Некуда

Краткое содержание рассказа
Читается за 15 минут(ы)

Две молодые девушки, «тополь и березка», Лиза­вета Григо­рьевна Баха­рева и Евгения Петровна Гловацкая возвра­ща­ются из Москвы после окон­чания инсти­тута. По пути они заез­жают в мона­стырь к тетке Баха­ревой, игуменье Агнии, где Лиза демон­стри­рует новые взгляды на роль женщины в семье и жизни. Там же девушки знако­мятся с просто­душной молодой мона­хиней Феок­ти­стой, поте­рявшей мужа и ребенка и сбежавшей в мона­стырь от суровой свекрови. В селе Мерево девушек встре­чают пред­во­ди­тель Егор Нико­ла­евич Бахарев с «детски просто­душ­ными голу­быми глазами», сдер­жанный Петр Лукич Гловацкий, мать Лизы Ольга Серге­евна и её сестры: Зинаида, вышедшая замуж за поме­щика Шато­хина, но пери­о­ди­чески сбега­ющая от мужа к роди­телям, и Соня, «барышня, каких много». Здесь же кандидат юриди­че­ских наук Юстин Помада, «весьма симпа­тичной, но очень не презен­та­бельной», кото­рого очень любит уездный врач Дмитрий Петрович Розанов, несчастный в браке с «вздорной» женой.

Вскоре Гловацкий с дочерью уезжают в уездный город, где отец вновь выпол­няет обязан­ности смот­ри­теля училища, а Женни с охотой берется за нехитрое хозяй­ство. Частыми гостями их дома стано­вятся два «благо­при­стой­нейших молодых чело­века» Николай Степа­нович Вязми­тинов и Алексей Павлович Зарницын, доктор Розанов и еще несколько человек, состав­ля­ющих «кружок очень коротких и очень друг к другу не взыс­ка­тельных людей — совер­шенно новое явление в уездной жизни». Зарницын призы­вает Гловацкую к высо­кому призванию граж­данки, Вязми­тинов по преиму­ще­ству молчит, а доктор дела­ется жарким поклон­ником «скромных досто­инств Женни». Гловацкая никогда не скучает и не тяго­тится тихим одно­об­ра­зием своей жизни. Лиза оста­ется в Мереве, но однажды приез­жает к Гловацкой и просит забрать её из семьи, где все «сует­ливо и мертво», а иначе она превра­тится в «демона» и «чудо­вище». Женни отка­зы­ва­ется взять Лизу к себе, Вязми­тинов снаб­жает её книгами, а Женни прово­жает и сама убеж­да­ется в правоте подруги. После разго­вора с сестрой, грозящей увезти Лизу к себе, если ей не дадут жить «сооб­разно её натуре», Бахарев силой отправ­ляет старшую дочь к мужу, а Лизе отдает лучшую комнату. На прощальном вечере перед отъездом на зиму в губерн­ский город Женни и Лиза обра­щают внимание на моло­дого иностранца Райнера. В крещен­ский вечер, после непри­ят­ного эпизода на бале, когда Лиза всту­пи­лась за честь Женни, она, чуть не замерзнув по дороге, возвра­ща­ется в Мерево, где решает жить одна. Старик Бахарев видит, что дочь не права, но жалеет её и верит словам Агнии о баха­рев­ском нраве, идеях о беспо­кой­стве, которые должны пройти. Лиза приез­жает к Гловацкой крайне редко, лишь за книгами Вязми­ти­нова. Она беспо­ря­дочно читает, и все близкие люди кажутся ей «памят­ни­ками прошедших привя­зан­но­стей», живущих не в мире, а в «мирке». На одном из вечеров у Гловацких проис­ходит приме­ча­тельный спор, в котором Розанов в проти­вовес Зарни­цыну утвер­ждает, что «у каждого народа своя драма­ти­че­ская борьба», не разли­ча­ю­щаяся сословно. Брата Женни, Иппо­лита, сажают в тюрьму за студен­че­ское дело, его судьбу решают заступ­ни­че­ство и связи игуменьи Агнии. Зарницын скрыт­ни­чает и, изоб­ражая из себя поли­ти­че­ского деятеля, подкла­ды­вает прокла­мации в карман реви­зора училища грека Сафья­носа. Вязми­тинов держится серьезнее и имеет общие дела с Райнером. Вскоре Вязми­тинов призна­ется Женни в любви. А на страстной неделе явно симпа­ти­зи­ру­ющая Роза­нову Лиза призы­вает его бросить ту жизнь, которую ведет доктор, и уехать. Доктор дает обещание и вскоре уезжает в Москву. Туда же отправ­ля­ется семей­ство Баха­ревых.

В Москве Розанов посе­ля­ется у своего универ­си­тет­ского това­рища след­ствен­ного пристава Евграфа Федо­ро­вича Нечая и его жены Даши, знако­мится с посто­ян­ными посе­ти­те­лями их квар­тиры — хозяйкой дома штабс-капи­таншей Давы­дов­ской и коррек­тором Арда­ли­оном Араповым, который вводит Роза­нова в москов­ский кружок «своих» людей и в дом Кази­мира Раци­бор­ского, впослед­ствии оказав­ше­гося поль­ским заго­вор­щиком, решившим исполь­зо­вать «новых людей» для своих целей. Арапов пред­став­ляет доктору «чужого» чело­века — уже знако­мого Роза­нову фран­цуза Райнера, а также Бело­яр­цева, Заву­ло­нова и прочих «соци­а­ли­стов». Вечер закан­чи­ва­ется пьян­ством и похаб­ными песнями, одина­ково непри­ят­ными и Роза­нову и Райнеру. Оба входят в дом маркизы де Бараль и её соседок — «угле­кислых фей чистых прудов» — сестер Ярослав­цевых. Мнимый Раци­бор­ский устра­и­вает Роза­нова в боль­ницу, где он сходится с рабо­тящим орди­на­тором Лоба­чев­ским, уверенным, что «все стра­дания — от безделья», и начи­нает писать диссер­тацию. Арапов знакомит Роза­нова с берди­че­ским евреем Нафр­тулой Соло­вей­чиком, выда­ющим себя за озлоб­лен­ного пред­ста­ви­теля нации. Баха­ревы в Москве живут в семье брата Ольги Серге­евны, чей сын Сергей «либе­раль­ни­чает», и, чтобы «сходки» не закон­чи­лись поли­цией, его мать специ­ально разыг­ры­вает арест сына, а в действи­тель­ности отправ­ляет его в имение. Кружок маркизы верит в арест, пани­кует и обви­няет «новых людей» — Роза­нова и Райнера — в шпион­стве и преда­тель­стве. Между тем Соло­вейчик сочи­няет донос на всех «либе­ралов», но по случаю убивает двух нищих, крадет их деньги и убегает. Роза­нова пригла­шает к себе генерал Стре­петов, говорит с ним как с «рево­лю­ци­о­нером», призы­вает понять, что все, чем они зани­ма­ются, — безумие, и косвенно преду­пре­ждает о возможном инте­ресе полиции. Розанов приез­жает к Арапову и, пока все спят, сжигает напе­ча­танные листовки, уносит лито­граф­ский камень и тем обре­кает себя на презрение. Но действи­тельно явив­шаяся полиция пока­зы­вает, что Розанов, напротив, всех спас, и мнение о нем меня­ется для всех, кроме Лизы, которая считает его доса­дившей «посред­ствен­но­стью».

Маркиза де Бараль инте­ре­су­ется Лизой как «мате­рьялом» и вводит её в кружок, который вскоре разва­ли­ва­ется. Одна Лиза «не осла­бе­вает» ни на минуту, хотя и ей «некуда» идти и неиз­вестно что делать. Лоба­чев­скому отка­зы­вают в устрой­стве школы для женщин, и он уезжает в Петер­бург. Розанов в очередной раз мечтает нала­дить семейную жизнь, но вернув­шаяся Ольга Алек­сан­дровна сразу же подры­вает его репу­тацию в кружке «угле­кислых фей» и пере­ез­жает жить к маркизе. Лиза слепнет, не может больше много читать и знако­мится со «стри­женой девицей» Бертольди, «рабо­та­ющей над Прудоном» «мате­ри­а­листкой». Розанов, кото­рому «пусто» и нестер­пимо скучно, заходит к Лизе, знако­мится с «злосчастной Бертоль­динькой», живущей за баха­рев­ский счет, и Лизиной инсти­тут­ской подругой Полинькой Кали­стра­товой, чей муж растратил все состо­яние и оказался в остроге. Тогда как Бертольди считает её лицом, подле­жащим развитию, для Кали­стра­товой Бертольди только «смешная», Компания уезжает в Соколь­ники, куда вскоре наве­да­ется закон­чивший «москов­ский рево­лю­ци­онный период» Бело­ярцев, а с ним и все те, кто уцелел от рассы­пав­ше­гося «кодла». Их обще­ство утом­ляет Роза­нова, у кото­рого зарож­да­ются самые нежные чувства к Полиньке. Помада привозит от Женни подарки, Лиза искренне раду­ется встрече, и он оста­ется в полном ей подо­бо­стра­стии.

Прие­хавший из Петер­бурга соци­а­лист Красин дока­зы­вает прио­ритет физио­логии над нрав­ствен­ными обяза­тель­ствами и пропо­ве­дует критерий «разум­ности». Розанов стоит за «нераз­ре­шимый» брак и полу­чает от Бертольди имено­вание «посте­пе­новца» и «идеа­листа». Лиза обви­няет доктора в эгоизме и равно­душии к чело­ве­че­скому горю, Розанов указы­вает на её бесче­ло­вечное отно­шение к приучен­ному и погуб­лен­ному Помаде и призы­вает при необъ­ятной шири стрем­лений и любви к чело­ве­че­ству жалеть людей, которые её окру­жают. По его мнению, все Лизины знакомые — за исклю­че­нием Райнера, «пусто­звоны» — устра­и­вают так, что поря­дочный человек стыдится названия русского либе­рала. После разрыва с Лизой Розанов обща­ется только с Полинькой Кали­стра­товой, но в его жизни вновь уста­нав­ли­ва­ется «военное поло­жение»: Ольга Алек­сан­дровна наста­и­вает на разводе. Розанов начи­нает пить, но Полинька его выха­жи­вает, и они уезжают в Петер­бург. После того как Ольга Серге­евна грозит Лизе «смири­тельным домом», она окон­ча­тельно расхо­дится со своим семей­ством, и, прокли­на­емая Баха­ревым, уезжает с Бертольди в Петер­бург, где, читая «Учение о пище» Моле­шотта, плачет об отце. У старика, от кото­рого «ушла» дочь, случа­ется удар, и вскоре и он, и Ольга Серге­евна умирают. Обвен­чав­шаяся с Вязми­ти­новым Женни пере­би­ра­ется в Петер­бург.

Розанов продол­жает жить с маленькой дочерью, служит поли­цей­ским врачом и не расста­ется со ставшей акушеркой Полинькой. Встретив няню Абра­мовну, он узнает о место­на­хож­дении Лизы и находит её поста­ревшей и подур­невшей. Лиза живет граж­дан­ской семьей с Бертольди, Бело­яр­цевым и другими «людьми дела», полными презрения к обык­но­вен­ному труду, равно­душ­ными к карьерам и семей­ному началу и рассуж­да­ю­щими о неесте­ствен­ности распре­де­ления труда и капи­тала, но по-преж­нему не знаю­щими, что делать. Здесь часто бывает Райнер, у кото­рого своя коммуна, живущая за его счет. Бело­ярцев создает себе более влия­тельное «амплуа», живет в доме «гене­ралом» и, по мнению Лизы, нару­шает «обще­ственное равно­правие». Лиза и Розанов с Полинькой приез­жают к Вязми­ти­новым, но, когда появ­ля­ется Райнер, который, по мнению Лизы, «лучше всех», кого она знала, Вязми­тинов очень недо­волен: ему, как считает неиз­ме­нив­шаяся жена, мешают люди, которых он прежде любил и хвалил. Еще через полгода Вязми­тинов полу­чает орден и вовсе отре­ка­ется от прежних друзей и идеалов, входя в кружок чиновной аристо­кратии с либе­рально-консер­ва­тивным направ­ле­нием. У Кали­стра­товой и Роза­нова рожда­ется дочь. Лиза уходит из дома Согласия, где Бело­ярцев уста­нав­ли­вает дикта­тор­ские порядки. Райнер уезжает в Польшу сражаться за свободу холопов. Помада исче­зает.

Лиза все чаще и чаще бывает у Женни, где они не обра­щают внимания на «буку» Николая Степа­но­вича. Райнер призна­ется Лизе, что мечтает об уничто­жении «профа­нации учения» и закрытии дома Согласия. Лиза обви­няет его в трусости. Между тем за Райнером уста­нав­ли­вают слежку, и Женни отдает ему подо­рожную мужа. Райнер зовет Лизу, но, не дождав­шись и прячась от Вязми­ти­нова, убегает. Лиза стра­дает, что «всех разо­гнала» и «расте­ряла», а жильцы дома уничто­жают все компро­ме­ти­ру­ющие бумаги, но к ним заходит лишь лавочник с требо­ва­нием денег.

В это время в Бело­веж­ской Пуще отряд восставших, возглав­ля­емый паном Кулей (Райнером), набре­дает на дом, где умирают два тяже­ло­ра­неных. Один из них оказы­ва­ется Помадой, кото­рому «надоело жить» и чья мать была полькой. Но тут на отряд напа­дают, и Райнера с умира­ющим Помадой на руках берут в плен. Когда Лиза узнает о возможном аресте Райнера, она просит у Роза­нова занять для нее денег у мужа Софьи барона Альтер­зона. Но тот отка­зы­ва­ется давать денег «на распут­ства» и объяв­ляет, что, по заве­щанию матери, Лиза лишена наслед­ства. Розанов узнает в нем Нафтулу Соло­вей­чика. После еще одной неудачной попытки устро­иться на службу Лиза полу­чает изве­стие о скором расстреле Райнера и пропа­дает. Бертольди затас­ки­вает в дом Согласия Ольгу Алек­сан­дровну Роза­нову. Через девять дней Лиза возвра­ща­ется в жестокой горячке и призна­ется, что ездила на казнь. Следуя мольбам Женни и Абра­мовны, больная согла­ша­ется испо­ве­даться и прича­ститься и просит Лоба­чев­ского в крайнем случае дать ей яд. Умирает Лиза со словами: «С ними у меня общего хоть нена­висть и неумение мириться с обще­ством, а с вами ничего». На день именин Вязми­ти­нова соби­ра­ется пирушка, где Зарницын с крестом ратует за введение миро­вого поло­жения о крестьянах, брат Женни Ипполит, служащий чинов­ником при губер­на­торе, ведет разговор о старых знакомых, карьере и правах женщин. Женни заяв­ляет, что в отличие от тех, кто «подурил» в моло­дости, «коло­бро­дить» ей было «некуда». Ольга Алек­сан­дровна сбегает из дома Согласия и посе­ля­ется в квар­тире Роза­нова, разде­ленной им на две отдельные поло­вины.

Спустя месяц возвра­ща­ется домой купе­че­ский сын Лука Нико­ла­евич Маслян­ников. Ему расска­зы­вают, что Ольга Алек­сан­дровна ушла в мона­стырь «белицей». А он обещает устроить школы и боль­ницы, но утвер­ждает, что новыми сочи­не­ниями его «не сшибешь». И сердито говорит о людях, у которых только одни пустяки на уме. Они «муто­врят» народ, а сами дорогу не знают и без «нашего брата» не найдут.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.




время формирования страницы 20.93 ms