Скандалист, или Вечера на Васильевском острове

Краткое содержание рассказа
Читается за 8 минут(ы)

Профес­сора Степана Степа­но­вича Ложкина, всю жизнь благо­по­лучно зани­мав­ше­гося лите­ра­тур­ными памят­ни­ками ересей и сект XV–XVI столетий, вдруг стала посе­щать «опасная мысль». Его суще­ство­вание: чтение лекций, работа над руко­пи­сями, отно­шения с женой — кажется ему одно­об­разным и «маши­нальным». Маль­вина Эдуар­довна, испу­гав­шись прояв­лений «второй моло­дости» своего супруга, чтобы немного изме­нить образ жизни, пригла­шает гостей. Собрав­шиеся пред­ста­ви­тели «старой», акаде­ми­че­ской науки осуж­дают непо­нятных и небез­опасных «форма­ли­стов». Речь заходит и о Драго­ма­нове: о нем тут гово­рить не принято, но как раз поэтому его странное пове­дение, темное прошлое и пристра­стие к нарко­тикам вызы­вают всеобщий интерес.

Трид­ца­ти­трех­летний Борис Павлович Драго­манов живет в универ­си­тет­ском обще­житии, где его все не любят и боятся. Драго­манов препо­дает нескольким студентам курс «Введение в языко­ве­дение». На одной из лекций он неожи­данно «отре­ка­ется» от тради­ци­онной теории обще­ин­до­ев­ро­пей­ского праязыка и утвер­ждает, что развитие, наоборот, проис­ходит от «началь­ного множе­ства языков к языку единому».

В одном из крупных ленин­град­ских изда­тельств рабо­тает «зага­дочный и отре­шенный от реаль­ного мира» храни­тель руко­писей. Этого малень­кого старичка с рыжей боро­денкой прозвали Халдеем Халде­е­вичем. Халдей Халде­евич не любит писа­телей, беспо­койных и нена­дежных. Еще ему очень не нравится «пролаза» Кирюшка Кекчеев, который неожи­данно из курьера превра­тился в началь­ника.

Студент Инсти­тута восточных языков Ногин после разго­вора с Драго­ма­новым приходит в свою разо­ренную, запу­щенную квар­тиру. Ногин много рабо­тает и усиленно зани­ма­ется изуче­нием араб­ского языка.

В Ленин­град из Москвы возвра­ща­ется «писа­тель, скан­да­лист, филолог» Виктор Некрылов. Некрылов сердит на своих «друзей»-лите­ра­торов, «отси­жи­ва­ю­щихся и бога­те­ющих». Он готовит наступ­ление. Действи­тельно, ему удается и удачно провести деловые разго­воры в изда­тель­стве, и на ходу оскор­бить благо­по­луч­ного писа­теля Роберта Тюфина. Вечером Некрылов в сопро­вож­дении краса­вицы Верочки Бара­ба­новой посе­щает Драго­ма­нова. Затем все они отправ­ля­ются в Капеллу на лите­ра­турный вечер. Там Некры­лова шумно встре­чают, окру­жают лестью, просят высту­пить. Вера Алек­сан­дровна убегает, обидев­шись на Некры­лова, ведь он обещал быть на её вечере.

Ногин приез­жает в Лесной, где коммуной живут «эконо­мисты», его друзья и земляки. Ногин в отча­янии: он влюблен в Верочку Бара­ба­нову. Вернув­шись домой, Ногин запил. За студентом трога­тельно ухажи­вает его сосед Халдей Халде­евич, причем выяс­ня­ется, что он — родной брат профес­сора Ложкина, но уже много лет нахо­дится с ним в ссоре. Тем временем профессор Ложкин «бунтует». Он сбри­вает бороду, а затем поспешно уезжает, пока жена спит.

Некрылов как-то бессмыс­ленно «изме­няет» своему другу с его женой. По случаю приезда Некры­лова устра­и­ва­ется собрание друзей. Некрылов продол­жает «скан­да­лить». Его никто не пони­мает, мысль о «давлении времени» оста­ется без отзыва. Некрылов соби­ра­ется уехать. Когда он заходит попро­щаться с Верочкой, выяс­ня­ется, что она выходит замуж за Кирилла Кекчеева. Некрылов пыта­ется отго­во­рить Верочку, он готов «увезти её из-под венца».

На Ногина большое впечат­ление произвел Некрылов, с которым он позна­ко­мился у Драго­ма­нова. Некрылов расска­зы­вает о выборе Веры Алек­сан­дровны Бара­ба­новой и грозится убить Кекчеева. После этого изве­стия с Ногиным «творится что-то неладное». Он все же отправ­ля­ется к Верочке, чтобы преду­пре­дить об опас­ности, но застает её с тем самым «другом». Тогда Ногин пишет Кекчееву письмо.

Некрылов явля­ется в изда­тель­ство, чтобы «устроить» книгу Драго­ма­нова и разо­браться с Кекче­евым, но внезапно узнает, что Кекчеев соби­ра­ется вернуть ему его собственную руко­пись. Некрылов устра­и­вает насто­ящий скандал...Толпа служащих одного из круп­нейших ленин­град­ских изда­тельств беспо­мощно наблю­дает за тем, как буйствует Некрылов, как он бьет Кекчеева, как разо­ряет его кабинет. Кекчеев от страха полно­стью теряет чело­ве­че­ский облик и трус­ливо отка­зы­ва­ется от невесты. Халдею Халде­е­вичу это столк­но­вение достав­ляет истинное удоволь­ствие.

«Удрав» от жены, Ложкин отпра­вился к своему старому гимна­зи­че­скому прия­телю доктору Нейгаузу. В маленьком глухом горо­дишке он насла­жда­ется свободой. Так «бунт» профес­сора «ушел» в обык­но­венный «пикник», в шумную попойку. Ложкин возвра­ща­ется в Ленин­град. Там он случайно встре­чает Драго­ма­нова, который изви­ня­ется за не очень учтивое пове­дение во время их послед­него разго­вора. Но и тепе­решняя их беседа конча­ется тем, что обиженный Ложкин убегает в бешен­стве. Профессор бродит по Васи­льев­скому острову. Мокрого и несчаст­ного Ложкина извле­кает из очеред­ного васи­ле­ост­ров­ского навод­нения Халдей Халде­евич. Они наконец встре­ти­лись, двадцать шесть лет спустя. Халдей Халде­евич сначала упре­кает поник­шего Степана, ведь тот когда-то увел у него невесту, но затем оба плачут, обняв­шись. Их разговор слышит очнув­шийся после болезни Ногин.

Раска­яв­шийся Ложкин спешит домой, но уже не застает в живых Маль­вину Эдуар­довну, затос­ко­вавшую и заболевшую без мужа. Ложкин возвра­ща­ется к своим руко­писям в Публичной библио­теке. Не было никакой «второй моло­дости». Теперь нужно с досто­ин­ством пере­нести старость.

В большой зале инсти­тута ждут Драго­ма­нова. Вместо него появ­ля­ется студент Леман, который зачи­ты­вает доклад профес­сора «О рацио­на­ли­зации рече­вого простран­ства». В докладе пред­ла­га­ется «разбить чело­ве­че­скую речь на группы по профес­сио­нальным и соци­альным признакам» и «между груп­пами провести строгие границы, нару­шение которых следует обла­гать соот­вет­ству­ющим штрафом». Только прослушав изде­ва­тель­ское заклю­чение — просьбу вернуть пропавшую печатную машинку «Адлер», — собрав­шиеся окон­ча­тельно пони­мают, в чем дело. Скандал.

Верочка Бара­ба­нова не знает, кого выбрать: она уже дала слово Кекчееву, с ним она сможет спокойно зани­маться живо­писью. Но любит Верочка Некры­лова, хотя он и женат. Верочка пыта­ется решить этот вопрос с помощью гадания. К сожа­лению, выбор падает на Кекчеева. Но внезапно появ­ля­ется Некрылов.

Ногин посте­пенно выздо­рав­ли­вает. Все, что было до болезни, теперь его не зани­мает. Однажды ночью он под воздей­ствием теории Лоба­чев­ского пишет рассказ, в финале кото­рого соеди­ня­ются две парал­лельные сюжетные линии. Он понял, к чему шел, к чему стре­мился. Это — проза.

Вокзал. Здесь Драго­манов прово­жает Некры­лова и Верочку в Москву. Друзья, как всегда, спорят, чуть ли не ссорятся. Уже в дороге Некрылов под впечат­ле­нием от слов Драго­ма­нова зате­вает «смутный разговор со своей чест­но­стью», размыш­ляет о своих ошибках, о времени. Этой ночью засы­пает Некрылов, спит Ложкин, спит весь Васи­льев­ский остров. И только Драго­манов не спит, он учит русскому языку китайцев.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.




время формирования страницы 2.98 ms