Монна Ванна

Краткое содержание рассказа
Читается за 9 минут(ы)

События разво­ра­чи­ва­ются в Пизе в конце XV в. Начальник пизан­ского гарни­зона Гвидо Колонна обсуж­дает со своими лейте­нан­тами Борсо и Торелло сложив­шуюся ситу­ацию: Пиза окру­жена врагами — войсками флорен­тийцев, а отряды, посланные Вене­цией на помощь пизанцам, не смогли пробиться к ним. В городе вот-вот начнется голод. У солдат не оста­лось ни пороха, ни пуль. Гвидо отправил своего отца Марко на пере­го­воры с Прин­чи­валле, наемным полко­водцем флорен­тий­ского войска. О Прин­чи­валле ходят разные слухи: то его изоб­ра­жают жестоким и коварным, то опасным, но честным и благо­родным. Возвра­ща­ется Марко. Он расска­зы­вает, что Прин­чи­валле принял его как почет­ного гостя. Марко с увле­че­нием расска­зы­вает, как рассуждал с Прин­чи­валле о диалогах Платона, как встретил в походной палатке флорен­тий­ского полко­водца знаме­ни­того ученого Фичино, как им вместе удалось обна­ру­жить в олив­ковой роще зарытый в песок торс богини...

Гвидо преры­вает рассказ отца, стре­мясь узнать, чем кончи­лись его пере­го­воры с Прин­чи­валле. Марко пыта­ется предо­сте­речь Гвидо от опро­мет­чивых решений и затем сооб­щает, что Прин­чи­валле, узнав об угото­ванной ему участи (его соби­ра­ются обви­нить в измене Флоренции и казнить), пред­ла­гает городу Пизе военную помощь либо обещает прислать триста повозок с боевыми припа­сами и с продо­воль­ствием. Но Прин­чи­валле ставит условие (Марко с трудом застав­ляет себя произ­нести его), чтоб в знак покор­ности, в знак победы пришла к нему одна, «пришла совсем нагая, чтоб ей служил покровом только плащ» — жена Гвидо, Джованна. Гвидо возмущен. Он готов погиб­нуть сам и погу­бить город, но оказы­ва­ется, что Джованна уже знает от Марко об условии спасения Пизы и готова пожерт­во­вать собой Гвидо пыта­ется поме­шать жене. Поняв, что это беспо­лезно, он расста­ется с ней холодно.

В своем лагере непо­да­леку от Пизы, в палатке, где в беспо­рядке валя­ются оружие, меха, стоят сундуки с драго­цен­но­стями и блестя­щими тканями, Прин­чи­валле ожидает решения своей судьбы: если его пред­ло­жение отверг­нуто, должен вернуться Марко, если же принято — на коло­кольне в городе зажжется огонь, возве­ща­ющий приход Джованны, Монны Ванны, женщины, которую Прин­чи­валле любит с детства. Сигнальный огонь заго­ра­ется. Прин­чи­валле ликует. Но до появ­ления Монны Ванны Прин­чи­валле пред­стоит встреча с Тривульцио, комис­саром Флорен­тий­ской респуб­лики. Тривульцио уверяет Прин­чи­валле в своей искренней приязни и преду­пре­ждает о кознях недоб­ро­же­ла­телей. Он призы­вает полко­водца немед­ленно взять приступом Пизу, чтобы, вернув­шись триум­фа­тором во Флоренцию, привлечь на свою сторону тех, кто настроен к нему враж­дебно. Прин­чи­валле разоб­ла­чает двуличие Тривульцио, показав ему его же собственные доносы, в резуль­тате которых Прин­чи­валле должен был погиб­нуть, потому что народ Флоренции бого­творил его и мог бы после­до­вать за ним, если бы Прин­чи­валле вдруг пришло в голову восстать против своих началь­ников. Чувствуя, что разоб­лачен, Тривульцио кида­ется с кинжалом на Прин­чи­валле, кото­рому удается откло­нить удар, и кинжал только заде­вает его лицо. Прин­чи­валле не пони­мает, как можно погу­бить чело­века по одному только подо­зрению, из страха перед мнимой опас­но­стью. Вместе с тем он уважает предан­ность Тривульцио родной Флоренции, Прин­чи­валле велит увести Тривульцио, но преду­пре­ждает, чтобы его никто пальцем не тронул. Ведио, адъютант Прин­чи­валле, пере­вя­зы­вает ему рану. Вдалеке слышится выстрел. Прин­чи­валле обес­по­коен: вдруг это стре­ляли в Монну Ванну? Ведио уходит узнать и, вернув­шись, окли­кает Прин­чи­валле. Затем он исче­зает, а в палатке появ­ля­ется Монна Ванна. Она действи­тельно легко ранена в плечо, но отка­зы­ва­ется пере­вя­зы­вать рану. Прин­чи­валле пока­зы­вает Ванне, как в уплату за её приход к нему отправ­ля­ются в Пизу возы с прови­зией и боепри­па­сами.

Усадив Ванну на свое ложе, Прин­чи­валле расска­зы­вает ей о своей любви. Ванну пора­жает сила чувства. Она не сразу узнает в полко­водце враже­ского войска бело­ку­рого маль­чика Джанелло, с которым играла в детстве. Отец увез Джанелло в Африку. После долгих блуж­даний по пустыне, после турец­кого и испан­ского плена он возвра­ща­ется в родной город и узнает, что Джованна вышла замуж за самого могу­ще­ствен­ного и бога­того чело­века в Пизе. Ему же было нечего ей пред­ло­жить. Джанелло стано­вится наемным полко­водцем, участ­вует в разных войнах, имя его стано­вится славным, и вот случай приводит его под стены Пизы... Джованна упре­кает его в нере­ши­тель­ности. «Не обольщай­тесь, я вас не люблю... — говорит она Прин­чи­валле. — И вместе с тем сама душа любви во мне мятется, ропщет, него­дует, когда подумаю, что чело­веку, так пламенно любив­шему меня, как я сама его любить могла бы, вдруг недо­стало смелости в любви!» На вопрос, любит ли она Гвидо, Джованна отве­чает, что счаст­лива с ним — насколько может быть счастлив человек, отка­зав­шийся от безрас­судных мечтаний...

Ванну смущает, что ради нее Прин­чи­валле безрас­судно поставил на карту свое будущее, свою славу, саму жизнь, и тот объяс­няет ей, что не жерт­вовал для нее ничем: он наемник и верен лишь до тех пор, пока верны ему («Будь у меня родина, я бы ей не изменил ради самой пламенной любви», — заме­чает он). Ведио преду­пре­ждает Прин­чи­валле о появ­лении в лагере флорен­тийцев, готовых аресто­вать его. Джованна, чтобы спасти Прин­чи­валле, пред­ла­гает ему уйти с нею вместе в Пизу. Над городом, к кото­рому направ­ля­ются Ванна и Прин­чи­валле, стоит зарево празд­ничных огней. Ванна счаст­лива и испол­нена благо­дар­ности к Прин­чи­валле. Она целует его в лоб.

В Пизе, в своем дворце Гвидо стра­дает от позора, от унижения. Он не хочет больше видеть отца, толк­нув­шего Джованну на жертву. А её он соби­ра­ется простить, но лишь когда её насильник будет убит. «Забыть окон­ча­тельно её проступок, пожалуй, нельзя, но он может так далеко уйти в прошлое, что его сама ревность не разыщет...» Марко готов поки­нуть город, он хочет лишь увидеть, как Джованна встре­тится с Гвидо. Слышатся привет­ственные крики толпы: «Наша Монна Ванна!», «Слава Монне Ванне!» Марко в сопро­вож­дении Борсо и Торелло выходит на террасу, Гвидо оста­ется один. Глаза Марко не в состо­янии разли­чить, где Джованна, и Борсо расска­зы­вает ему о её триум­фальном прибли­жении. Рядом с ней неиз­вестный, лицо кото­рого скрыто повязкой. Марко обни­мает Джованну. Появ­ля­ется Гвидо. Ванна хочет заго­во­рить с ним, кинуться к нему в объятия, но он резким движе­нием оста­нав­ли­вает и оттал­ки­вает Джованну. Он гонит толпу от стен своего дворца, затем пыта­ется сорвать повязку с лица Прин­чи­валле, чтобы выяс­нить, кто это. Ванна встает между ними. Она откры­вает Гвидо, что это её спаси­тель и назы­вает его имя — Прин­чи­валле. Гвидо же решает, что Джованна привела Прин­чи­валле в Пизу, чтобы отомстить ему. Выбежав на террасу, Гвидо во всеуслы­шание кричит, что враг пойман. Теперь ему хочется, чтобы толпа собра­лась. Гвидо жаждет услы­шать рассказ Ванны о том, как ей удалось зама­нить Прин­чи­валле. Ванна призы­вает мужа пове­рить ей и расска­зы­вает, что Прин­чи­валле не тронул её. Но здравый смысл Гвидо не позво­ляет ему пове­рить жене. Он обра­ща­ется к толпе с вопросом, верит ли кто Джованне? Верит ей лишь Марко. А Гвидо ставит Джованну перед выбором: либо она призна­ется в том, что Прин­чи­валле обладал ею, либо, если она наста­и­вает на том, что он её не тронул, — он будет казнен. Тогда Ванна, чтобы спасти Прин­чи­валле, лжет, что он обладал ею, что она зама­нила его в город поце­луями (при этом она страстно целует Прин­чи­валле, шепчет ему слова любви и закли­нает молчать). Она требует, чтобы ей дали ключ от темницы Прин­чи­валле, и Гвидо обещает, что стража сейчас принесет ей ключ.

Марко пони­мает и прини­мает высокий обман Монны Ванны. Гвидо счастлив, для него прошедшее — тяжелый сон. «О да, ты прав, — отве­чает ему Ванна, — то был тяжелый сон... А вот сейчас — сейчас начнется светлый...»

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 4.762 ms