На ножах

Краткое содержание рассказа
Читается за 15 минут(ы)

В уездный город возвра­ща­ется Иосаф Плато­нович Висленев, осуж­денный в прошлом по поли­ти­че­скому делу. Его встре­чают сестра Лариса, бывшая невеста Алек­сандра Ивановна, впослед­ствии неожи­данно вышедшая замуж за гене­рала Синтя­нина, о котором идет «ужасная слава». Среди встре­ча­ющих также майор Форов, объяв­ля­ющий, что никогда не женился бы ни на ком, кроме своей «умной дуры» Кате­рины Аста­фьевны. Неза­долго до приезда брата Ларисе делает пред­ло­жение «испан­ский дворянин» помещик Подо­зеров. Висленев приез­жает с Павлом Горда­новым. На вечере у Баха­ревых Горданов объяв­ляет себя против­ником восхва­ления женского ума и эман­си­пации, а после встре­ча­ется с бывшей любов­ницей Глафирой Акатовой, вышедшей замуж за богача Бодро­стина, чтобы помо­гать день­гами «общему делу», но всех пере­хит­рившая Глафира требует у «каторжной совести» Горда­нова убий­ства её «зажив­ше­гося» мужа. Ночью Висленев вскры­вает порт­фель с день­гами, который пере­дает ему на хранение Горданов, но видит в саду женскую фигуру в зеленом платье. Наутро Висленев пыта­ется выяс­нить, кому принад­лежит приви­дев­шееся ему зеленое платье, и, не найдя хозяйки, уезжает к Форовым. Форова встре­чает гене­ральшу с падче­рицей Верой, отъез­жа­ющих на хутор, и узнает, что ночью Вера с криком «Кровь!» указала на висле­нев­ский флигель. Висленев знако­мится со священ­ником Еван-гелом Минер­виным, писавшим в прошлом статьи, и увязы­ва­ется с ним и Форовым на рыбалку. Они рассуж­дают о сущности христи­ан­ства, но Висленев ни барона фон Фейер­баха, ни Ренана, ни Злато­уста не читал и заяв­ляет превос­ход­ство пользы над знаниями. Он призна­ется, что не любит России, где «ни природы, ни людей». После разра­зив­шейся грозы путники встре­чают старика Бодро­стина, который увозит Висле­нева в гости, оставляя Форова считать Иосафа «меже­умком». Глафира Васи­льевна полу­чает письмо от Подо­зе­рова, прочтя которое делает вывод, что тот «бежит ее». Генрих Ропшин, «нескверный и неблазный» молодой человек, приносит ей другое письмо, Глафира читает и, объявляя себя нищей, падает в обморок. Рассказчик «отко­че­вы­вает» в Петер­бург, где в уксусе «сорока разбой­ников» выби­ра­ются в свет новые «меже­умки».

Горданов — сын москов­ской цыганки и стар­шего брата Михаила Бодро­стина — быстро пони­мает, что из «бреда» молодых людей можно извлечь много пользы. Он провоз­гла­шает среди това­рищей «иезу­тизм», сменив­шийся «ниги­лизмом». Против послед­него восстают «старо­веры» во главе с Анной Скоковой по прозвищу Ванскок, и Горданов объяс­няет новое учение «дарви­низмом»: «глотай других, чтобы тебя не прогло­тили». Ванскок, которую, по мнению Форова, не портят её убеж­дения, экспе­ри­мен­ти­рует, но ей не удается даже заду­шить кошку. Подобно Акатовой, многие девушки из «новых», как полька Кази­мира или Цыпри-Кипри, выходят замуж за богачей, обкра­ды­вают их и устра­и­вают личную судьбу. Вернув­шись в Петер­бург после трех­лет­него отсут­ствия, Горданов узнает от Ванскок, что мелкий газетчик Тихон Кишен­ский сильно разбо­гател, получив деньги, укра­денные его любов­ницей Алиной Фигу­риной у отца. Ванскок подска­зы­вает Горда­нову теорию «свежих ран», которые нельзя трогать. Висленев зани­ма­ется «продол­жи­тельным крив­ля­ньем», то есть пишет статьи, стро­я­щиеся на лжи и пере­держках, но Ванскок приносит ему «поль­ские пере­писки», пере­данные Горда­новым для возможной статьи. К нему заходит «дремучий семи­на­рист» сосед Мери­ди­анов и пред­ла­гает за опре­де­ленную мзду жениться на княже­ской фаво­ритке, но оскорб­ленный Висленев ему отка­зы­вает.

Горданов между тем отправ­ля­ется к Кишен­скому и пред­ла­гает ему «купить» мужа для Алины и отца для их детей. Потор­го­вав­шись, они сгова­ри­ва­ются и только потом узнают, что продан был Висленев. Горданов просит рабо­та­ю­щего в полиции Кишен­ского нена­долго аресто­вать Горда­нова и пере­дает ему копию висле­нев­ского «поль­ского» сочи­нения. Ванскок, Висле­нева и Горда­нова обыс­ки­вают, и Горданов говорит Висле­неву, что передал его сочи­нение на хранение Кишен­скому. Висле­нева сажают в тюрьму, и Алина под страхом выдачи статьи застав­ляет его жениться. Свадьба напо­ми­нает картину «Неравный брак», только наоборот. Висленев попа­дает «на барщину»: запи­сы­вает всех детей на свое имя, а в конце года ему пред­став­ляют счет на несколько тысяч. Эта цифра с каждым годом должна увели­чи­ваться, и не жела­ющий растить долг Горданов пыта­ется взбун­то­ваться, жалуясь на судьбу. Горданов пробует дого­во­риться с Кишен­ским, а сам мечтает о таин­ственном и гран­ди­озном плане. Но Кишен­ский с Алиной выде­лы­вают «штуку» и сжигают квар­тиру, где хранятся доку­менты Горда­нова, зани­ма­ю­ще­гося на пару с Алиной ростов­щи­че­ством. Остав­шись без денег, он полу­чает от Бодро­стиной вызов и уезжает вместе с Висле­невым. В письме к старому другу, брату Глафиры Грегуару, Подо­зеров описы­вает Горда­нова и Висле­нева, из-за которых его объяв­ляют небла­го­на­дежным и «опасным» чело­веком. Висленев отби­рает у сестры пода­ренную ей ранее поло­вину имения, Горданов обма­ны­вает своих мужиков и обви­няет Форова и отца Еван­гела в подстре­ка­тель­стве. Глафира видит призрак Бодро­стина в разре­занном кира­сир­ском мундире. Кишен­ский строчит статьи в обви­нение Подо­зе­рова, а Ванскок пишет заметку о краже Подо­зе­ровым горда­нов­ских денег.

В это время в губернии Лариса пере­ез­жает жить к Бодро­стиной, которая считает её «пустышкой», но поощ­ряет ухажи­вания за девушкой со стороны всерьез заин­те­ре­со­вав­ше­гося ею Горда­нова, Форова злится на Ларису, а гене­ральша угова­ри­вает Подо­зе­рова бороться за свою любовь и доби­ваться чувств Ларисы. Вера радостно крестит их и сводит. Бодро­стин пере­стает дове­рять жене, и та приру­чает Иосафа, а Горда­нова прини­мают все в городе. При помощи Ропшина Бодро­стина подме­няет заве­щание, которое муж везет в Петер­бург. К Глафире приез­жает помещик Водо­пьянов или «сума­сшедший бедуин», который расска­зы­вает таин­ственную историю о студенте Спири­до­нове, напо­ми­на­ющую неко­торые сведения из жизни матери Подо­зе­рова. Подо­зеров пере­дает Глафире письмо, из кото­рого она узнает, что Бодро­стина завлек в свои сети Кишен­ский с компа­нией и пыта­ется его разо­рить. Подо­зеров застает Горда­нова, пыта­ю­ще­гося поце­ло­вать Ларису, и вызы­вает его на дуэль. Но Лариса объяв­ляет, что прошлое «погре­бено», хотя он оста­ется её другом. Перед дуэлью Подо­зеров полу­чает благо­сло­вение от Алек­сандры Ивановны, а Горданов приходит ночью к Ларисе, и их объятия заме­чает Форова. Алек­сандра Ивановна пишет испо­ведь, расска­зы­ва­ющую, что вышла она замуж для того, чтобы спасти невинных людей, которых Висленев — «безна­турный» человек — повлек за собой после ареста. Там же она упоми­нает о случае, когда генерал хотел её застре­лить, но Вера не дала этому свер­шиться. Синтя­нина призна­ется, что любит Подо­зе­рова, а Висле­нева, проме­няв­шего её на «свободу», только жалеет. Покойная жена Синтя­нина Флора, мать Веры, сходит с порт­рета и дарит гене­ральше кольцо. На следу­ющее утро Форова расска­зы­вает, что Подо­зеров тяжело ранен, а с гене­ралом, полу­чившим изве­стие об отставке из-за доноса Горда­нова на Форова и отца Еван­гела, случился удар. По словам аресто­ван­ного, дуэль оказа­лась «убий­ством»: Горданов стрелял раньше поло­жен­ного, а когда убегал с места преступ­ления, Форов прострелил ему пятку. Бодро­стина отправ­ляет Горда­нова, по-преж­нему уверен­ного во вседоз­во­лен­ности, в Петер­бург, нака­зывая окон­ча­тельно завлечь мужа в сети мошен­ников.

Синтя­нина, Форова и Лиза не отходят от Подо­зе­рова, но, когда его дому угро­жает пожар, Лариса заби­рает боль­ного к себе, не допус­кает к нему гене­ральшу, просит защиты и скло­няет к женитьбе. Висленев сбегает из города в неиз­вестном направ­лении, Горданов, замяв скандал, уезжает в Петер­бург. По пути он встре­ча­ется в Москве с Глафирой, демон­стри­ру­ющей свое «первен­ство и господ­ство». Она указы­вает ему взгля­нуть на образ, но Горданов видит зеленое платье. Глафира объяв­ляет это платье, в которое одета Флора на порт­рете, «сове­стью», и с ней случа­ется нервный припадок. Получив от Бодро­стиной указание свести Михаила Андре­евича с полькой Кази­мирой и пред­ста­вить его отцом её ребенка, Горданов уезжает в Петер­бург. Глафира встре­ча­ется с Висле­невым и отправ­ля­ется в Париж, где посе­щает спири­ти­че­ские сеансы и выдает Иосафа Плато­но­вича за медиума. Лариса дока­зы­вает, что суще­ствует ревность без любви, и пере­стает общаться с Синтя­ниной, продол­жа­ющей её защи­щать, Форова, обвен­чав­шаяся с майором лишь через семь лет их совместной жизни, употреб­ляет все силы на то, чтобы привести вышед­шего из тюрьмы мужа к Богу. Обиженный доносом Синтянин подо­зре­вает, что старика Бодро­стина хотят извести.

Глафира следит за всем творя­щимся в Петер­бурге из Парижа. Висленев уже свыка­ется с ролью лакея, Бодро­стина манит его своею любовью, желает «испы­тать» и подводит к мысли о возможной смерти мужа, после которой она будет в состо­янии вновь выйти замуж. Глафира уже два года страстно любит Подо­зе­рова и мечтает забыть обо всех прошлых грехах. По дороге в Петер­бург опаса­ю­щийся ареста за долги Висленев изме­няет внеш­ность, а приехав в город, запи­ра­ется в ванной и устра­и­вает потоп. Его объяв­ляют сума­сшедшим, а Алину и Кишен­ского отпус­кают «на свободу». По протекции Грегуара Глафира встре­ча­ется с важным лицом, расска­зы­вает ему о своих «несча­стьях» с мужем и Кази­мирой, но не находит поддержки: Синтянин уже преду­предил этого гене­рала о возможном злодей­стве. Генерал нака­зы­вает своему подчи­нен­ному Перуш­кину «изло­вить» Глафиру. Между тем Глафира «осво­бож­дает» мужа от требу­ющей денег за сдан­ного в воспи­та­тельный дом ребенка Кази­миры, и в благо­дар­ность он пишет новое заве­щание, по кото­рому все насле­дует жена. Подо­зе­ровы живут несчаст­ливо, а после возвра­щения Глафиры Лариса пере­ез­жает к Бодро­стиным, Висленев выма­ни­вает деньги у Горда­нова от её имени и окон­ча­тельно продает сестру. Подо­зеров пыта­ется вразу­мить жену и указать ей на истинных друзей, но та отве­чает, что «нена­видит все», что любит он, и убегает с Горда­новым. Форова ищет их в Москве и Петер­бурге, где встре­чает Подо­зе­рова, но безре­зуль­татно.

Горданов и замужняя Лара венча­ются и живут в Молдавии, где Лариса оста­ется даже тогда, когда Горданов уезжает в Россию. Неожи­дание Лариса возвра­ща­ется и вскоре, ко всеоб­щему удив­лению, посе­ля­ется в квар­тире Горда­нова. Гене­ральша полу­чает от нее записку и, приехав, застает больной. Лариса расска­зы­вает, что в доме вскоре соби­ра­ются кого-то убить, и просит Синтя­нину не спус­кать глаз с Иосафа. Она пока­зы­вает гене­ральше трубку печного отдуш­ника, по которой слышно все, о чем говорят в доме. Траги­чески поги­бает упавший с моста Водо­пьянов, лошадей кото­рого, как потом выяс­ня­ется, напугал решив­шийся на убий­ство Висленев, пере­пу­тавший их с бодро­стин­скими.

К Синтя­ниным под видом земле­мера приез­жает Перушкин. Собрав­шиеся на именинах Бодро­стина гости, среди которых Горданов, Висленев и Синтя­нины, отправ­ля­ются смот­реть на огненный крестьян­ский обряд, который совер­шают невда­леке от усадьбы, чтобы, по народ­ному поверью, «попа­лить коровью смерть». Неза­долго до этого Бодро­стина случайно зали­вает рубашку мужа похожим на кровь вином. Лиза призна­ется остав­шейся Синтя­ниной в двое­му­же­стве, но в это время появ­ля­ется Висленев, в ажио­таже объяв­ля­ющий об убий­стве старика Бодро­стина и требу­ющий немед­ленной свадьбы с Глафирой. Висле­нева заби­рают в участок, но убий­ство припи­сы­вают мужиц­кому бунту. Ропшин расска­зы­вает Глафире, что на теле старика обна­ружен след от её испан­ского стилета, и шанта­жи­рует женитьбой, обещая скрыть первое, поддельное заве­щание Бодро­стина. Иосаф призна­ется, что на самом деле не убивал старика, а лишь ожег его сига­ретой, и винит Бодро­стину и Горда­нова в подстре­ка­тель­стве к злоде­янию. Лара исче­зает, но её, заре­зав­шуюся, находят Форов и отец Евангел. Их заби­рают в участок и обви­няют в подстре­ка­тель­стве народ­ного бунта. Горданов заме­чает, что в доме начи­нает распо­ря­жаться Ропшин, а за ним, пора­нившим во время убий­ства руку, начи­нают следить. На похо­ронах у мерт­веца развя­зы­ва­ются и раски­ды­ва­ются руки, и это настолько пугает Глафиру, что она выдает Горда­нова. Вера кидает к его ногам найденный в лесу и уже давно, по словам Бодро­стиной, принад­ле­жащий ему стилет.

Горда­нова аресто­вы­вают и ампу­ти­руют стра­да­ющую от «анто­нова огня» руку. Ропшин сулит денег, и он выго­ра­жи­вает Глафиру, а после этого его отрав­ляют. Бодро­стина выходит замуж за оказав­ше­гося жестоким и скупым Ропшина и живет на деньги доброго Форова. Признанный виновным Висленев живет в сума­сшедшем доме и вполне счастлив своим поло­же­нием. Вера и Кате­рина Афана­сьевна, которая, по мнению гене­ральши, «совер­шила все «земное», умирают. Синтянин перед смертью заве­щает свою жену Подо­зе­рову. На их свадьбе присут­ствует Форов, неудачно пытав­шийся жениться на «превос­ход­нейшей особе» Ванскок. Год спустя Подо­зе­ровых посе­щает отец Евангел с сооб­ще­нием о смерти Форова. Он уверен, что все проис­хо­дящее «на ножах» — пролог чего-то боль­шего, что неот­ра­зимо должно насту­пить.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 3.655 ms