орас не знает его нового имени и потому с легко­стью дове­ряет свою сердечную тайну чело­веку, с которым уже давно не виделся. Пове­дение слуг стано­вится Арнольфу понятным, и он застав­ляет Алена и Жоржетту расска­зать правду о том, что проис­хо­дило в доме в его отсут­ствие. Арнольф в ожидании Агнесы стара­ется взять себя в руки и умерить гнев, вспо­миная античных мудрецов. Появив­шаяся Агнеса не сразу пони­мает, что же хочет узнать её опекун, и подробно описы­вает все свои занятия за последние десять дней: «Я сшила шесть рубах и колпаки сполна». Арнольф реша­ется спро­сить прямо — бывал ли без него мужчина в доме и вела ли девушка с ним разго­воры? Признание девушки пора­зило Арнольфа, но он утешил себя тем, что чисто­сер­дечие Агнесы свиде­тель­ствует о её невин­ности. И рассказ девушки подтвердил его простоту. Оказы­ва­ется, зани­маясь шитьем на балконе, юная краса­вица заме­тила моло­дого госпо­дина, любезно ей покло­нив­ше­гося. Ей пришлось вежливо отве­тить на учти­вость, молодой человек покло­нился еще раз и так, кланяясь друг другу все ниже, они провели время до самой темноты.

На следу­ющий день к Агнесе явилась какая-то старушка с изве­стием о том, что юная прелест­ница причи­нила страшное зло — нанесла глубокую сердечную рану тому моло­дому чело­веку, с которым вчера раскла­ни­ва­лась. Девушке пришлось принять моло­дого кава­лера, так как оста­вить его без помощи она не реши­лась. Арнольфу хочется узнать все попо­дробнее, и он просит девушку продол­жить рассказ, хотя внут­ренне содро­га­ется от страха услы­шать что-нибудь ужасное. Агнеса призна­ется в том, что юноша шептал ей признания в любви, без устали целовал её руки и даже (тут Арнольф едва не обезумел) взял у нее ленточку. Агнеса призна­лась, что «что-то сладкое щекочет, заде­вает, / Сама не знаю что, но сердце так и тает». Арнольф убеж­дает наивную девушку, что все проис­шедшее — страшный грех. Есть лишь один способ испра­вить случив­шееся: «Одним заму­же­ством снима­ется вина». Агнеса счаст­лива, так как пола­гает, что речь идет о свадьбе с Орасом. Арнольф же имеет в виду себя в каче­стве мужа и поэтому заве­ряет Агнесу, что брак будет заключен «в сей же день». Недо­ра­зу­мение все-таки выяс­ня­ется, так как Арнольф запре­щает Агнесе видеться с Орасом и велит не впус­кать в дом ни при каких обсто­я­тель­ствах. Более того, он напо­ми­нает, что вправе требо­вать от девушки полного послу­шания. Далее он пред­ла­гает бедняжке озна­ко­миться с «Прави­лами супру­же­ства, или обязан­но­стями замужней женщины вместе с её каждо­днев­ными упраж­не­ниями», так как для «счастья нашего придется вам, мой друг, / И волю обуз­дать и сокра­тить досуг». Он застав­ляет девушку читать правила вслух, но на один­на­дцатом правиле сам не выдер­жи­вает моно­тон­ности мелочных запретов и отсы­лает Агнесу изучать их само­сто­я­тельно.

Появ­ля­ется Орас, и Арнольф решает выве­дать у него даль­нейшие подроб­ности едва начав­ше­гося приклю­чения. Молодой человек опечален неожи­дан­ными ослож­не­ниями. Оказы­ва­ется, сооб­щает он Арнольфу, вернулся опекун, каким-то таин­ственным образом узнавший о пылкой любви своей подопечной и Ораса. Слуги, которые прежде помо­гали в их любви, вдруг повели себя грубо и закрыли перед носом обес­ку­ра­жен­ного возды­ха­теля дверь. Девушка тоже повела себя сурово, поэтому несчастный юноша понял, что за всем стоит опекун и руко­водит поступ­ками слуг и, главное, Агнесы. Арнольф с удоволь­ствием слушал Ораса, но оказа­лось, что невинная девушка проявила себя весьма изоб­ре­та­тельной. Она действи­тельно швыр­нула с балкона камень в своего поклон­ника, но вместе с камнем и письмо, которое ревнивец Арнольф, наблюдая за девушкой, просто не заметил. Но ему прихо­дится принуж­денно смеяться вместе с Орасом. Еще хуже пришлось ему, когда Орас начи­нает читать письмо Агнесы и стано­вится ясно, что девушка вполне осознала свое неве­дение, беско­нечно верит возлюб­лен­ному и расста­вание для нее будет ужасным. Арнольф потрясен до глубины души, узнав, что все его «труды и доброта забыты».

Все же он не желает усту­пить прелестную девушку моло­дому сопер­нику и пригла­шает нота­риуса. Однако его расстро­енные чувства не позво­ляют толком дого­во­риться об усло­виях брач­ного дого­вора. Он пред­по­чи­тает еще раз пого­во­рить со слугами, чтобы уберечь себя от неожи­дан­ного визита Ораса. Но Арнольфу снова не повезло. Появ­ля­ется юноша и расска­зы­вает о том, что вновь встре­тился с Агнесой в её комнате, и о том, как ему пришлось спря­таться в шкафу, потому что к Агнесе явился её опекун (Арнольф). Орас опять не смог увидеть сопер­ника, а лишь слышал его голос, поэтому продол­жает считать Арнольфа своим наперс­ником. Едва молодой человек ушел, появ­ля­ется Кризальд и вновь пыта­ется убедить своего друга в нера­зумном отно­шении к браку. Ведь ревность может поме­шать Арнольфу трезво оценить семейные отно­шения — иначе «рога уже почти надеты / На тех, кто истово клянется их не знать».

Арнольф идет в свой дом и вновь преду­пре­ждает слуг получше стеречь Агнесу и не допус­кать к ней Ораса. Но проис­ходит непред­ви­денное: слуги так стара­лись испол­нить прика­зание, что убили моло­дого чело­века и теперь он лежит безды­ханный. Арнольф в ужасе от того, что придется объяс­няться с отцом юноши и своим близким другом Оронтом. Но, снеда­емый горь­кими чувствами, он неожи­данно заме­чает Ораса, который рассказал ему следу­ющее. Он дого­во­рился о встрече с Агнесой, но слуги набро­си­лись на него и, повалив на землю, начали изби­вать так, что он лишился чувств. Слуги приняли его за мерт­веца и стали причи­тать, а Агнеса, услышав крики, мгно­венно броси­лась к своему возлюб­лен­ному. Теперь Орасу необ­хо­димо оста­вить девушку на время в безопасном месте, и он просит Арнольфа принять Агнесу на свое попе­чение, пока не удастся угово­рить отца юноши согла­ситься с выбором сына. Обра­до­ванный Арнольф спешит отвести девушку в свой дом, а Орас невольно ему помо­гает, угова­ривая свою прекрасную подругу следо­вать за другом своей семьи во избе­жание огласки.

Остав­шись наедине с Арнольфом, Агнеса узнает своего опекуна, но держится твердо, признав­шись не только в любви к Орасу, но и в том, что «я не дитя давно, и для меня — позор, / Что я простушкою слыла до этих пор». Арнольф тщетно пыта­ется убедить Агнесу в своем праве на нее — девушка оста­ется неумо­лимой, и, пригрозив отпра­вить её в мона­стырь, опекун уходит. Он вновь встре­ча­ется с Орасом, который делится с ним непри­ятным изве­стием: Энрик, вернув­шись из Америки с большим состо­я­нием, хочет выдать свою дочь за сына своего друга Оронта. Орас наде­ется, что Арнольф уговорит отца отка­заться от свадьбы и тем самым поможет Орасу соеди­ниться с Агнесой. К ним присо­еди­ня­ются Кризальд, Энрик и Оронт. К удив­лению Ораса, Арнольф не только не выпол­няет его просьбу, но сове­тует Оронту поскорее женить сына, не считаясь с его жела­ниями. Орант рад, что Арнольф поддер­жи­вает его наме­рения, но Кризальд обра­щает внимание на то, что Арнольфа следует назы­вать именем Ла Суш. Только теперь Орас пони­мает, что его «наперс­ником» был соперник. Арнольф прика­зы­вает слугам привести Агнесу. Дело прини­мает неожи­данный оборот.

Кризальд узнает в девушке дочь своей покойной сестры Анже­лики от тайного брака с Энриком. Чтобы скрыть рождение девочки, её отдали на воспи­тание в деревню простой крестьянке. Энрик, вынуж­денный искать счастья на чужбине, уехал. А крестьянка, лишив­шись помощи, отдала девочку на воспи­тание Арнольфу. Несчастный опекун, не в состо­янии произ­нести ни слова, уходит.

Орас обещает объяс­нить всем причину своего отказа жениться на дочери Энрика, и, забыв об Арнольфе, старинные прия­тели и молодые люди входят в дом и «там обсудим все подробно».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 3.377 ms