Соловьиное эхо

Краткое содержание рассказа
Читается за 7 минут(ы)

В дожд­ливую летнюю ночь 1912 г. на одной из пристаней Амура пароход остав­ляет в одино­че­стве моло­дого чело­века. Это немец Отто Мейснер, магистр фило­софии, питомец Кенигсберг­ского универ­си­тета. Невнятное чувство, будто он когда-то бывал здесь, хранится в его душе. Ему кажется, что он явля­ется двой­ником другого Отто Мейс­нера, который уже суще­ствовал давным-давно или будет суще­ство­вать в грядущие времена. Отто Мейснер трогает в кармане реко­мен­да­тельное письмо к здеш­нему скуп­щику опиума корейцу Тяну от хаба­ров­ского купца Опоелова. С купцом имел давние и большие дела дед Отто, Фридрих Мейснер. В пред­пи­сании, которое дед составил перед путе­ше­ствием для внука, много пунктов. Цель посе­щения Даль­него Востока — изучение произ­вод­ства опиума и возмож­но­стей моно­поль­ного охвата торговли этой продук­цией, а также полу­чение еще одного полез­ного знания для моло­дого ищущего ума.

Словно Харон, у пристани появ­ля­ется старик в лодке. У него и спра­ши­вает Отто Мейснер, как найти купца Тяна. Прово­жатые ведут маги­стра в село над высоким берегом. В доме купца Отто слышит женский плач и причи­тания. Прочитав письмо, купец остав­ляет гостя в отве­денной ему комнате. Укла­ды­ваясь спать, Отто мысленно желает своему деду доброй ночи. После утрен­него туалета Отто готовит на спир­товке кофе, запах кото­рого распро­стра­ня­ется по всему дому. Приходит хозяин, расска­зы­вает о своей беде: тяжело больна и нахо­дится при смерти его младшая дочь. Но Тян уверяет гостя, что сделает для него все так, как пишет в письме Опоелов. Кореец уходит, но спустя неко­торое время возвра­ща­ется и просит чашку кофе. Оказы­ва­ется, умира­ющая восем­на­дца­ти­летняя девушка хочет попро­бо­вать то, что так удиви­тельно пахнет. Отто зава­ри­вает новый кофейник и несет его девушке. И за время, пока тоненькая струйка кофе льется в фарфо­ровую чашку, расска­зы­ва­ющий эту историю через много лет внук Отто Мейс­нера видит все, что осуще­ствится между его дедом и распро­стертой перед ним на одре болезни корей­ской девушкой Ольгой.

Больная поправ­ля­ется. И купец Тян теперь в полной мере уделяет внимание гостю, обучая его хитрым секретам выра­щи­вания мака.

Однажды ночью Отто долго слушает соло­вьиное пение и во сне видит свое объяс­нение с Ольгой. Над водами Стикса, на высоком мосту, под которым слышится глухое покаш­ли­вание остав­ше­гося без работы Харона, они встре­ча­ются, и Ольга говорит о том, что она отныне и навеки принад­лежит только ему, Отто, и пред­ла­гает бежать вместе из роди­тель­ского дома. И уже не во сне, а наяву вскоре они обсуж­дают план бегства. Ольга уезжает из дома — якобы пого­стить к родне, в другом селе садится на пароход. К прибытию этого паро­хода Отто проща­ется с хозя­ином и отплы­вает — уже вместе с Ольгой. После первого поцелуя Ольга подходит к окну каюты, чтобы в последний раз посмот­реть на родной берег. И видит приникшую к стеклу старшую сестру. Сестра броса­ется в воду и кричит: «Ты еще вернешься ко мне, Ольга! Вот увидишь!»

На второй день беглецы сходят с паро­хода и венча­ются в церкви боль­шого села. На высоком берегу, под яблоней, на походной кровати Отто укла­ды­вает свою жену спать. А сам смотрит в небо, разго­ва­ривая с одной из звезд — со своим будущим внуком.

В Чите, куда привозит Отто свою жену, он живет у дове­рен­ного лица своего деда, владельца пушных факторий Ридера. Это время — лучшее в жизни молодых супругов. К Рожде­ству выяс­ня­ется, что Ольга носит в себе еще одну жизнь. Отто ничего не таит в своих письмах к деду и полу­чает в ответ сдер­жанные поздрав­ления. Дед напо­ми­нает: кроме личного счастья, человек не должен забы­вать о своем высшем пред­на­зна­чении, о своих обязан­но­стях и реко­мен­дует внуку продол­жить путе­ше­ствие, чтобы изучить асбе­стовые место­рож­дения Тувы и байкаль­ские промыслы омуля. В Иркутске у Ольги рожда­ется первенец. Это событие застав­ляет Отто отло­жить на долгое время все дела, и лишь к концу августа они выез­жают в Туву. Ничто так не обна­ру­жи­вает могучей связи людей через любовь, как минута смер­тельной опас­ности. Зимой, когда Мейс­неры едут в степи на санях с возницей-хакасом, на них напа­дают волки. Ольга скло­ня­ется под огромным тулупом над ребенком, хакас дико рвет вожжи, Отто отстре­ли­ва­ется от насе­да­ющих волков. Теряя одного хищника за другим, стая медленно отстает.

И вот уже новый возница сидит в повозке, и запря­жена она тремя боль­шими волками, которых убил в схватке магистр фило­софии, и наби­рают они высоту над землей, изум­ленно глядя на проплы­ва­ющий мимо небесный мир. Так пред­став­ляет своих деда с бабкой рассказчик этой истории, один из много­чис­ленных огненно-рыжих внуков — рыжими воло­сами и корей­скими чертами лица награ­дили своих потомков Отто с Ольгой.

Война застает Мейс­неров в приволж­ском городке. Путе­ше­ству­ющий в глуби России немец вызы­вает подо­зрения, и Отто сам решает идти в полицию, чтобы объяс­ниться с властями и сдать револьвер. Провожая его, Ольга чувствует, как шевель­нулся под сердцем второй ребенок. По дороге Мейснер встре­чает огромную толпу мани­фе­стантов, и лишь чудом «тевтон», как угро­жающе кричат ему из толпы, избе­гает слепой расправы. Отто уходит из города, к восточной стороне гори­зонта, и стре­ля­ется на краю дале­кого ржаного поля, не испытав в этот момент ничего, кроме чувства вины перед женой и несильной физи­че­ской боли. Хозяин дома, где жили Мейс­неры, уходит на фронт, дома оста­ется его бездетная жена Надя, с которой Ольга и пере­жи­вает войну, рево­люцию и поволж­ский голод. В двадцать пятом году Ольга с детьми возвра­ща­ется на Дальний Восток к сестре, подтвердив её пред­ска­зание.

Рассказчик этой истории, внук Отто Мейс­нера и Ольги, после измены своей жены уезжает из Москвы, посе­ля­ется в приволж­ском татар­ском селе и рабо­тает в местной школе. По ночам он слушает соло­вьиные концерты, словно доно­ся­щиеся эхом из прошлого, мысленно бесе­дует со своим дедом Отто Мейс­нером о том, что все в этом мире имеет причину и свое особенное значение. И это знание, открыв­шееся в их беседах, можно пере­дать даже неро­див­шимся своим злато­го­ловым внукам — «для того и живут, гремят, бегут сквозь прозрачное земное время благо­звучные чело­ве­че­ские пись­мена».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 3.526 ms