Звезда

Краткое содержание рассказа
Читается за 6 минут(ы)

Взвод совет­ских развед­чиков вступил в селение. Это была обычная запад­но­укра­ин­ская деревня. Командир развед­чиков лейте­нант Травкин думал о своих людях. Из восем­на­дцати прежних, прове­ренных бойцов у него оста­лось всего двена­дцать. Остальные были только что набраны, и каковы они будут в деле — неиз­вестно. А впереди была встреча с против­ником: дивизия насту­пала.

Трав­кину в высшей степени были свой­ственны само­заб­венное отно­шение к делу и абсо­лютное беско­ры­стие — именно за эти каче­ства развед­чики любили этого юного, замкну­того и непо­нят­ного лейте­нанта.

Легкий развед­рейд показал, что немцы неда­леко, и дивизия перешла к обороне. Поне­многу подтя­ну­лись тылы.

Приез­жавший в дивизию начальник развед­от­дела армии поставил перед комдивом Серби­ченко задачу отпра­вить группу развед­чиков в тыл врага: по имев­шимся данным, там проис­хо­дила пере­груп­пи­ровка, и следо­вало выяс­нить наличие резервов и танков. Лучшей канди­да­турой для руко­вод­ства этой необычно трудной опера­цией был Травкин.

Теперь Травкин еженощно проводил занятия. Со свой­ственным ему упор­ством гонял развед­чиков через студеный ручей вброд, заставлял их резать прово­локу, прове­рять длин­ными армей­скими щупами невсам­де­лишные минные поля и прыгать через траншею. К развед­чикам попро­сился только что окон­чивший военное училище младший лейте­нант Мещер­ский — стройный голу­бо­глазый двадца­ти­летний юноша. Глядя на то, как ревностно он зани­ма­ется, Травкин одоб­ри­тельно думал: «Это будет орел...»

Устроили последнее трени­ро­вочное занятие по связи. Была окон­ча­тельно уста­нов­лена позывная развед­группы — «Звезда», позывная дивизии — «Земля». В последний момент Аника­нова было решено послать вместо Мещер­ского, чтобы в случае чего развед­чики не оста­лись без офицера.

Начи­на­лась древняя игра чело­века со смертью. Объяснив развед­чикам порядок движения, Травкин молча кивнул оста­ю­щимся в траншее офицерам, перелез через бруствер и бесшумно двинулся к берегу реки. То же самое за ним проде­лали другие развед­чики и саперы сопро­вож­дения.

Развед­чики проползли сквозь пере­ре­занную прово­локу, прошли немецкой тран­шеей... через час они углу­би­лись в лес.

Мещер­ский и командир саперной роты неот­рывно вгля­ды­ва­лись во тьму. То и дело к ним подхо­дили другие офицеры — узнать о тех, кто ушел в рейд. Но красная ракета — сигнал «обна­ру­жены, отходим» — не появ­ля­лась. Значит, они прошли.

Леса, где шла группа, кишели немцами и немецкой техникой. Какой-то немец, светя карманным фонарем, вплотную подошел к Трав­кину, но спро­сонья ничего не заметил. Он сел оправ­ляться, кряхтя и вздыхая.

Кило­метра полтора ползли они чуть ли не по спящим немцам, на рассвете наконец выбра­лись из леса, и на опушке случи­лось нечто страшное. Они буквально напо­ро­лись на трех неспавших немцев, лежавших в грузо­вике, один из них, случайно глянув на опушку, остол­бенел: по тропе совер­шенно бесшумно шли семь теней в зеленых бала­хонах.

Трав­кина спасло хлад­но­кровие. Он понял, что бежать нельзя. Они прошли мимо немцев ровным, неспешным шагом, вошли в рощу, быстро пере­бе­жали эту рощу и луг и углу­би­лись в следу­ющий лесок. Убедив­шись, что здесь немцев нет, Травкин передал первую радио­грамму.

Решили двигаться дальше, придер­жи­ваясь болот и лесов, и на западной опушке рощи сразу увидели отряд эсэсовцев. Вскоре развед­чики вышли к озеру, на проти­во­по­ложном берегу кото­рого стоял большой дом, из кото­рого време­нами доно­си­лись то ли стоны, то ли крики. Чуть позже Травкин увидел выхо­дя­щего из дома немца с белой повязкой на руке и понял: дом служил госпи­талем. Этот немец выписан и идет в свою часть — его никто не будет искать. Немец дал ценные пока­зания. И, несмотря на то что он оказался рабочим, его пришлось убить. Теперь они знали, что здесь сосре­до­то­чи­ва­ется эсэсов­ская танковая дивизия «Викинг». Травкин решил, чтоб преж­девре­менно себя не обна­ру­жить, «языков» пока не брать. Нужен только хорошо осве­дом­ленный немец, и его надо будет достать после разведки желез­но­до­рожной станции. Но склонный к лихости черно­морец Мамочкин нарушил запрет — здоро­венный эсэсовец выпер в лес прямо на него. Когда гаупт­шар­фю­рера сбро­сили в озеро, Травкин связался с «Землей» и передал все уста­нов­ленное им. По голосам с «Земли» он понял, что там его сооб­щение принято как нечто неожи­данное и очень важное.

Хорошо осве­дом­лен­ного немца Аниканов и Мамочкин взяли, как и соби­ра­лись, на станции. Голубь к тому времени погиб. Развед­чики отпра­ви­лись обратно. В пути погиб Браж­ников, были ранены Семенов и Аниканов. Радио­станция, висевшая на спине у Быкова, была расплю­щена пулями. Она спасла ему жизнь, но для работы уже не годи­лась.

Отряд шел, а вокруг него все уже и уже стяги­ва­лась петля огромной облавы. В погоню были подняты развед­отряд дивизии «Викинг», пере­довые роты 342-й грена­дер­ской дивизии и тыловые части 131-й пехотной дивизии.

Верховное Глав­но­ко­ман­до­вание, получив сведения, добытые Трав­киным, сразу поняло, что за этим кроется нечто более серьезное: немцы хотят контр­ударом отвра­тить прорыв наших войск на Польшу. И было отдано распо­ря­жение усилить левый фланг фронта и пере­бро­сить туда несколько частей.

А влюб­ленная в Трав­кина хорошая девушка Катя, связистка, днем и ночью слала позывные: «Звезда». «Звезда». «Звезда».

Никто уже не ждал, а она ждала. И никто не смел снять рацию с приема, пока не нача­лось наступ­ление.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.




время формирования страницы 4.273 ms