Ледяной дом

Краткое содержание рассказа
Читается за 28 минут(ы)

Часть первая

По срав­нению с испу­ганной тишиной, какая царила в Петер­бурге зимой 1739 года, на дворе у обер-егер­мей­стера Волын­ского наблю­да­лось необычное ожив­ление. Волын­ской устра­ивал празд­не­ство для госу­да­рыни Анны Иоан­новны, для этого и собра­лись на его дворе пары в нацио­нальных костюмах со всех концов России. Одна за другой, пары прохо­дили перед Арте­мием Петро­вичем Волын­ским, одним из краси­вейших мужчин при дворе импе­ра­трицы. Помогал Волын­скому его секре­тарь Зуда, маленький, похожий на обезьянку, чело­вечек, очень мудрый и учёный.

Фаворит госу­да­рыни Бирон задумал этот праздник только для того, чтобы отвлечь своего врага Волын­ского от борьбы за власть. Между тем перед Волын­ским прохо­дила цыган­ская пара. Он заметил, что цыганка была необык­но­венно похожа на молда­ван­скую княжну, краса­вицу Мари­о­рицу Леле­мико, люби­мицу госу­да­рыни. Волын­ской уже лет 8 был женат, но не пропускал ни одной красивой девушки при дворе. Мари­о­рица была очередным объектом его страсти.

Ветреник в сердечных делах, в поли­тике Волын­ской готов был пожерт­во­вать всем ради своего отече­ства, и «с большим него­до­ва­нием смотрел, как Бирон поло­совал его бичом своим». Он ждал удоб­ного часа, чтобы открыть госу­да­рыне чёрные дела Бирона.

Заго­ворив с цыганкой, которую звали Мариула, Волын­ской велел ей остаться и продолжил смотр. Пары не оказа­лось только у мало­рос­си­янки. Остав­шись наедине с цыганкой, Волын­ской попросил её отнести запи­сочку во дворец княжне Леле­мико. С трудом скрыв волнение, цыганка согла­си­лась. Выйдя от Волын­ского, Мариула призна­лась своему верному другу, цыгану Василию, что княжна — её дочь. Думая, что Волын­ской — вдовец, цыганка решила женить его на княжне. Мариула боялась, что во дворце дога­да­ются о проис­хож­дении княжны, как только увидят их рядом, она не хотела губить своё дитя и попро­сила Василия помочь ей. Они спря­та­лись у Зимнего дворца и видели, как госу­да­рыня вместе со своей люби­мицей отпра­ви­лась в манеж. Увидев черно­кудрую княжну, цыганка лиши­лась чувств.

Тем временем около манежа адъютант герцога Бирона, Гроснот, пытал чело­века — обливал его водой на морозе. Это был тот самый мало­рос­си­янин, кото­рого не досчи­тался Волын­ской. От него требо­вали какие-то бумаги, но пере­ста­ра­лись: мало­рос­си­янин превра­тился в ледяную статую.

В это время к манежу подъ­е­хала Анна Иоан­новна. Она любила верховую езду, но в этот день ей нездо­ро­ви­лось, и она только наблю­дала за искусной ездой своего фаво­рита. Бирон был статен и довольно красив, портило его только жестокое выра­жение лица. Выходя из манежа, госу­да­рыня заме­тила похо­жего на плотно набитый мешок Куль­ков­ского, который был самой необ­хо­димой «вещью» двух преды­дущих фаво­ритов, а теперь перешёл к Бирону. Возле манежа импе­ра­трица увидела ледяную статую. Не смущаясь, Гроснот заявил, что статую отлили для забавы импе­ра­трицы. Это Навело Анну Иоан­новну на мысль построить ледяной дворец с полным убран­ством и сыграть в нём свадьбу Куль­ков­ского, кото­рого госу­да­рыня пожа­ло­вала в пажи. 50-летнему пажу было велено искать себе невесту.

Волын­ской с досадой думал о том, что «Бирон, шагая по трупам своих жертв, заносил уже ногу на высшую ступень в России». Импе­ра­трица слабела с каждым днём, и Бирон метил занять её место. Не давала Волын­скому покоя и страсть к Мари­о­рице.

Княжне Мари­о­рице Леле­мико было 18 лет. Янычары убили её роди­телей и сожгли дом. Мари­о­рица попала к хотин­скому паше, который готовил её для собствен­ного гарема. Когда Мари­о­рица подросла, паша решил пода­рить её султану. Паша воспитал Мари­о­рицу как будущую султаншу и любимую дочь, дал ей самое лучшее на ту пору обра­зо­вание. От христи­ан­ской веры у неё остался золотой крест и смутные воспо­ми­нания о женщине, которая вынесла её из огня и велела не забы­вать веру отцов. Эта женщина и продала Мари­о­рицу паше. Учитель­ница-фран­цу­женка позна­ко­мила княжну с догма­тами христи­ан­ства, в резуль­тате мусуль­ман­ский фата­лизм смешался в её душе с христи­ан­ским мисти­цизмом. Когда пришло время везти Мари­о­рицу к султану, разго­ре­лась русско-турецкая война. Хотин стал русским, и маршал Миних отослал княжну к госу­да­рыне в Петер­бург. Госу­да­рыня посе­лила девушку около себя, а в учители русского языка выбрала для неё профес­сора русской словес­ности Василия Кирил­ло­вича Тредъ­яков­ского.

Раньше паша в шутку грозил княжне отдать её русскому послу Волын­скому. Именно Волын­ской был первым придворным, который встретил Мари­о­рицу в Петер­бурге. Насквозь пропи­танная фата­лизмом, княжна решила, что именно этого мужчину ей суждено любить. Подкупив Тредъ­яков­ского, Волын­ской посылал княжне любовние запи­сочки. Тредъ­яков­скому было запре­щено гово­рить Мари­о­рице, что Волын­ской женат.

Думы Волын­ского были нару­шены приходом араба, который принёс ему пакет от Бирона. Встре­во­женный, Артемий Петрович открыл пакет и среди других бумаг нашёл в нём письмо от неиз­вест­ного друга. Иностранец, прибли­жённый к Бирону, пред­лагал Волын­скому помощь в борьбе с герцогом из любви к своей второй родине — России. Он преду­предил Волын­ского, что в его доме скры­ва­ется шпион Бирона и открыл ему тайну исчез­но­вения мало­рос­си­я­нина, который был дворя­нином по фамилии Горденко и вёз «прошение к импе­ра­трице, в котором описывал жесто­кости времен­щика и коры­сто­лю­бивые связи его с поля­ками». Именно эту бумагу требовал у него Гроснот, но так ничего и не добился. Этот иностранец просил не искать его, обещая, что откро­ется сам.

Оказа­лось, что верный араб Волын­ског, Николай, и секре­тарь Зуда знали, кто этот шпион, но отка­за­лись назвать имя, опасаясь, что пылкий нрав Артемия Петро­вича испортит всё дело. Зуда попы­тался угово­рить Волын­ского прекра­тить отно­шения с княжной. Он опасался, что госу­да­рыня узнает о попытке соблаз­нить её люби­мицу, Волын­ской впадёт в неми­лость и поте­ряет возмож­ность послу­жить родине. Волын­ской не захотел его слушать.

Вечером к кабинет-мини­стру Волын­скому явились какие-то святочные маски. Волын­скому сооб­щили, что под масками скры­ва­ются его друзья и едино­мыш­лен­ники гоф-интен­дант Перокин и тайный советник Щурхов, но это было ложью. На самом деле под масками скры­ва­лись сторон­ники Бирона во главе с его родным братом Густавом. Они явились, чтобы заста­вить Волын­ского при свиде­телях выска­заться против Бирона. Одним из ряженых оказался тот самый неиз­вестный добро­же­ла­тель. Он преду­предил Волын­ского об опас­ности. Тогда Волын­ской посадил незваных гостей в свои сани и приказал кучерам выса­дить их на Волковом поле, куда сбра­сы­ва­лись трупы нищих. Брата Бирона Артемий Петрович лично отвёз в Зимний дворец.

Проезжая мимо Зимнего, Волын­ской увидел княжну Мари­о­рицу с подруж­ками, — они гадали. Вернув­шись домой, Артемий Петрович решил пойти до конца и назна­чить Мари­о­рице тайное свидание несмотря на невин­ность девушки. Он написал записку, вложил её под пере­плёт книги и отослал её Мари­о­рице со своим арабом.

Склон­ность Волын­ского к княжне уже стала известна Бирону. Груне, горничной Мари­о­рицы, было пору­чено следить за хозяйкой. Как ни любили Груня княжну, страх нака­зания оста­вался сильней. Прочитав записку волын­ского, Мари­о­рица поло­жила её себе в изго­ловье. Ночью Груня выкрала записку и пере­дала её дежур­ному, чтобы он пере­писал её и принёс обратно. Боясь, что княжна взду­мает отве­тить на записку, Груня рано утром отослала книгу Волын­скому.

Глухой полночью на замерзшую Неву выехали дровни с двумя мужи­ками. Между ними лежал завёр­нутый в рогожу труп мало­рос­си­я­нина, который им пору­чили сбро­сить в реку. Только они собра­лись сунуть покой­ника в прорубь, как увидели, что за ними мчаться какие-то сани. Из них вылез кто-то маленький, потом вдруг вырос и «начал отме­ри­вать реку огром­ными, сажен­ными шагами». Испу­ганные мужики удрали, а великан снял ходули и превра­тился в Зуду. Вместе с арабом Нико­лаем они зако­пали труп в сугроб на берегу Невы.

Часть вторая

Утром цагане вышли с посто­я­лого двора, где посе­лили всех участ­ников празд­не­ства, и отпра­ви­лись гулять по Петер­бургу. Цыганка не могла появиться во дворце, и Василий думал, как ей помочь. Когда-то Василий был русским матросом. Сбежав, он несколько лет скитался, крал лошадей и попал в руки хотин­ского судьи. цыганка, бывшая в милости у хотин­ского паши, спасла его. С тех пор Василий не покидал её. В Рыба­чьей слободе была у Василия старая знакомая, знахарка. К ней и повёл он цыганку Мариулу.

Цыгане уже подошли к Гости­ному двору, как вдруг разда­лись голоса: «Языка ведут!». Гостиный двор вмиг опустел, оста­лись только расте­рянные цыгане. Язык — это преступник, кото­рого водили в маске по городу, чтобы он указал на других участ­ников преступ­ления. Язык указывал на первых попав­шихся людей, чтобы запу­тать след­ствие или отомстить. Язык указал на цыганку, её схва­тили и повели на допрос. Верный Василий, не отставая, шёл следом.

Цыганка боялась, что её станут расспра­ши­вать о княжне, но её спро­сили всего лишь о мало­рос­си­я­нине Горденко и его бумаге. Цыганка была знакома с Горденкой. Перед арестом он успел пере­дать ей злопо­лучное прошение. Мариула расска­зала всё, что знала и отдала доку­мент Липману, радуясь, что отвела опас­ность от своей дочери. Вместе с Липманом цыганку допра­шивал и его племянник Эйхлер, который был Липману вместо сына. Цыганку отпу­стили, и Василий повёл её к своей знахарке.

Знахарка, призе­ми­стая и горба­тенькая старушка, узнала Василия. Когда-то он вытащил из огня её мужа. Василий попросил у знахарки очень едкий настой, которым лечи­лись от чахотки. Знахарка дала настой и пустила цыган пере­но­че­вать. Ночью Василию не спалось. Он вышел из дома. В это время Мариула взяла настой и вылила его себе на лицо. В резуль­тате цыганка ослепла на один глаз, а поло­вина её лица покры­лась страш­ными шрамами. Теперь никто не заметит её сход­ства с княжной Леле­мико.

Тем временем Липман и Гроснот окон­ча­тельно убедили Бирона, что с делом мало­рос­си­я­нина Горденки покон­чено. Герцогу было торже­ственно вручено подлинное прошение. Сонному, долго­вя­зому Эйхлеру была пожа­ло­вана долж­ность кабинет-секре­таря. Сразу же была заду­мана новая интрига. Бирон решил пота­кать любви Волын­ского к княжне, довести их роман до логи­че­ского завер­шения, а потом открыть всё госу­да­рыне. Анна Иоан­новна не простит Волын­скому падения своей люби­мицы. Цыганке, послан­нице Артемия Петро­вича, был обес­печен свободный вход во дворец.

Липман попросил Бирона спасти экономку Волын­ского (барскую барыню), которая так успешно шпио­нила для них в его доме. Герцог решил выдать её замуж за Куль­ков­ского. Бедному пажу объявили волю герцога, и он не посмел возра­зить.

Явился Остерман. До сих пор он поддер­живал Бирона «как любимца госу­да­рыни, которую сам возвел на престол», но в последнее время перешёл на сторону Волын­ского. При герцоге он решил играть «двусмыс­ленную роль», пока обсто­я­тель­ства не укажут ему верный путь.

Вошли Миних и Волын­ской. Артемий Петрович был в ярости: вместо того, чтобы служить на благо России, он должен был зани­маться устрой­ством ледя­ного дворца. Бирон с удоволь­ствием передал Волын­скому этот приказ импе­ра­трицы. В ответ Волын­ский напомнил герцогу о мало­рос­си­я­нине, чем очень разо­злил его. «Я или он должен погиб­нуть!» — сказал Бирон, уезжая к госу­да­рыне. В карете Бирона ждала записка с угрозой, в которой гово­ри­лось, что тело Горденки спря­тано, и однажды оно будет свиде­тель­ство­вать против самого Бирона. Эта записка смутила герцога, и он решил пока не пока­зы­вать Анне Иоан­новне, что зол на Волын­ского.

Княжна не отве­тила на письмо Волын­ского, и от этого страсть его разго­ре­лась ещё сильней. В таком настро­ении он приехал во дворец и вошёл в зал, где импе­ра­трица играла в бильярд со своей люби­мицей. Там княжна Мари­о­рица успела тайком пере­дать Артемию Петро­вичу ответ на его письмо. Госу­да­рыня попро­сила у Волын­ского позво­ления женьть Куль­ков­ского на барской барыне. Хотя у Волын­ского были смутные подо­зрения насчёт неё, ему пришлось согла­ситься.

Тут же шут импе­ра­трицы, Педрилло, заявил, что без памяти влюблён в дочь придворной козы и попросил разре­шения жениться на ней. Анне Иоан­новне пришлась по вкусу задумка женить шута на козе.

Волын­ской уже несколько дней не мог увидеться с княжной, и был капризен, как ребёнок. Всё, что раньше состав­ляло смысл его жизни, стало ему безраз­лично. Цыганку Мариулу он искал по всему Петер­бургу. Однажды вечером какой-то нищий передал Волын­скому бумагу, которая оказа­лась подлинным доносом Горденки. Волын­ской обра­до­вался находке, но и испу­гался, что эта бумага станет причиной разлуки с княжной. Дове­дённый стра­стью до исступ­ления, Волын­ской уже думал о разводе с женой, которая до сих пор оста­ва­лась в Москве и ничего не знала.

Тем временем араб Николай поймал барскую барыню на месте преступ­ления: она подслу­ши­вала в гарде­робной у комнаты Волын­ского. Её пинками выгнали из дома, и ей ничего не оста­ва­лось, как попро­сить помощи и приюта у Липмана.

Наконец цыганка нашлась. Волын­ской признался ей, что любит княжну и послал цыганку во дворец за запиской от княжны. Цыганка Мариула согла­си­лась помо­гать Артемию Петро­вичу, потре­бовав взамен обещания жениться на княжне Леле­мико. Араб провёл цыганку во дворец.

Княжна испу­га­лась, увидев урод­ство цыганки, но узнав, что она послана Волын­ским, проник­лась к ней дове­рием. Волын­ской ожил, получив письмо в котором княжна призна­ва­лась ему в любви. Даль­нейшая пере­писка влюб­лённых шла через руки цыганки Мариулы.

Часть третья

Между адми­рал­тей­ством и Зимним дворцом за несколько дней вырос ледяной дворец. Всё убран­ство в нём тоже было изо льда. Госу­да­рыня решила осмот­реть ледяной дом ночью, при осве­щении. Она явилась туда в сопро­вож­дении Бирона и Волын­ского. На ледяных окнах сменя­лись кари­ка­туры, которые иллю­стри­ро­вали все «подвиги» Бирона, в том числе и казнь Горденки. Волын­ской напомнил госу­да­рыне о ледяной статуе, которую она когда-то видела у герцог­ского манежа, и сказал, что эта статуя ждёт её в одной из комнат ледя­ного дворца. Улучив время, Бирон с Липманом нашли эту статую и уничто­жили её. Госу­да­рыня больше не спра­ши­вала о статуе, боясь, что это нарушит её спокойную жизнь и бросит тень на Бирона.

Выйдя из ледя­ного дома, госу­да­рыня увидела сани, окру­жённые факель­щи­ками, которые приго­товил для неё Волын­ской. Всё это пока­за­лось ей похожим на похо­ронную процессию. Импе­ра­трица испу­га­лась и позвала Волын­ского, но его не оказа­лось рядом — он был подле княжны Мари­о­рицы. Бирон восполь­зо­вался ситу­а­цией и увёз Анну Иоан­новну во дворец.

Волын­ской же проводил княжну и неза­метно оказался в её комнате. Через неко­торое время в комнату вбежал Липман с изве­стием, что госу­да­рыня больна, увидел там Волын­ского и хотел позвать людей, чтобы они засви­де­тель­ство­вали падение княжны, но, испу­гав­шись гнева Артемия Петро­вича, обещал до поры молчать.

На следу­ющий день цыганку Мариулу не пустили к княжне. У дворца её пере­хва­тила барская барыня. От неё Мариула узнала, что жена Волын­ского, Наталья Андре­евна, жива. Цыганка побе­жала к Волын­скому и броси­лась ему в ноги. Она не смела признаться, что княжна Леле­мико её дочь, и только молила его испол­нить свою клятву. Не выдержав душев­ного напря­жения, цыганка лиши­лась чувств. С этого времени Волын­ского начали терзать угры­зения совести.

Несколько дней цыганка Мариула не видела княжну. Наконец, она узнала, что княжна больна и не поки­дает дворца. Василий, как мог, утешал свою подругу. Цыганка расска­зала ему свою историю. В 19 лет она полю­била молда­ван­ского князя Леле­мико и родила от него дочь. Вскоре мать князя дога­да­лась об их связи и заста­вила сына жениться на знатной девице. С той минуты дочь заме­нила Мариуле весь мир. Князь обес­печил Мариулу день­гами, и девочка росла как прин­цесса. Весь табор жил за счёт щедрости князя.

У Леле­мико не было законных детей, и он начал угова­ри­вать Мариулу отдать ему дочь. Тем временем у цыганки кончи­лись деньги, девочка стала ходить в лохмо­тьях и нуждаться. Не выдержав этого, Мариула подбро­сила ребёнка под княже­ские окна, написав в письме, что девочка проис­ходит из знат­ного рода. Сама Мариула посе­ли­лась в том же городе, чтобы наблю­дать, как растёт дочь.

Когда на город напали янычары, Мариула вынесла дочь из горя­щего дома и поте­ряла сознание, а потом долго болела. За это время княжна исчезла. Мариула узнала, что её продали на торгу. В конце концов, цыганка нашла дочь в Хотине и украла её. Жить им было не на что, и Мариула продала дочь хотин­скому паше, а сама снова посе­ли­лась побли­зости. Когда в Хотин пришли русские, Мариула после­до­вала за дочерью в Петер­бург.

Возле дома совет­ника Щурхова произошла встреча Зуды с тайным сорат­ником Волын­ского. Их огор­чала страсть Артемия Петро­вича к княжне, которая мешала общему делу. Зуда считал, что «цепи, кото­рыми прикован наш патрон к молда­ванке, — они чувственные» и поэтому нена­дёжны. Он решил исполь­зо­вать страсть Волын­ского, чтобы прибли­зить его к госу­да­рыне.

Тут друзья заме­тили, что за ними следят. Зуда решил пере­браться через забор в сад Щурхова, но из-за малень­кого роста не смог этого сделать и повис над землёй. Липман застал возле дома совет­ника Щурхова только своего племян­ника Эйхлера, который и был тем самым таин­ственным другом. Заявив дяде, что тот помешал его интриге, Эйхлер схватил багор и с его помощью скинул Зуду с забора, а потом увёл дядю подальше от дома Щурхова.

Полу­за­мёрз­шего Зуду нашли в сугробе слуги Щурхова во главе с самим хозя­ином. Беднягу отнесли в дом, отогрели и оста­вили ноче­вать. На другой день к Щурхову прие­хали его друзья и члены партии Волын­ского, Перокин и Сумин-Купшин. Госу­да­рыня назна­чила всем троим ауди­енцию. Они решили расска­зать Анне Иоан­новне о любви Волын­ского к Мари­о­рице и попро­сить для Артемия Петро­вича разре­шения на развод, хотя жена его была родной сестрой Перо­кина. «Таким образом Волын­ской выйдет сух из воды, и госу­да­рыня получит сильное предубеж­дение против своего любимца». После этого они соби­ра­лись умолять импе­ра­трицу об отставке Бирона. Зуда полно­стью одобрил этот план.

Шуты Перо­кина и Щурхова подслу­шали и донесли обо всём Липману. Вскоре друзья полу­чили уведом­ление, что ауди­енция отме­нена, а их пригла­шают «в квар­тиру Педрилло, на родины его супруги, придворной козы», куда был приглашён и Волын­ской.

Теперь некому было доста­вить княжне записку от Волын­ского. Цыганка пресле­до­вала Артемия, грозя божьей карой за пору­ганную честь княжны Мари­о­рицы. Волын­ской ехал на родины козы только затем, чтобы увидеть княжну. Его друзья прие­хали вслед за ним. Они броси­лись на колени перед госу­да­рыней, но она не поже­лала их выслу­шать и, увле­ка­емая под руку Бироном, поспе­шила выйти из залы. «Разве бог и Елиса­вета — дщерь вели­кого Петра, а не Анна — спасут Россию!» — воскликнул Купшин.

Волын­ской всё же успел пере­дать княжне Мари­о­рице письмо, в котором призна­вался, что женат и просил прощения за обман. В ответ княжна назна­чила ему свидания в полночь, чтобы дока­зать на деле свою любовь. Записку было пору­чено отнести горничной Груне. Возле дворца она встре­тила цыганку Мариулу и отдала записку ей.

Зуда рассказал Волын­скому, с какими наме­ре­ниями его друзья хотели попасть на ауди­енцию к импе­ра­трице. Вдох­нов­лённый их благо­род­ством, Артемий Петрович отпра­вился на свидание к княжне Мари­о­рице только затем, чтобы отка­заться от неё, но княжна не пришла. Её оста­но­вила цыганка. Она призна­лась княжне, что явля­ется её матерью и это пому­тило рассудок цыганки.

На следу­ющий день Волын­ский сидел в каби­нете и разду­мывал, как спасти своих друзей: после проис­ше­ствия на родинах козы Бирон отдал их под суд. Вдруг в кабинет кто-то вошёл — это верну­лась из Москвы жена Волын­ского. Она уже знала о наме­рении мужа разве­стись с ней, но не хотела в это верить. При взгляде на жену в Волын­ском ожила любовь к ней. После прими­рения Наталья сооб­щила мужу, что бере­менна. Повод для развода исчез, княжна была забыта.

Часть четвёртая

Зуда написал письмо княжне, в котором просил её спасти друзей Волын­ского из крепости, а заодно и его самого. Вместе с письмом он пере­слал княжне две бумаги, которые нужно было пере­дать госу­да­рыне. В тот же вечер княжна Мари­о­рица выпол­нила просьбу Зуды. Одной из бумаг был подлинный донос Горденки, в другой заклю­ча­лось описание его муче­ни­че­ской смерти. Прочтя их, Анна Иоан­новна зары­дала. Восполь­зо­вав­шись моментом, Мари­о­рица вымо­лила у неё приказ об осво­бож­дении троих смель­чаков из Петро­пав­лов­ской крепости.

Узнав об этом, Бирон в бешен­стве поклялся отомстить княжне. На следу­ющее утро он «был принят госу­да­рынею с необык­но­венною холод­но­стью и принуж­де­нием». Бирон решил восполь­зо­ваться последним козырем и расска­зать импе­ра­трице о связи Волын­ского с княжной, но «ожесто­чение, с которым он напал на люби­мицу её, разру­шило все, что он успел выиг­рать вновь из поте­рянных прав своих, и поло­жило между ею и им новую преграду».

Явился Волын­ской и вступил с Бироном в пере­палку, во время которой княжне стало известно, что цыганка сошла с ума. Княжна похо­ло­дела и лиши­лась чувств. Во всём этом Волын­ской чувствовал свою вину, «ад его начи­нался на этой земле; зато путь к нему был усыпан такими розами».

Вскоре всё было готово к свадьбе Куль­ков­ского. В ледяном доме был устроен роскошный пир, на котором присут­ствовал не только весь высший свет, но и по паре от всех нацио­наль­но­стей, насе­ля­ющих Россию. Каждой паре было подано соот­вет­ству­ющее нацио­нальное блюдо. После обеда и бала моло­до­жёнов на всю ночь заперли в ледяном доме и выпу­стили только под утро еле живых. В этот день Бирон не сумел вернуть себе прежнее распо­ло­жение госу­да­рыни.

На следу­ющий день Эйхлер рассказал Анне Иоан­новне о том, как Бирон, поль­зуясь любовью княжны Леле­мико, соби­рался погу­бить кабинет-мини­стра Волын­ского в глазах импе­ра­трицы. Эта речь усугу­била опалу Бирона. Импе­ра­трица заду­мала развести Волын­ского с женой и женить его на княжне.

Госу­да­рыня отка­зала Наталье Андре­евне Волын­ской в ауди­енции. Покидая дворец, Наталья встре­тила ново­ис­пе­чённую Куль­ков­скую, которая увлекла её в свои апар­та­менты и пове­дала все сплетни о её муже и молда­ванке. Наталья пись­менно изве­стила Волын­ского о том, что не может больше оста­ваться в его доме, и посе­ли­лась у своего брата Перо­кина.

Узнав о измене племян­ника, Липман впал в бешен­ство. Восста­нов­лению привя­зан­ности импе­ра­трицы к Бирону мешала только княжна. Было решено убрать её. Между тем Волын­ской мучился, не зная, как посту­пить с женой и княжной Мари­о­рицей. Он понимал, что одну из них придётся погу­бить. Зуда привёл к нему Эйхлера. Волын­ской был очень удивлён, узнав, что это и есть тот самый таин­ственный друг, который так помог ему.

Эйхлер принёс Волын­скому пред­ло­жение импе­ра­трицы разве­стись, жениться на княжне, а Наталью отпра­вить в мона­стырь. Это окон­ча­тельно погу­било бы Бирона. Волын­ской наотрез отка­зался совер­шить такую подлость. В этот день Волын­ской получил послание от княжны, в котором она назна­чала ему прощальное свидание в полночь у ледя­ного дворца.

Княжна Леле­мико решила покон­чить с собой после свидания с любимым. Оста­но­вить её было некому — безумная цыганка уже сидела в яме. Перед свида­нием горничная поднесла княжне отрав­ленный напиток, приго­тов­ленный по рецепту Липмана. Княжна и Артемий Петрович провели ночь в ледяном доме. На рассвете она с трудом верну­лась во дворец и умерла в страшных муках. «С трудом отта­щили Анну Иоан­новну от трупа люби­мицы ее». Узнав о смерти княжны Мари­о­рицы, Волын­ской поседел за один день. У гроба княжны видели рыда­ющую женщину — это была Наталья Андре­евна Волын­ская. Цыганка Мариула так и не поняла, что её дочь умерла.

После похорон Волын­ской не выходил из дома, и Бирон вернул своё влияние на госу­да­рыню. Он немед­ленно потре­бовал казни сопер­ника и заставил Анну Иоан­новну подпи­сать приказ. Перед судом Эйхлер сумел преду­пре­дить Волын­ского, чтобы тот успел скрыться, но кабинет-министр не стал этого делать.

Волын­скому, Щурхову и Перо­кину отру­били головы. Эйхлера нака­зали кнутом и сослали в Сибирь на каторгу. Зуда после нака­зания кнутом был сослан на Камчатку. Графу Купшину отре­зали язык и отпра­вили в вечную ссылку.

Анна Иоан­новна нена­много пере­жили Волын­ского. Бирон царствовал недолго, вскоре он отпра­вился в Сибирь по следам своих жертв. Мельк­нула на троне Анна Леополь­довна, а после неё надолго воца­ри­лась Елиза­вета, дочь вели­кого Петра.

В летний день 1743 года к могиле Волын­ского подошла красивая женщина, одетая крестьянкой, за ней шёл седой старик, держа на руках маль­чика лет трёх. Это были жена и сын Волын­ского. Прави­тель­ство вызвало Наталью Андре­евну в Петер­бург, чтобы вернуть отобранные имения. «С того времени видали очень часто молодую знатную барыню, всю в черном, с маленьким сыном на могиле Волын­ского».

«Слышно было вскоре, что в Рыба­чьей слободе умерла какая-то сума­сшедшая цыганка и что ее товарищ ускакал бог весть куда, на кровном коне, кото­рого украл с бывшей конюшни Бирона».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 4.685 ms