Чувствительный и холодный

Краткое содержание рассказа
Читается за 7 минут(ы)

Неко­торые дока­зы­вали, что воспи­тание не только разви­вает, но и создаёт характер чело­века вместе с особенным умом и талан­тами; что Алек­сандр Маке­дон­ский в иных обсто­я­тель­ствах стал бы миро­лю­бивым брамином, Эвклид — автором чувстви­тельных романов, Аттила — нежным пастушком, а Пётр Великий — обык­но­венным чело­веком! Нет! Одна природа творит и даёт; воспи­тание только обра­зует.

Равно­душные люди во всём благо­ра­зумнее, они менее делают бед и реже расстра­и­вают гармонию обще­ства; но только чувстви­тельные приносят великие жертвы добро­де­тели, удив­ляют свет вели­кими делами. Лишь они блистают талан­тами вооб­ра­жения и твор­че­ского ума: поэзия и крас­но­речие — их даро­вание. Холодные люди могут быть только мате­ма­ти­ками, геогра­фами, нату­ра­ли­стами, анти­ква­риями и — если угодно — фило­со­фами!

Вот история двух человек, которая в лицах пред­став­ляет эти два харак­тера. Эраст и Леонид учились в одном пансионе и рано сдела­лись друзьями. В первом с младен­че­ства обна­ру­жи­ва­лась редкая чувстви­тель­ность; второй, каза­лось, родился благо­ра­зумным. Эраст, от излишней само­уве­рен­ности, откла­дывал всякое дело до последней минуты, порой и не учил урока; Леонид всегда знал его забла­говре­менно.

Их взаимная дружба удив­ляла: столь несхожи харак­те­рами они были! Но дружба их осно­вы­ва­лась на самом различии свойств. Эраст имел нужду в благо­ра­зумии, Леонид — в живости мыслей. Эраст ещё в детстве пленялся рома­нами, поэзией, а в истории более всего любил примеры герой­ства и вели­ко­душия. Леонид не понимал, как можно зани­маться небы­ли­цами, то есть рома­нами! Стихо­твор­ство каза­лось ему беспо­лезной игрою ума. Он читал историю с великой прилеж­но­стью, но как грам­ма­тику, только для того, чтобы знать её. Эраст верил в истории всему чрез­вы­чай­ному; Леонид сомне­вался во всём, что не было согласно с обык­но­венным порядком вещей.

И поступки друзей были различны. Однажды ночью дом, где они учились и жили, заго­релся. Эраст вскочил с постели неодетый, разбудил Леонида и остальных, тушил огонь, спасал драго­ценные вещи своего профес­сора и не думал о собственных. Дом сгорел, и Эраст, обнимая друга, сказал: «Я всего лишился; но в общих бедствиях хорошо забы­вать себя...» — «Очень дурно, — возразил Леонид, — человек создан думать сначала о себе, потом о других. Я поправил твою безрас­суд­ность и спас сундуки и книги наши». Так Леонид поступал и мыслил на шест­на­дцатом году жизни.

В другой раз они шли по берегу реки, на их глазах с моста упал мальчик. Эраст ахнул и бросился в воду. Леонид не потерял головы, побежал к рыбакам невда­леке, кинул им рубль, и они через пять минут выта­щили тонув­шего Эраста и маль­чика.

Кончив пансион, они отпра­ви­лись в армию. Эраст твердил: «Надобно искать славы»; Леонид говорил: «Долг велит служить дворя­нину!..». Первый бросался в опас­ности, другой шёл, куда посы­лали его. Эраст от излишней запаль­чи­вости скоро попал в плен; Леонид заслужил имя благо­ра­зум­ного офицера и крест Георгия.

После войны оба перешли на граж­дан­скую службу. Леонид занял место трудное и невидное; Эраст поступил в канце­лярию знат­ней­шего вель­можи, надеясь талан­тами заслу­жить его внимание и играть великую роль в госу­дар­стве. Но для успехов често­любия нужны гибкость, посто­ян­ство, холод­ность, терпение. Эраст не боялся возра­жать мини­стру, боялся только пред ним унизиться. Леонид наставлял его: «Никакие таланты не возвысят чело­века без угождения людям».

Скоро Эрасту стали надо­едать утоми­тельные занятия. Он был молод, красив, умён и богат. Женщины любили его, мужчины ему зави­до­вали. Он не посвящал вечера работе, находя, что улыбка прелестной женщины приятнее одоб­рения мини­стра. Он стал небрежен, хотя давал себе слово испра­виться. Министр вышел из терпения и расстался с Эрастом.

Эраст предался страсти нежной... Блестящие молодые люди нередко всту­пают в связи с женщи­нами ветре­ными: те избав­ляют их от трудных поисков.

Эраст женился. Нина, супруга его, была мила и прекрасна, но мысль, что судьба его реши­лась навсегда, смущала Эраста. Леонид наве­стил друга. Однако, пожив немного, внезапно уехал. Эраст изумился и поспешил к жене своей. Нина, обли­ваясь слезами, писала и хотела скрыть бумаги. Эраст вырвал письмо. Откры­лось, что Нина обожала Леонида, но тот не хотел изме­нить дружбе. Нина закли­нала его вернуться или грози­лась отра­вить себя ядом... Видя раска­яние жены, Эраст простил её; но не все знакомые, подобно Леониду, спаса­лись бегством от преле­стей Нины. Эраст развёлся.

Эраст решил быть автором. Чувстви­тельное сердце есть богатый источник идей, и Эраст узнал славу. Но слава благо­творна для света, а не для тех, кто обре­тает её. Скоро заши­пели ехидны зависти: незна­комые люди блед­нели и стра­дали от его автор­ских успехов. Леонид успо­ка­ивал друга, а в конце письма прибавлял, что скоро женится: «Женщина нужна для порядка в доме». Эраст поспешил на свадьбу друга. Они уже давно не виде­лись. Леонид, не смотря на прилеж­ность дело­вого чело­века цвёл здоро­вьем; Эраст, некогда прекрасный молодой человек, был бледен и высох, как скелет.

Эраст жил в доме друга, он любил сидеть у камина и читать Каллисте фран­цуз­ские романы. Иногда они плакали вместе, как дети, и скоро души их свык­лись удиви­тельным образом. Но холодные люди — не слепцы, и в одно утро, взяв жену, Леонид уехал с нею, написав, что ему пору­чили важное дело за тысячу вёрст отсюда.

Эраст отпра­вился путе­ше­ство­вать, но ничто уже не зани­мало его. Возвра­тясь в отече­ство, он написал другу. Леонид, уже знатный человек в госу­дар­стве, обра­до­вался ему искренно и пред­ставил свою вторую жену. Каллисты уже не было на свете. Эраст узнал, что та любила его страстно. Теперь он всякий день ходил обли­вать слезами её могилу.

Он скоро занемог, но ещё успел отдать поло­вину своего состо­яния Нине, сведав, что та терпит нужду. Он умер у неё на руках. Леонид не ездил к боль­ному: медики объявили болезнь «зара­зи­тельною». Он не был и на погре­бении, говоря: «Бездушный труп не есть друг мой!..».

Леонид дожил до глубокой старости, насла­ждаясь знат­но­стью, богат­ством, здоро­вьем и спокой­ствием. Он лишился супруги и детей, но, считая, что горесть беспо­лезна, старался забыть их. Если бы мы верили в пере­се­ление душ, то заклю­чили, что душа его настра­да­лась уже в перво­бытном состо­янии и стре­ми­лась отды­хать в образе Леонида. Он умер без надежды и страха, как обык­но­венно засыпал всякий вечер.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 3.492 ms