Следопыт, или На берегах Онтарио

Краткое содержание рассказа
Читается за 11 минут(ы)

Девят­на­дца­ти­летняя Мэйбл Дунхен в сопро­вож­дении своего дяди — старого моряка Кэпа — и двух индейцев (Разящей Стрелы и его жены Июнь­ской Росы) уже много дней проби­ра­ются сквозь бескрайние амери­кан­ские дебри из Нью-Йорка в небольшую англий­скую крепость на берегу озера Онтарио. Они держат путь к отцу Мэйбл, сержанту Дунхему. Преодолев очередной «ветровал» — место, где вывер­нутые с корнем деревья нава­лены друг на друга, путники заме­чают дымок костра. Во время войны (а между англи­ча­нами и фран­цу­зами с 1755 по 1763 г. прак­ти­чески не зати­хали битвы) случайные встречи всегда опасны — маленький отряд с боль­шими предо­сто­рож­но­стями разве­ды­вает, кто же это готовит себе обед: друзья или враги? По счастью, друзья: Следопыт (все тот же, известный нам раньше под именами Зверобоя и Соко­ли­ного Глаза, Ната­ниэль Бампо) с неиз­менным спут­ником Чинга­ч­гуком и новым другом, юношей Джас­пером Уэсторном. (В окрест­но­стях крепости появи­лись союзные фран­цузам индейцы, и сержант Дунхем послал навстречу дочери небольшой, но надежный отряд.)

Остав­шиеся несколько миль пути запом­ни­лись Мэйбл надолго. Возможный благо­даря мастер­ству Джас­пера спуск в пироге по водо­паду и пере­катам, побе­до­носные (под руко­вод­ством Следо­пыта) стычки с превос­хо­дя­щими силами против­ника, отча­янная храб­рость Чинга­ч­гука — такое не забы­ва­ется. Сержант может быть доволен вдвойне: дочь его достав­лена в целости и сохран­ности, и, кроме того, по дороге, как наде­ялся Дунхем, она могла проник­нуться чувствами к его старому другу Ната­ниэлю Бампо. Действи­тельно, Мэйбл проник­лась... дочер­ними! Почти соро­ка­летний Следопыт для девят­на­дца­ти­летней девушки скорее отец, чем возможный муж. Правда, сама Мэйбл пока ни о чем не дога­ды­ва­ется; сержант решил без нее и, не спра­шивая у дочери, сумел убедить друга, что он — муже­ственный и честный — не может не понра­виться девушке. И даже сорев­но­вания по стрельбе, когда Джаспер «выклянчил» у него победу, не приот­крыли Следо­пыту, кто к кому и какие питает чувства. Сам он — себе на горе, — очаро­ванный Мэйбл и веря её отцу, влюб­ля­ется не на шутку. До того, что, когда приходит пора сменить караул на секретном посту, Следопыт позво­ляет себе прене­бречь обязан­но­стями развед­чика и не идет с Чинга­ч­гуком берегом озера, а отправ­ля­ется вместе с девушкой и сержантом на небольшом одно­мач­товом суде­нышке — куттере.

Перед отплы­тием командир крепости призна­ется сержанту Дунхему, что им полу­чено анонимное письмо, обви­ня­ющее капи­тана куттера Джас­пера Уэстерна в преда­тель­стве. Дунхем внима­тельно проследит за юношей и в случае чего отстранит его от капи­тан­ских обязан­но­стей, доверив судно брату своей жены, быва­лому моряку Кэпу. И, несмотря на много­летнее знаком­ство с Джас­пером, сержант начи­нает все его — самые безобидные! — действия пере­тол­ко­вы­вать по-своему. Наконец бремя ответ­ствен­ности дела­ется для Дунхема невы­но­симым — он отстра­няет Уэстерна от коман­до­вания куттером и дове­ряет судно Кэпу. Бравый моряк храбро берется за дело, но... — «озерная» нави­гация имеет свою специ­фику! Мало того что о распо­ло­жении нужного острова никто ничего не знает — просто «пока­таться» на куттере удается не очень-то! Разыг­рав­шаяся не на шутку буря гонит суде­нышко прямо на камни. И, наверное, если бы не уговоры Мэйбл и Следо­пыта — ни на минуту, кстати, не усомнив­ше­гося в чест­ности Джас­пера, — Кэп с Дунхемом пред­почли бы погиб­нуть «правильно», чем не по правилам спастись. Но жалость к дочери поко­ле­бала упор­ство сержанта — он возвра­щает коман­до­вание Уэстерну. Удиви­тельное искус­ство юноши спасает судно.

Пока куттер, в последний миг задер­жанный якорями в нескольких метрах у каменной гряды, пере­жидал волнение, сержант — якобы для охоты — пригласил Следо­пыта и Мэйбл сойти вместе с ним на берег. Выса­див­шись, группа распа­лась: Дунхем напра­вился в одну сторону, Бампо с девушкой — в другую, Следо­пыту ничего, кажется, не мешает объяс­ниться, но, реши­тельный и отважный в бою, с девушкой он робеет. Наконец, преодолев волнение и кое-как спра­вив­шись с неожи­данно онемевшим языком, он объяс­ня­ется. Мэйбл пона­чалу не пони­мает, поняв, — смущена. Сама-то она к меткому стрелку и искус­ному воину питает чувства другого рода. Если и не совсем дочерние, то только друже­ские. И никаких иных. Призна­тель­ность, благо­дар­ность — девушке кажется, что для счаст­ли­вого брака этого недо­ста­точно. С другой стороны, ни отца, ни Следо­пыта разо­ча­ро­вы­вать ей не хочется. Вопрос, однако, поставлен прямо — от прямого ответа уйти нельзя. Со всем возможным тактом, осто­рожно выбирая слова, Мэйбл отка­зы­ва­ется стать женой Следо­пыта.

По возвра­щении «охот­ников» куттер снима­ется с якоря — благо, утихла буря и улег­лось волнение. Даль­нейшее плавание — под коман­до­ва­нием прекрасно знаю­щего озеро Джас­пера Уэстерна — совер­ша­ется не в пример спокойнее. Сержант, принявший коман­до­вание, подго­тав­ли­вает экспе­дицию — англи­чане наме­ре­ва­ются пере­хва­тить у фран­цузов постав­ля­емые теми индейцам-союз­никам «стра­те­ги­че­ские» товары: ружья, порох, свинец, ножи, томо­гавки. Следопыт вместе с Чинга­ч­гуком отправ­ля­ется на разведку. Ночью гарнизон, возглав­ля­емый сержантом, высту­пает в поход. Блок­гауз — сруб­ленное из Толстых бревен, с бойни­цами вместо окон двух­этажное укреп­ление — оста­ется на попе­чении не слишком умелых воинов: капрала, трех солдат, Кэпа да лейте­нанта Мюра. (Последний, приво­ла­ки­ваясь за Мэйбл, вызвался добро­вольцем.)

Девушке неспо­койно. Она трево­жится за отца и — почему-то! — за запо­до­зрен­ного в преда­тель­стве Джас­пера. Чтобы унять тревогу, Мэйбл прогу­ли­ва­ется по острову. Неожи­данно из-за кустов девушку окли­кает тихий знакомый голос — Июнь­ская Роса. Оказы­ва­ется, её муж — Разящая Стрела — давний тайный агент фран­цузов, открыто стал на их сторону и возглавил соби­ра­ю­щихся напасть на остров индейцев. Июнь­ская Роса сове­тует Мэйбл укрыться в блок­гаузе и там пере­ждать атаку. Беспри­чинную тревогу сменяет страх — что теперь ждет отца? А ее? Июнь­ская Роса успо­ка­и­вает: сделаться второй женой Разящей Стрелы — большая честь. Но такая перспек­тива кажется Мэйбл хуже смерти. И не с кем посо­ве­то­ваться: дядя и лейте­нант куда-то запро­па­сти­лись, а капрал — упрямый шотландец! — знать ничего не хочет о каких-то там индейцах. Девушка пыта­ется его пере­убе­дить, но капрал исполнен презрения к «дикарям». Мэйбл видит, как, вдруг подпрыгнув, шотландец падает ничком. Пона­чалу ничего не поняв, она броса­ется на помощь, но капрал испус­кает дух, успев прохри­петь: «Скорей в блок­гауз». Девушка укры­ва­ется в здании и запи­рает дверь — индейцы, из-за кустов пере­стреляв бросив­шихся на помощь солдат, овла­де­вают островом. Ночью в блок­гауз проби­ра­ется Следопыт — пере­пу­ганная Мэйбл слегка обод­ря­ется. Но нена­долго — возглав­ля­емый сержантом и возвра­ща­ю­щийся с победой отряд попа­дает в засаду. Следопыт, поль­зуясь темнотой, умуд­ря­ется зата­щить в блок­гауз тяже­ло­ра­не­ного Дунхема. После­до­вавшую затем атаку Ната­ниэль реши­тельно отра­жает, застрелив нескольких индейцев, соби­ра­ю­щихся поджечь укреп­ление. Наутро побе­ди­тели пред­ла­гают капи­ту­ляцию — Следопыт отка­зы­ва­ется. Появ­ля­ется куттер — поло­жение резко меня­ется: попавшие под пере­крестный огонь индейцы, теряя убитых и раненых, разбе­га­ются по острову и прячутся. Теперь уже о капи­ту­ляции просит возглав­лявший недавних побе­ди­телей фран­цуз­ский капитан. Оговорив выгодные для себя условия, Следопыт с Джас­пером согла­ша­ются. Обез­ору­женные индейцы поки­дают остров. Все это время пробывший в плену лейте­нант Мюр наста­и­вает на том, что — очевид­ности напе­рекор! — преда­телем явля­ется Джаспер. Неожи­данно Разящая Стрела со словами: «Где ружья, где скальпы?» — ударяет лейте­нанта ножом и пуска­ется наутек. Фран­цуз­ский капитан подтвер­ждает, что в действи­тель­ности преда­телем был убитый индейцем Мюр.

Умирая от ран, сержант Дунхем успел связать Мэйбл обеща­нием, что девушка отдаст свою руку Следо­пыту. Тогда она — испол­ненная благо­дар­ности к Ната­ниэлю и не имея силы отка­зать умира­ю­щему отцу — согла­си­лась. Но... сержанта похо­ро­нили, Джаспер дрожащим голосом проща­ется с ней, девушку что-то гнетет. Следопыт, обра­до­ванный было согла­сием, вдруг прозре­вает: наконец-то ему откры­ва­ется, кто в действи­тель­ности лишний в обра­зо­вав­шемся треуголь­нике. Пого­ворив наедине с Джас­пером, он подзы­вает Мэйбл и, с трудом сдер­живая слезы, произ­носит: «Сержант оставил меня вашим защит­ником, а не тираном <...> главное для меня — ваше счастье...» Девушка пыта­ется возра­жать, но лепет её неубе­ди­телен — выска­занное словами совер­шеннее не согла­су­ется с таящимся в глубине души; язык выго­ва­ри­вает: «Ната­ниэль» — сердце высту­ки­вает: «Джаспер». Моло­дость, увы, как всегда права: Следопыт — добро­вольная жертва собствен­ного вели­ко­душия! — распро­щав­шись с влюб­лен­ными, задер­жи­ва­ется на острове. Что-то необ­хо­димое в этом мире им навсегда утра­чено, но что-то — не менее необ­хо­димое в том! — веро­ятно, приоб­ре­тено. А если и нет, то все равно неиз­менной оста­лась суть: уж кем-кем, но тираном быть Следопыт не может... — только защит­ником...

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 3.071 ms