Однодум

Краткое содержание рассказа
Читается за 5 минут(ы)

Детство и юность Алек­сандра Рыжова

В царство­вание Екате­рины II, в городке Соли­галич, Костром­ской губернии в семье мелкого канце­ляр­ского служи­теля Рыжова родился сын Алек­сашка. Потеряв в мало­летнем возрасте отца, воспи­ты­вался матерью, прода­вавшей на рынке пироги собствен­ного изго­тов­ления. Грамоте мальчик выучился у бедного дьяка. И тогда уже стал зара­ба­ты­вать свои первые копейки тем, что писал старухам заупо­койные воспо­ми­нания. Физи­чески рабо­тать начал с четыр­на­дцати лет. В шест­на­дцать опре­де­лился в пешую почту и должен был раз в неделю ходить из Соли­га­лича в Чухлому и обратно. На этой изну­ри­тельной и скудно опла­чи­ва­емой работе зимой и летом «думал он свои сирот­ские думы, какие слага­лись в нем под живым впечат­ле­нием всего, что встречал, что видел и слышал. При таких усло­виях из него мог бы выйти поэт вроде Бёрнса или Коль­цова, но у Рыжова была другая складка, — не поэти­че­ская, а фило­соф­ская... Почтовая сума до такой степени была нипочем его могучей спине, что он, кроме этой, всегда носил с собою другую сумку, в которой лежала толстая книга, имевшая на него неодо­лимое влияние. Книга эта была Библия».

Рыжов знал наизусть писания многих пророков и особенно любил Исайю. Юноша решил быть честным и с Богом, и с людьми, и прожить жизнь в согласии с сове­стью.

Устрой­ство на службу

Проходил так Рыжов около двена­дцати лет, пока пешая почта не заме­ни­лась конною. В Соли­га­личе умер старый квар­тальный, и Рыжов задумал проситься на его место. Долж­ность эта, хотя и невы­сокая, по значи­мости стояла для жителей таких уездных городков на 4-м месте (после импе­ра­тора, губер­на­тора и город­ни­чего). «Место довольно выгодное, если человек, его зани­ма­ющий, хорошо умел стащить с каждого воза полено дров, пару бураков или кочан капусты; но если он не умел этого, то ему было бы плохо». Рыжов с первого же дня службы «оказался по долж­ности ретив и исправен». Порядок на базаре и во всем городе он навел довольно быстро. Слабых защищал, наглецов нака­зывал, а бездель­ников и бродяг опре­делял на работу. И что было самым странным — не брал взяток, отвечая так: «Мзду брать Бог запре­щает». Город­ничий же, не получая от нового квар­таль­ного подно­шений, «возму­тился духом и воздвиг на Рыжова едкое гонение». Так как он не мог найти неправды или изъяна в служебной деятель­ности Рыжова, то попросил прото­попа разуз­нать, нет ли в Рыжове какого-нибудь духов­ного нера­дения, греха и ерети­че­ства. Но протопоп отвечал, что «явного непра­во­славия в Рыжове он не усмат­ри­вает, а заме­чает в нем некую гордыню...» А прото­по­пица, смеясь, сказала мужу: «Вот бы кому пристало у алтаря стоять, а не вам, обиралам духовным».

Рыжов не забо­тился, что о нем думают: он честно служил всем и не угождал никому; в мыслях же своих отчи­ты­вался Богу. За что его и уважали, хотя и гово­рили насмеш­ливо, что квар­тальный у них «такой-некий-этакой». Через трид­цать лет безупречной службы, он был поставлен город­ничим.

Дневник Рыжова под назва­нием «Однодум»

Было у Алек­сандра Рыжова одно увле­чение. Вёл он свое­об­разный дневник, в который заносил библей­ские цитаты и свои рассуж­дения о жизни. Если проис­хо­дило какое важное событие — стихийное бедствие, коро­нация госу­даря, появ­ление нового закона — Рыжов запи­сывал это в большую тетрадь, сопро­вождая всё это собствен­ными коммен­та­риями. Тетради, по мере их запол­нения, подшивал в одну обложку, на которой стояла много­зна­чи­тельная надпись «Однодум». Никто не знал, что таится в этой книге, и от этого она каза­лась окру­жа­ющим не только таин­ственной, но и крамольной. С появ­ле­нием книги, он получил прозвище Однодум, которое прикле­и­лось к нему до конца жизни.

Новый Костром­ской губер­натор С. С. Ланской посетил с инспек­цией Соли­галич и был весьма удивлен, что на таком «соблаз­ни­тельном» посту нахо­дится необы­чайно честный и беско­рыстный чиновник. Заин­те­ре­со­вался губер­натор и «Одно­думом», так как ему услуж­ливо донесли о подо­зри­тельной книге. Поли­став её, Ланской удивился, что прежние проро­че­ства Рыжова испол­ни­лись.

По проше­ствии двух лет квар­таль­ному Рыжову был прислан дару­ющий дворян­ство Влади­мир­ский крест — первый влади­мир­ский крест, пожа­ло­ванный квар­таль­ному. «И крест и грамота были вручены Алек­сандру Афана­сье­вичу с объяв­ле­нием, что удостоен он сея чести и сего пожа­ло­вания по пред­став­лению Ланского. Рыжов принял орден, посмотрел на него и прого­ворил вслух: «Чудак!»

Жил Алек­сандр Афана­сьевич до девя­носта лет, акку­ратно отмечая всё в своём «Одно­думе». И ещё много лет после его смерти люди вспо­ми­нали удиви­тель­ного фило­софа.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 2.344 ms