В лесах

Краткое содержание рассказа
Читается за 19 минут(ы)

Сере­дина XIX столетия. Привольный, богатый лесами и масте­ровым людом край — Верхнее Заволжье. Живут здесь в труде и достатке, испо­ведуя старую веру. Тут немало мужиков, выбив­шихся в купцы, что зовутся тысяч­ни­ками.

Один из таких бога­теев-тысяч­ников Патап Максимыч Чапурин обитает за Волгой в деревне Осиповка. Дела свои Чапурин ведет по совести, и за то ему ото всех почет и уважение.

Чапу­рин­ская семья неве­лика. Жена Аксинья Заха­ровна да две дочери: старшая, восем­на­дца­ти­летняя Настя, отцова люби­мица, и Прас­ковья, годом помо­ложе. Дочери только что возвра­ти­лись в роди­тель­ский дом из Кома­ров­ской обители, где игуме­ньей была мать Манефа, сестра Патапа Макси­мыча,

Есть у Чапу­рина еще одна бого­данная дочка, воспи­танная им сирота Груня, но она уже замужем за богатым купцом и живет в другой деревне.

Зимней студеной порой возвра­ща­ется Чапурин из удачной деловои поездки, раду­ется встрече с домаш­ними, наде­ляет их подар­ками.

Остав­шись после ужина наедине с женой, Патап Максимыч объяв­ляет ей, что на днях приедут дорогие гости — богатый купец Снежков с сыном, за кото­рого Чапурин прочит выдать Настю. Для него этот брак почетен и выгоден.

У Трифона Лохма­того трое сыновей и две девки. Самый удачный из детей — старший, красавец и первый искусник по токар­ному делу, Алексей. Держал Трифон токарню, и все бы хорошо, но нава­ли­лись на мужика несча­стья — сначала пожар, а потом неве­домые злодеи обокрали дочиста. Пришлось Лохма­тому двух сыновей в люди на зара­ботки отда­вать. Алексей попал к Чапу­рину.

Чапурин не на шутку полюбил нового работ­ника за скром­ность, старание и масте­ро­ви­тость. Соби­ра­ется он сделать его приказ­чиком, который всеми осталь­ными распо­ря­жаться будет, но наме­рения своего пока не объяв­ляет.

На именины Аксиньи Заха­ровны приез­жает мать Манефа в сопро­вож­дении двух моло­деньких послушниц. Одна из них, бойкая Фленушка, выпы­ты­вает сердечную тайну подружки — Настя призна­ется ей в любви к Алексею.

Обсуждая с домаш­ними, как все лучше устроить для приема гостей, Патап Максимыч спра­ши­вает Настю, что она думает о замуже-стве, у него уже и женишок для нее припасен.

Настя сначала слезно просит отца не выда­вать её за нелю­би­мого, а получив отказ, заяв­ляет твердо, что в таком случае она примет иноче­ство.

Бойкая и проворная Фленушка сводит Настю с Алек­сеем. При первом же свидании Настя «страстно взгля­нула в очи милому и кину­лась на грудь его...».

Прове­дать названых роди­телей и поздра­вить Аксинью Заха­ровну с днем ангела приез­жает и Агра­фена Петровна (Груня).

Приез­жают все новые гости, среди которых и Яким Прохорыч Стуколов, давний знакомец Чапу­рина; он больше четверти века стран­ствовал где-то по свету. Вместе со Стуко­ловым держится и купец из города Дюков.

Стуколов расска­зы­вает собрав­шимся о своих скита­ниях, наме­кает на то, что явля­ется посланцем бело­кри­ниц­кого старо­об­ряд­че­ского епископа, но здесь занят делами не церков­ными. Распо­ла­гает он сведе­ниями о залежах в заволж­ских лесах «земля­ного масла» (золота) и ищет компа­ньонов для добычи его.

Разговор этот слышит Алексей, и у него заго­ра­ются глаза при помыслах о возможном скором обога­щении.

Завя­зав­шаяся беседа преры­ва­ется прибы­тием отца и сына Снеж­ковых. Старший Снежков держится уверенно — он здесь богаче и знатнее всех, — похва­ля­ется воль­ными нравами москов­ского купе­че­ства. Чапу­рина и его гостей рассказ этот повер­гает в смущение.

Настя сразу же дога­ды­ва­ется о наме­ре­ниях отца и шепчет Фленушке: «Не бывать сватов­ству».

Чуть не до полночи пиро­вали гости, наконец разо­шлись по комнатам, но далеко не все уснули. Не спит и мать Манефа, потря­сенная встречей с чело­веком, кото­рого она давно считала погибшим. Был у нее грех в юности, родила она от Стуко­лова дочку. Скит­ницы укрыли ребенка, а взамен взяли с греш­ницы обещание «принять ангель­ский образ иноче­ства». И хотя отец со временем уже согла­шался на брак её со Стуко­ловым, не реши­лась девица нару­шить клятву, данную Господу.

С годами просла­ви­лась она бого­моль­но­стью и умением управ­ляться со всеми церков­ными делами. Девочку же, которая воспи­ты­ва­лась в деревне, мать Манефа себе в послуш­ницы взяла, и никто не ведал, что Фленушка прихо­дится ей родной дочерью.

Отказав Снеж­ковым, немало обиженным таким неожи­данным пово­ротом дела, Патап Максимыч возвра­ща­ется к разго­вору со Стуко­ловым о золоте. Странник разъ­яс­няет: хотя местные ветлуж­ские прииски даже богаче сибир­ских, но, чтобы добыть золото, потре­бу­ется не менее пяти­де­сяти тысяч. Зато потом обер­нутся они пятью, если не десятью милли­о­нами.

Чапурин осто­рож­ни­чает, его не устра­и­вает, что поло­вина барышей будет отдана епископу Софронию, владе­ю­щему картой россыпей.

В конце концов они все же дого­ва­ри­ва­ются, порешив держать все пред­при­ятие в тайне. Чапурин решает сам съез­дить на Ветлугу, на месте разо­браться что к чему.

И овла­де­вают Патапом Макси­мычем горде­ливые мечты о будущем богат­стве, думает он и о дочери, прики­ды­вает, кто бы мог стать ей достойным мужем. «И попал ему Алексей на ум. Если бы Настя знала да ведала, что промельк­нуло в голове роди­теля, не плакала бы по ночам...»

Выехал Чапурин на двух санях вместе со Стуко­ловым и Дюковым. В канун льви­ного дня, 18 февраля, сбились они с пути.

Потом им повезло — натолк­ну­лись на артель лесо­рубов, которые вывели их на нужное направ­ление. Пока ехали, Чапурин расспросил прово­жатых о здешних местах, не встре­ча­ется ли где-нибудь золото. Лесник отвечал, что слыхивал о золоте на Ветлуге, но где именно оно зале­гает, ему неве­домо. Притво­рив­шийся спящим Стуколов прислу­ши­ва­ется к разго­вору, ему этот слух на руку.

Чапурин решает навести справки у своего доброго знакомца, горного чинов­ника Колыш­кина. Стуколов же пред­ла­гает сначала заехать к отцу Михаилу, игумену Крас­но­яр­ского скита, который тоже участ­вует в поисках золота, а сам тайно уведом­ляет игумена о приезде.

Встре­тили их в скиту с таким почетом и раду­шием, что Патап Максимыч сразу проникся распо­ло­же­нием к здоро­вен­ному, как из мате­рого дуба выте­сан­ному, отцу Михаилу.

Осто­рожный Чапурин для верности все же соби­ра­ется прове­дать Колыш­кина. Стуколов с Дюковым вынуж­дены подме­нить данный ему фаль­шивый золотой песок насто­ящим, дабы специ­а­лист не уличил их в афере. Допы­ты­ва­ется странник и о сбыте нала­жен­ного в скиту произ­вод­ства фаль­шивых ассиг­наций, а отец Михаил жалу­ется, что дело опасное и не такое уж прибыльное.

Отставной горный чиновник Сергей Андреич Колышкин сразу же объяс­няет Чапу­рину, что почтен­ного купца вовле­кают в аферу. Сооб­щает он и об их общем знакомом, который, польстясь на басно­словную прибыль, связался со сбытом фаль­шивок и теперь сидит в тюрьме, а деньги те, по слухам, вышли из Крас­но­яр­ского скита.

Снова встре­тясь со Стуко­ловым и Дюковым, Чапурин не подает вида, что раскусил их замысел, и дает им три тысячи, с тем чтобы потом поймать мошен­ников с поличным. В Кома­ров­ской обители же мать Манефа вникает во все хозяй­ственные мелочи, инте­ре­су­ется каждой обита­тель­ницей скита. Особое внимание прояв­ляет она к Марье Гаври­ловне Масля­ни­ковой, богатой и еще молодой вдове, живущей здесь по своей воле. Немало вытер­пела она горя при старике муже, а теперь обрела в Кома­рове тихую сердечную пристань.

К Насте за время пребы­вания её в скиту Марья Гаври­ловна очень привя­за­лась, по дочери и отцу благо­во­лила. Патап Максимыч однажды занял у Марьи Гаври­ловны двадцать тысяч, а в срок не сумел вернуть, так она согла­си­лась ждать, сколько ему надобно будет.

Через несколько дней в скит приез­жает дове­ренный человек Чапу-рина и сокру­шенно делится с мона­хи­нями своими догад­ками: Стуколов и Дюков, считает он, Чапу­рина подби­вают на изго­тов­ление фаль­шивых денег. Услышав это, Манефа падает в обморок. Долгое время, до Пасхи, проле­жала она в постели. Фленушка подго­ва­ри­вает Марью Гаври­ловну просить Чапу­рина, чтобы тот отпу­стил дочерей пого­стить в скиту. Марья Гаври­ловна, и сама соску­чив­шаяся по Насте, охотно пишет письмо Патапу Макси­мычу.

А в доме Чапу­риных неве­село. Хозяйке немо­жется. Братец её непутный в отсут­ствие хозяина опять запил. Параша от скуки спит непро­будным сном. Настя тоскует по Алексею.

У Алексея свои думы. И хочется ему жениться на Насте, и Чапу­рина он боится, и золото голову туманит. И уже черная тень пробе­жала меж ним и Настей, что-то почуяла она и грозит возлюб­лен­ному: «Коль заве­дется у тебя другая — разлуч­нице не жить... Да и тебе не корыстно будет...»

Наконец, на шестой неделе Вели­кого поста, возвра­тился Чапурин домой. Узнав о болезни Манефы, дает он разре­шение дочерям наве­стить игуменью. Алексея Патап Максимыч посы­лает в Крас­но­яр­ский скит, чтобы предо­сте­речь отца Михаила насчет темных стуко­лов­ских замыслов. Одновре­менно Чапурин наме­кает Алексею, что возла­гает на него большие надежды.

Перед отъездом в Комаров Настя, не вытерпев душевной муки, призна­ется матери: «Поте­ряла я себя!.. Нет чести деви­чьей!.. Понесла я, маменька...»

А в Комаров приез­жает москов­ский начетчик Василий Борисыч, елейный ходок по женской части. От него Манефа случайно узнает, что праведник Стуколов вдобавок ко всему и весьма коры­сто­любив.

Прибывший к Манефе с письмом от брата Алексей видится и с Марьей Гаври­ловной, и вспы­хи­вает меж ними взаимное тяго­тение. Для молодой вдовы словно воскресла её первая любовь, а у Алексея к любовной новизне приме­шана и корысть — у Марьи Гаври­ловны денег не считано.

Фленушка заме­чает, что с парнем творится что-то неладное, но думает, что его печалит Настина гордость.

Да и не до других сейчас Фленушке. Манефа пред­ла­гает ей серьезно поду­мать о будущем. Когда не будет Манефы, мона­хини её люби­мицу поедом заедят. Не лучше ли сейчас принять иноче­ство? Тогда бы Манефа сделала Фленушку своей преем­ницей. Пока фленушка наотрез отка­зы­ва­ется.

Настя, которая с того самого дня, как призна­лась матери, лежит без памяти, наконец приходит в себя и просит прощения у роди­телей. Девушка знает, что жить ей оста­лось недолго, и просит отца простить её «погу­би­теля». До глубины души тронутый Патап Максимыч обещает не чинить зла Алексею.

Так, пока­яв­шись, и преста­ви­лась раба Божия Анастасия.

Алексей из поездки возвра­тился в тот самый момент, когда похо­ронная процессия с гробом Насти вышла за околицу села.

Патап Максимыч берет с Алексея обет молчания. Алексей сооб­щает, что в дороге столк­нулся со Стуко­ловым, Дюковым и отцом Миха­илом — их в кандалах в острог гнали.

Марья Гаври­ловна, после встречи с Алек­сеем словно бы расцветшая, объяв­ляет Манефе, что решила уйти из обители в город.

По весне в Заволжье для моло­дежи начи­на­ются гулянки. В скитах же места гуля­ньям нет. Здесь в эту пору еще усерднее творят молитвы и службы.

А на Манефу свали­ва­ется новая беда, почище прежних. Из Питера потайным письмом сооб­щают, что грядет гонение на скиты: иконы опеча­ты­вают и отби­рают, а мона­ше­ству­ющих отправ­ляют по месту рождения.

Игуменья решает пока держать эти сведения в тайне, дабы купить в городе для скитниц дома поде­шевле, изве­стив о грядущих собы­тиях лишь самый узкий круг дове­ренных матушек. Орга­ни­зо­вать съезд в Кома­рове берется Фленушка.

Перед тем как расстаться с Алек­сеем, Чапурин уведомил его, что Марья Гаври­ловна приказ­чика ищет, и он, Чапурин, ей Алексея поре­ко­мен­довал.

Алексей направ­ля­ется в губерн­ский город и мается там от безделья и неопре­де­лен­ности своего поло­жения, а от Марьи Гаври­ловны никаких изве­стий все нет.

На соро­ковой день Настиной кончины к Патапу Макси­мычу на поминки съез­жа­ется множе­ство гостей. Среди них и везде­сущий Василий Борисыч, успе­ва­ющий и стихиры распе­вать, и расцветшую пышность Параши Чапу­риной угля­деть.

Смущает Чапурин москов­ского начет­чика своими фриволь­ными речами насчет скит­ских нравов.

Василий Борисыч поразил присут­ству­ющих, а Чапу­рина особенно, своим круго­зором и свежим взглядом на вещи. В Заволжье, говорит он, следует заво­дить разные промыслы, и кто первым здесь будет, тот несметные барыши получит.

И начи­нает Чапурин смани­вать начет­чика к своим торговым заня­тиям, пред­ла­гает помочь на первых порах и советом и день­гами. Как ни отка­зы­ва­ется Василий Борисыч, Чапурин стоит на своем.

Наконец упорный купец почти доби­ва­ется своего. Обещает ему Василий Борисыч, исполнив за шесть недель все данные ему в Москве пору­чения, перейти к Чапу­рину в приказ­чики. «А сам на уме: «Только б выбраться подобру-поздо­рову».

Марья Гаври­ловна стала мрачна и молча­лива, спит плохо, тает ровно свеча на огне. А тут еще новая забота: полу­чила она письмо от брата — купил он по её пору­чению пароход и спра­ши­вает, кому его пере­дать. А от Алексея ни слуху ни духу... Наконец объявился. Без слов поняли они друг друга и расста­лись только на заре. Марья Гаври­ловна остав­ляет скит без малей­шего сожа­ления.

А Алексей искусно играет на чувствах Марьи Гаври­ловны. Она уже и пароход на его имя запи­сала, хоть они еще не повен­чаны. Марья Гаври­ловна решает сама только одно: венчаться они будут в едино­вер­че­ской церкви (оно и грех, да все покрепче старо­об­ряд­че­ской).

Алексею это все равно. Ему главное — на людях покра­со­ваться. Он теперь оделся франтом, нахва­тался всяких «мудреных словец», и спеси у него с каждым днем прибав­ля­ется.

Затей­ница Фленушка, которой приску­чила елей­ность Василия Бори­сыча, сводит его с Парашей Чапу­риной. Сладка кажется начет­чику новая любовь, но поба­и­ва­ется он гнева Чапу­рина, да и сама Параша ни словечка не скажет (а обни­маться и цело­ваться горазда)... Рад он, что отпра­вился со скит­скими мона­хи­нями на бого­молье к чудес­ному граду Китежу.

В пестрой толпе бого­мольцев стал­ки­ва­ется Василий Борисыч с почтенным купцом Марком Дани­лычем Смоло­ку­ровым и его краса­вицей дочерью Дуней.

Мона­хини пригла­шают щедрого на пожерт­во­вания Смоло­ку­рова вместе с Дуней пого­стить в Кома­рове. Присо­еди­ня­ется к ним и Василий Борисыч, уже поза­ви­до­вавший на Дунину красоту.

И еще один гость появ­ля­ется в Кома­рове — молодой купец Петр Степа­нович Самок­васов. Приехал он вроде бы и по делам, но пуще всего не терпится ему свидеться с Фленушкой, которая его третий уж год на вере­вочке водит.

И ставит она Петру Степа­нычу условие: прежде чем самим венчаться, пусть поможет он сначала Василья Бори­сыча с Парашей окру­тить. Самок­васов на все согласен, лишь бы улестить свою нена­глядную.

Настала пора съезда матерей из всех скитов. Целый день велись споры и прения на этом соборе. «Ничем он не кончился, ни по единой статье ничего не решили». Надежды, которые возла­га­лись на москов­ского витию Василья Бори­сыча, прахом пошли. Не церковным, а мирским его помыслы заняты.

Как раз в разгар собора прискакал нарочный с вестью, что в ближайшие дни начнется разо­рение скитов. Стали разъ­ез­жаться матери по своим скитам, дабы укрыть иконы, книги и что поценнее из скит­ского имуще­ства от «слуг сатаны».

Василий Борисыч прини­мает пред­ло­жение Чапу­рина, который пуще преж­него желает привлечь его к своим делам.

Женщины и девицы, гостившие в Кома­рове, соби­ра­ются своей компа­нией и в шутку начи­нают допра­ши­вать неза­мужних, как они с мужем жить соби­ра­ются. Фленушка, разо­шед­шись, говорит, что она бы обяза­тельно стала мужем помы­кать, однако несбы­точно это, не станет она матушку огор­чать, не уйдет из скита. Одна Дуня Смоло­ку­рова заявила, что выйдет замуж только по любви и будет делить с супругом и радость и горе до самого конца, а в остальном её Господь научит...

Речи Дуни слышит оказав­шийся под окном светелки Петр Степаныч Самок­васов.

Фленушка, исполняя обещание, данное ею Манефе, поры­вает с Самок­ва­совым, но все же требует, чтобы он исполнил обещание — помог «окру­тить уходом» Василья Бори­сыча с Парашей. Молодой купец от своего слова не привык отка­зы­ваться. Он дого­ва­ри­ва­ется с попом и ямщи­ками — для свадьбы все готово.

Заехавший по делам в губерн­ский город и посе­тивший Колыш­кина Чапурин с удив­ле­нием узнает, что его бывший приказчик женился на Марье Гаври­ловне, стал владельцем дома и паро­хода и запи­сался в первую гильдию.

Ему все это не по сердцу, но делать нечего, надо идти к Марье Гаври­ловне, просить об отсрочке долга. Марья Гаври­ловна встре­тила гостя учтиво и привет­ливо, но сооб­щила, что теперь всеми делами у нее ведает муж, а появив­шийся вскоре Алексей отсро­чить долг наотрез отка­зы­ва­ется.

Выру­чает Чапу­рина тот же Колышкин, где-то добывший необ­хо­димые двадцать тысяч. Получив деньги, Алексей каждую бумажку на свет рассмат­ри­вает и заяв­ляет, что процентов по векселю он по старой памяти взыс­ки­вать не станет. Еле сдер­жался Чапурин.

Петр Степаныч свое обещание выполнил: Василья Бори­сыча с Парашей окру­тили как; нельзя лучше. Патап Максимыч простил молодых и приказал свадебные столы гото­вить. «Во всю ширь разгу­лялся старый тысячник и на старости лет согрешил — плясать пошел на радо­стях».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.







время формирования страницы 3.565 ms