Песнь о Гайавате

Краткое содержание рассказа
Читается за 9 минут(ы)

Во вступ­лении автор вспо­ми­нает музы­канта Нава­дагу, когда-то в старинные времена певшего песнь о Гайа­вате: «О его рожденье дивном, / О его великой жизни: / Как постился и молился, / Как трудился Гайа­вата, / Чтоб народ его был счастлив, / Чтоб он шел к добру и правде».

Верховное боже­ство индейцев, Гитчи Манито — Владыка Жизни, — «сотво­ривший все народы», начер­тавший пальцем русла рек по долинам, слепил из глины трубку и закурил её. Увидев подни­мав­шийся к небу дым Трубки Мира, собра­лись вожди всех племен: «Шли Чоктосы и Команчи, / Шли Шошоны и Омоги, / Шли Гуроны и Мэндэны, / Дела­вэры и Могоки, / Черно­ногие и Поны, / Оджи­бвеи и Дакоты».

Гитчи Манито призы­вает враж­ду­ющие племена прими­риться и жить, «как братья», и пред­ре­кает появ­ление пророка, который укажет им путь к спасению. Пови­нуясь Владыке Жизни, индейцы погру­жа­ются в воды реки, смывают боевые краски, заку­ри­вают трубки и пуска­ются в обратный путь.

Победив огром­ного медведя Мише-Мокву, Мэдже­кивис стано­вится Власте­лином Запад­ного Ветра, другие же ветра отдает детям: Восточный — Вебону, Южный — Шавон­дази, Северный — злому Кабибо­нокке.

«В неза­па­мятные годы, / В неза­па­мятное время» прямо с месяца упала на цветущую долину прекрасная Нокомис, дочь ночных светил. Там, в долине, Нокомис родила дочь и назвала её Веноной. Когда дочь выросла, Нокомис не раз предо­сте­ре­гала её от чар Мэдже­ки­виса, но Венона не послу­ша­лась матери. «И родился сын печали, / Нежной страсти и печали, / Дивной тайны — Гайа­вата».

Коварный Мэдже­кивис вскоре оставил Венону, и та умерла от горя. Гайа­вату вырас­тила и воспи­тала бабка. Став взрослым, Гайа­вата наде­вает волшебные мока­сины, берет волшебные рука­вицы, отправ­ля­ется на поиски отца, горя жела­нием отомстить ему за гибель матери. Гайа­вата начи­нает бой с Мэдже­ки­висом и вынуж­дает его отсту­пать. После трех­днев­ного сражения отец просит Гайа­вату прекра­тить бой. Мэдже­кивис бессмертен, его нельзя одолеть. Он призы­вает сына вернуться к своему народу, расчи­стить реки, сделать землю плодо­носной, умерт­вить чудовищ и обещает сделать его после смерти владыкой Северо-Запад­ного ветра.

В лесной глуши Гайа­вата постится семь ночей и дней. Он обра­ща­ется к Гитчи Манито с молит­вами о благе и счастье всех племен и народов, и как бы в ответ у его вигвама появ­ля­ется юноша Мондамин, с золо­ти­стыми кудрями и в зелено-желтых одеждах. Три дня Гайа­вата борется с послан­ником Владыки Жизни. На третий день он побеж­дает Монда­мина, хоронит его и затем не пере­стает наве­щать его могилу. Над могилой один за другим вырас­тают зеленые стебли, это иное вопло­щение Монда­мина — куку­руза, пища, посланная людям Гитчи Манито.

Гайа­вата строит пирогу из бере­зовой коры, скрепляя её корнями тэмрака — лист­вен­ницы, делая раму из ветвей кедра, разу­кра­ши­вает иглами ежа, окра­ши­вает соком ягод. Затем вместе со своим другом силачом Квазиндом Гайа­вата поплыл по реке Таква­мино и очистил её от коряг и мелей. В заливе Гитчи-Гюми Гайа­вата трижды забра­сы­вает удочку, чтобы поймать Вели­кого Осетра — Мише-Наму. Мише-Нама прогла­ты­вает пирогу вместе с Гайа­ватой, и тот, нахо­дясь в чреве рыбы, изо всех сил стис­ки­вает сердце огром­ного царя рыб, пока тот не поги­бает. Затем Гайа­вата побеж­дает злого волшеб­ника Меджи­со­гвона — Жемчужное Перо, кото­рого охра­няют страшные змеи.

Гайа­вата находит себе жену, прекрасную Минне­гагу из племени дакотов. На свадебном пиру в честь жениха и невесты танцует красавец и насмешник По-Пок-Кивис, музы­кант Чайбай­абос поет нежную песню, а старый Ягу расска­зы­вает удиви­тельную легенду о волшеб­нике Оссэо, сошедшем с Вечерней Звезды.

Чтобы уберечь посевы от порчи, Гайа­вата велит Минне­гаге во мраке ночи обойти поля обна­женной, и она послушно, «без смущенья и без страха» пови­ну­ется. Гайа­вата же ловит Царя-Ворона, Кагаги, осме­лив­ше­гося привести стаю птиц на посевы, и для острастки привя­зы­вает его на кровле своего вигвама.

Гайа­вата приду­мы­вает пись­мена, «чтоб грядущим поко­ле­ньям / Было можно разли­чать их».

Стра­шась благо­родных стрем­лений Гайа­ваты, злые духи заклю­чают против него союз и топят в водах Гитаи-Гюми его ближай­шего друга музы­канта Чайбай­а­боса. Гайа­вата от горя заболе­вает, и его исце­ляют с помощью закли­наний и маги­че­ских плясок.

Дерзкий красавец По-Пок-Кивис учит мужчин своего племени играть в кости и безжа­лостно их обыг­ры­вает. Затем, разза­до­рив­шись и зная к тому же, что Гайа­вата отсут­ствует, По-Пок-Кивис разо­ряет его вигвам. Вернув­шись домой, Гайа­вата пуска­ется в погоню за По-Пок-Кивисом, а тот, убегая, оказы­ва­ется на бобровой плотине и просит бобров превра­тить его в одного из них, только больше и выше всех остальных. Бобры согла­ша­ются и даже изби­рают его своим вождем. Тут на плотине появ­ля­ется Гайа­вата. Вода проры­вает плотину, и бобры поспешно скры­ва­ются. По-Пок-Кивис же не может после­до­вать за ними из-за своих размеров. Но Гайа­вате удается лишь поймать его, но не убить. Дух По-Пок-Кивиса усколь­зает и вновь прини­мает облик чело­века. Убегая от Гайа­ваты, По-Пок-Кивис превра­ща­ется в казарку, только больше и сильнее, чем все остальные. Это и губит его — он не справ­ля­ется с ветром и падает на землю, но снова бежит, и Гайа­вате удается спра­виться со своим врагом, только призвав на помощь молнию и гром.

Гайа­вата лиша­ется еще одного своего друга — силача Квазинда, кото­рого погу­били пигмеи, попавшие ему в темя «голубой еловой шишкой», в то время как он плыл в пироге по реке.

Насту­пает суровая зима, и в вигваме Гайа­ваты появ­ля­ются призраки — две женщины. Они мрачно сидят в углу вигвама, не говоря ни слова, лишь хватают лучшие куски пищи. Так проходит много дней, и вот однажды Гайа­вата просы­па­ется среди ночи от их вздохов и плача. Женщины расска­зы­вают, что они — души мертвых и явились с островов Загробной Жизни, чтобы наста­вить живущих: не нужно мучить умерших бесплодной скорбью и призы­вами вернуться назад, не нужно класть в могилы ни мехов, ни укра­шений, ни глиняных чаш — только немного пищи и огня в дорогу. Четыре дня, пока душа доби­ра­ется до страны Загробной Жизни, надо жечь костры, освещая ей путь. Затем призраки проща­ются с Гайа­ватой и исче­зают.

В селе­ньях индейцев начи­на­ется голод. Гайа­вата отправ­ля­ется на охоту, но безуспешно, а Минне­гага слабеет день ото дня и умирает. Гайа­вата, испол­ненный скорби, хоронит жену и четыре ночи жжет погре­бальный костер. Прощаясь с Минне­гагой, Гайа­вата обещает скоро встре­титься с ней «в царстве свет­лого Понима, / Беско­нечной, вечной жизни».

В селенье возвра­ща­ется из дале­кого похода Ягу и расска­зы­вает, что видел Большое Море и крылатую пирогу «больше целой рощи сосен». В этой лодке Ягу видел сто воинов, лица которых были выкра­шены белой краской, а подбо­родки покрыты воло­сами. Индейцы смеются, считая рассказ Ягу очередной небы­лицей. Не смеется только Гайа­вата. Он сооб­щает, что ему было видение — крылатый челн и боро­датые блед­но­лицые чуже­земцы. Их следует встре­тить с лаской и приветом — так велел Гитчи Манито.

Гайа­вата расска­зы­вает, что Владыка Жизни открыл ему будущее: он видел «густые рати» народов, пере­се­ля­ю­щихся на Запад. «Разны были их наречья, / Но одно в них билось сердце, / И кипела неустанно / Их веселая работа: / Топоры в лесах звенели, / Города в лугах дыми­лись, / На реках и на озерах / Плыли с молнией и громом / Окры­ленные пироги».

Но открыв­шееся Гайа­вате будущее не всегда луче­зарно: он видит и индей­ские племена, гибнущие в борьбе друг с другом.

Гайа­вата, а за ним и остальные индейцы, привет­ливо встре­чают приплывших на лодке блед­но­лицых и приоб­ща­ются к истинам, которые провоз­гла­шает наставник блед­но­лицых, «их пророк в одежде черной», — к началам христи­ан­ской религии, рассказам «о Святой Марии-Деве, / О её пред­вечном Сыне».

Гости Гайа­ваты засы­пают в его вигваме, истом­ленные жарою, а сам он, простив­шись с Нокомис и со своим народом и завещая внимать мудрым настав­ле­ниям присланных из царства света гостей, уплы­вает в своей пироге на Закат, в Страну Понима, «к Островам Блаженных — в царство / Беско­нечной, вечной жизни!»

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 5.024 ms