Баня

Краткое содержание рассказа
Читается за 7 минут(ы)

Действие пьесы проис­ходит в СССР в 1930 г. Изоб­ре­та­тель Чудаков соби­ра­ется вклю­чить скон­стру­и­ро­ванную им машину времени. Он объяс­няет своему прия­телю Вело­си­пед­кину всю важность этого изоб­ре­тения: можно оста­но­вить секунду счастья и насла­ждаться месяц, можно «взвих­рить растя­нутые тягучие годы горя». Вело­си­педкин пред­ла­гает с помощью машины времени сокра­щать скучные доклады и выра­щи­вать кур в инку­ба­торах. Чудаков обижен прак­ти­цизмом Вело­си­пед­кина. Появ­ля­ется англи­чанин Понт Кич, инте­ре­су­ю­щийся изоб­ре­те­нием Чуда­кова, в сопро­вож­дении пере­вод­чицы Меза­льян­совой. Чудаков просто­душно объяс­няет ему устрой­ство машины, Понт Кич запи­сы­вает что-то в блокнот, затем пред­ла­гает изоб­ре­та­телю деньги. Вело­си­педкин заяв­ляет, что деньги есть, выпро­ва­жи­вает гостя, неза­метно вытас­кивая у него из кармана блокнот, а недо­уме­ва­ю­щему Чуда­кову объяс­няет, что денег нет, но он их раздо­будет во что бы то ни стало. Чудаков вклю­чает машину, разда­ется взрыв. Чудаков выхва­ты­вает письмо, напи­санное «пять­десят лет тому вперед». В письме сооб­ща­ется, что завтра к ним прибудет посланец из буду­щего.

Чудаков и Вело­си­педкин доби­ва­ются приема у Побе­до­но­си­кова — глав­ного началь­ника по управ­лению согла­со­ва­нием (глав­на­ч­пупса), стре­мясь полу­чить деньги на продол­жение опыта. Однако секре­тарь Побе­до­но­си­кова Опти­ми­стенко не пускает их к началь­ству, предъ­являя им готовую резо­люцию — отка­зать. Сам же Побе­до­но­сиков в это время диктует маши­нистке речь по случаю открытия новой трам­вайной линии; прерванный теле­фонным звонком, продол­жает дикто­вать фраг­мент о «медве­дице пера» Льве Толстом, прерванный вторично, диктует фразу об «Алек­сандре Семе­ныче Пушкине, непре­взой­денном авторе как оперы Евгений Онегин, так и пьесы того же названия». К Побе­до­но­си­кову приходит художник Бель­ве­дон­ский, кото­рому он поручил подо­брать мебель. Бель­ве­дон­ский, объяснив Побе­до­но­си­кову, что «стили бывают разных Луев», пред­ла­гает ему выбрать из трех «Луев». Побе­до­но­сиков выби­рает мебель в стиле Луи XIV, однако сове­тует Бель­ве­дон­скому «выпря­мить ножки, убрать золото и разбро­сать там и сям совет­ский герб». Затем Бель­ве­дон­ский пишет портрет Побе­до­но­си­кова верхом на лошади.

Побе­до­но­сиков соби­ра­ется на отдых, под видом стено­гра­фистки прихватив с собой Меза­льян­сову. Его жена Поля, которую он считает гораздо ниже себя, подняв­ше­гося по «умственной, соци­альной и квар­тирной лест­нице», хочет ехать с ним, но он ей отка­зы­вает.

На площадку перед квар­тирой Побе­до­но­си­кова Вело­си­педкин с Чуда­ковым приносят машину, которая взры­ва­ется огнем фейер­верка. На её месте возни­кает Фосфо­ри­че­ская женщина — деле­гатка из 2030 г. Она прислана Инсти­тутом истории рождения комму­низма, с тем чтобы отобрать лучших пред­ста­ви­телей этого времени для пере­броски в комму­ни­сти­че­ский век. Фосфо­ри­че­ская женщина восхи­щена увиденным ею при кратком облете страны; она пред­ла­гает всем гото­виться к пере­броске в будущее, объясняя, что будущее примет всех, у кого найдется хотя бы одна черта, роднящая его с коллек­тивом коммуны, — радость рабо­тать, жажда жерт­во­вать, неуто­ми­мость изоб­ре­тать, выгода отда­вать, гордость чело­веч­но­стью. Летящее время сметет и срежет «балласт, отяг­ченный хламом, балласт опусто­шенных неве­рием».

Поля расска­зы­вает Фосфо­ри­че­ской женщине, что её муж пред­по­чи­тает ей других — более обра­зо­ванных и умных. Побе­до­но­сиков обес­по­коен тем, чтобы Поля «не вынесла сор из избы». Фосфо­ри­че­ская женщина разго­ва­ри­вает с маши­нисткой Ундертон, уволенной Побе­до­но­си­ковым за то, что она красила губы («Кому?» — удив­ля­ется Фосфо­ри­че­ская женщина. — «Да себе же!» — отве­чает Ундертон. «Если б прихо­дящим за справ­ками красили, тогда б могли сказать — посе­ти­тели обижа­ются», — недо­уме­вает гостья из буду­щего). Побе­до­но­сиков заяв­ляет Фосфо­ри­че­ской женщине, что он соби­ра­ется отпра­виться в будущее исклю­чи­тельно по просьбе коллек­тива, и пред­ла­гает ей предо­ста­вить ему в будущем долж­ность, соот­вет­ству­ющую его тепе­реш­нему поло­жению. Тут же он заме­чает, что прочие — гораздо менее достойные люди: Вело­си­педкин курит, Чудаков пьет, Поля — мещанка. «Зато рабо­тают», — возра­жает Фосфо­ри­че­ская женщина.

Идут последние приго­тов­ления к отправке в будущее. Фосфо­ри­че­ская женщина отдает распо­ря­жения. Чудаков и Вело­си­педкин с помощ­ни­ками их выпол­няют. Звучит Марш времени с рефреном «Вперед, время! / Время, вперед!»; под его звуки на сцену выходят пасса­жиры. Побе­до­но­сиков требует себе нижнее место в купе. Фосфо­ри­че­ская женщина объяс­няет, что всем придется стоять: машина времени еще не вполне обору­до­вана. Побе­до­но­сиков возмущен. Появ­ля­ется рабочий, толка­ющий ваго­нетку с вещами Побе­до­но­си­кова и Меза­льян­совой. Побе­до­но­сиков объяс­няет, что в багаже — цирку­ляры, литеры, копии, тезисы, выписки и прочие доку­менты, которые ему необ­хо­димы в будущем.

Побе­до­но­сиков начи­нает торже­ственную речь, посвя­щенную «изоб­ре­тению в его аппа­рате аппа­рата времени», но Чудаков подкру­чи­вает его, и Побе­до­но­сиков, продолжая жести­ку­ли­ро­вать, стано­вится неслышным. То же проис­ходит и с Опти­ми­стенко. Наконец Фосфо­ри­че­ская женщина коман­дует: «Раз, два, три!» — разда­ется бенгаль­ский взрыв, затем — темнота. На сцене — Побе­до­но­сиков, Опти­ми­стенко, Бель­ве­дон­ский, Меза­льян­сова, Понт Кич, «скинутые и раски­данные чертовым колесом времени».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 3.83 ms