Дафнис и Хлоя

Краткое содержание рассказа
Читается за 7 минут(ы)

Действие проис­ходит на хорошо знакомом грекам острове Лесбосе в Эгей­ском море, и даже не на всем острове, а в одной только деревне на его окраине.

Жили там два пастуха, один козопас, другой овцевод, один раб, другой свободный. Однажды козопас увидел: коза его кормит подки­ну­того ребенка — маль­чика, а при нем пеленка пурпурная, застежка золотая и ножичек с руко­яткой из слоновой кости. Он его усыновил и назвал Дафнисом. Прошло немного времени, и овцевод тоже увидел: овца его кормит подки­ну­того ребенка — девочку, а при ней повязка, шитая золотом, золо­ченые туфельки и золотые брас­леты. Он ее удочерил и назвал Хлоею. Они выросли, он — красавцем, она — краса­вицею, ему пятна­дцать, ей трина­дцать, он пас своих коз, она своих овец, вместе резви­лись, дружили, «и можно б скорее увидеть, что овцы и козы врозь пасутся, чем встре­тить порознь Дафниса с Хлоею».

Было лето, и случи­лась с Дафнисом беда: он осту­пился, попал в волчью яму и чуть не погиб. Хлоя клик­нула соседа, моло­дого пастуха-воло­паса, и вдвоем они выта­щили Дафниса из ямы. Он не расшибся, но был весь в земле и грязи. Хлоя повела его к ручью и, пока он купался, увидела, какой он красивый, и почув­ство­вала в себе что-то странное: «Больна я, а чем — не знаю; не ранена, а сердце болит;

сижу в тени, а вся пылаю». Слова «любовь» она не знала, но, когда сосед-волопас поспорил с Дафнисом, кто красивей, и они решили, чтобы Хлоя поце­ло­вала того, кто ей больше нравится, то Хлоя сразу поце­ло­вала Дафниса. И после этого поцелуя Дафнис тоже почув­ствовал в себе что-то странное: «Дух у меня захва­тило, сердце выско­чить хочет, тает душа, и все же опять хочу я ее поцелуя: уж не зелье ли какое было на Хлоиных губах?» Слова «любовь» он тоже не знал.

Пришла осень, настали вино­градные празд­ники, Дафнис и Хлоя весе­ли­лись вместе со всеми, и тут подошел к ним старик пастух. «Было мне видение, — сказал он, — явился мне Эрот-малютка с колчаном и луком и молвил: «Помнишь ли, как я пас тебя с твоею неве­стою? а теперь пасу я Дафниса и Хлою». «А кто такой Эрот?» — спра­ши­вают подростки.«Эрот — бог любви, сильнее самого Зевса; царит он над миром, над богами, людьми и скотиною;

нет от Эрота лекар­ства ни в питье, ни в еде, ни в заго­ворах, одно только сред­ство — цело­ваться, обни­маться и нагими, прижав­шись, на земле лежать». Заду­ма­лись Дафнис и Хлоя и поняли, что странные их томления — от Эрота. Одолевши робость, стали они друг с другом цело­ваться, а потом и обни­маться, а потом и нагими на земле лежать, но томление не прохо­дило, а что делать дальше, они не знали.

Тут случи­лась беда уже с Хлоею: молодые богатые бездель­ники из сосед­него города, повздорив с посе­ля­нами, напали на них, угнали стадо и похи­тили с ним краса­вицу пастушку. Дафнис в отча­янии взмо­лился к сель­ским богам — нимфам и Пану, и Пан напу­стил на похи­ти­телей свой «пани­че­ский ужас»: оплел награб­ленное плющом, велел козам выть по-волчьи, пустил по земле огонь, а по морю шум. Испу­ганные злодеи тотчас возвра­тили добычу, воссо­еди­нив­шиеся влюб­ленные покля­лись друг другу в верности — «этим стадом клянусь и козою, что вскор­мила меня: никогда не покину я Хлою!» — а старый пастух играл им на свирели и расска­зывал, как когда-то бог Пан был влюблен в нимфу, а она от него убежала и превра­ти­лась в тростник, и тогда он из тростинок сделал вот такую свирель с нерав­ными ство­лами, потому что неравной была их любовь.

Прошла осень, прошла зима, ледяная и снежная, пришла новая весна, а любовь Дафниса и Хлои продол­жа­лась — все такая же невинная и мучи­тельная. Тут подсмот­рела за ними жена сосед­него поме­щика, молодая и лукавая. Дафнис ей понра­вился, увела она его на укромную поляну и сказала ему: «Знаю я, чего не хватает вам с Хлоею; если и ты хочешь это узнать — стань моим учеником и делай все, что я скажу». И когда легли они вместе, то она и сама природа научили Дафниса всему, чему нужно. «Только помни, — сказала она на прощанье, — мне-то это в радость, а Хлое в первый раз будет и стыдно, и страшно, и больно, но ты не бойся, потому что так уж природою поло­жено». И все-таки Дафнис побо­ялся сделать Хлое больно, и поэтому любовь их тяну­лась по-преж­нему — в поце­луях, ласках, объя­тиях, нежной болтовне, но и только.

Насту­пило второе лето, и к Хлое начали свататься женихи. Дафнис в горе: он ведь раб, а они — свободные и зажи­точные. Но на помощь ему пришли добрые сель­ские нимфы: во сне указали юноше, где найти богатый клад. Хлоины приемные роди­тели рады, Дафни­совы тоже. И решили они: когда осенью помещик будет объез­жать свое имение, просить его согла­ситься на свадьбу.

Насту­пила за летом осень, появился помещик, а при нем развратный и хитрый приживал. Красавец Дафнис ему понра­вился, и он выпросил его у хозяина: «Красоте покорен всякий: влюб­ля­ются даже в дерево, в реку и в дикого зверя! Вот и я люблю тело раба, но красоту — свобод­ного!» Неужели свадьбе не бывать? Тут старик, приемный отец Дафниса, бросился хозяину в ноги и рассказал, как нашел когда-то этого младенца в богатом уборе: может быть, на самом деле он свобод­но­рож­денный и нельзя его прода­вать и дарить? Помещик смотрит: «О боги, не те ли это вещи, что когда-то мы с женой оста­вили при сыне, кото­рого подбро­сили, чтобы не дробить наслед­ства? А теперь наши дети умерли, мы горько раска­и­ва­емся, просим у тебя прощения, Дафнис, и зовем вновь в отцов­ский дом». И он забрал юношу с собою.

Теперь Дафнис богат и знатен, а Хлоя — бедная, как была: не расстро­ится ли свадьба, не отвергнет ли помещик такую невестку? Выру­чает все тот же приживал: он боится, чтоб хозяин не разгне­вался на него из-за Дафниса, и поэтому сам уговорил его не мешать соеди­нению влюб­ленных. Девушку повели в барский дом, там — пир, на пиру — окрестные богачи, один из них увидел Хлою, увидел у нее в руках ее детскую повязку и узнал в ней свою дочь: когда-то он разо­рился и бросил ее от бедности, а теперь разбо­гател и вновь обрел свое дитя. Справ­ляют свадьбу, на ней — все гости, и далее отверг­нутые Хлоей женихи, и даже та краса­вица, что когда-то научила Дафниса любви. Ново­брачных ведут в опочи­вальню, «и тогда-то узнала Хлоя, что все, чем в дубраве они зани­ма­лись, были только шутки пастушьи».

Они живут долго и счаст­ливо, детей их вскарм­ли­вают козы и овцы, а нимфы, Эрот и Пан раду­ются, любуясь на их любовь и согласие.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.







время формирования страницы 3.458 ms