Посторонний

Краткое содержание рассказа
Читается за 7 минут(ы)

Мерсо, мелкий фран­цуз­ский чиновник, житель алжир­ского пред­ме­стья, полу­чает изве­стие о смерти своей матери. Три года назад, будучи не в состо­янии содер­жать ее на свое скромное жало­ванье, он поме­стил ее в бога­дельню. Получив двух­не­дельный отпуск, Мерсо в тот же день отправ­ля­ется на похо­роны.

После краткой беседы с дирек­тором бога­дельни Мерсо соби­ра­ется провести ночь у гроба матери. Однако он отка­зы­ва­ется взгля­нуть на покойную в последний раз, долго разго­ва­ри­вает со сторожем, спокойно пьет кофе с молоком и курит, а потом засы­пает. Проснув­шись, он видит рядом друзей своей матери из бога­дельни, и ему кажется, что они явились судить его. На следу­ющее утро под палящим солнцем Мерсо равно­душно хоронит мать и возвра­ща­ется в Алжир.

Проспав не меньше двена­дцати часов, Мерсо решает пойти к морю иску­паться и случайно встре­чает бывшую маши­нистку из своей конторы, Мари Кардона. В тот же вечер она стано­вится его любов­ницей. Скоротав весь следу­ющий день у окна своей комнаты, выхо­дящей на главную улицу пред­ме­стья, Мерсо думает о том, что в его жизни, в сущности, ничего не изме­ни­лось.

На следу­ющий день, возвра­щаясь домой после работы, Мерсо встре­чает соседей: старика Сала­мано, как всегда, со своей собакой, и Раймона Синтеса, кладов­щика, слыву­щего суте­нером. Синтес хочет проучить свою любов­ницу, арабку, которая ему изме­нила, и просит Мерсо сочи­нить для нее письмо, с тем чтобы зама­нить на свидание, а потом избить. Вскоре Мерсо стано­вится свиде­телем бурной ссоры Раймона с любов­ницей, в которую вмеши­ва­ется полиция, и согла­ша­ется высту­пить свиде­телем в его пользу.

Патрон пред­ла­гает Мерсо новое назна­чение в Париж, но тот отка­зы­ва­ется: жизнь все равно не пере­ме­нишь. В тот же вечер Мари спра­ши­вает у Мерсо, не соби­ра­ется ли он жениться на ней. Как и продви­жение по службе, Мерсо это не инте­ре­сует.

Воскре­сенье Мерсо соби­ра­ется провести на берегу моря вместе с Мари и Раймоном в гостях у его прия­теля Массона. Подходя к авто­бусной оста­новке, Раймон и Мерсо заме­чают двух арабов, один из которых — брат любов­ницы Раймона. Эта встреча их насто­ра­жи­вает.

После купания и обиль­ного завтрака Массон пред­ла­гает друзьям прогу­ляться по берегу моря. В конце пляжа они заме­чают двух арабов в синих спецовках. Им кажется, что арабы высле­дили их. Начи­на­ется драка, один из арабов ранит Раймона ножом. Вскоре они отсту­пают и спаса­ются бегством.

Через неко­торое время Мерсо и его друзья снова приходят на пляж и за высокой скалой видят тех же арабов. Раймон отдает Мерсо револьвер, но видимых причин для ссоры нет. Мир как будто сомкнулся и сковал их. Друзья остав­ляют Мерсо одного. На него давит палящий зной, его охва­ты­вает пьяная одурь. У ручья за скалой он снова заме­чает араба, ранив­шего Раймона. Не в силах выно­сить нестер­пимую жару, Мерсо делает шаг вперед, достает револьвер и стре­ляет в араба, «как будто посту­чав­шись в дверь несча­стья четырьмя корот­кими ударами».

Мерсо арестован, его несколько раз вызы­вают на допрос. Он считает свое дело очень простым, но следо­ва­тель и адвокат придер­жи­ва­ются другого мнения. Следо­ва­тель, пока­зав­шийся Мерсо неглупым и симпа­тичным чело­веком, не может понять мотивы его преступ­ления«Он заводит с ним разговор о Боге, но Мерсо призна­ется в своем неверии. Собственное же преступ­ление вызы­вает у него лишь досаду.

След­ствие продол­жа­ется один­на­дцать месяцев. Мерсо пони­мает, что тюремная камера стала для него домом и жизнь его оста­но­ви­лась. Вначале он мысленно все еще нахо­дится на воле, но после свидания с Мари в его душе проис­ходит пере­мена. Томясь от скуки, он вспо­ми­нает прошлое и пони­мает, что человек, проживший хотя бы один день, сможет провести в тюрьме хоть сто лет — у него хватит воспо­ми­наний. Посте­пенно Мерсо теряет понятие о времени.

Дело Мерсо назна­ча­ется к слушанию на последней сессии суда присяжных. В душном зале наби­ва­ется много народу, но Мерсо не в состо­янии разли­чить ни одного лица. У него возни­кает странное впечат­ление, будто он лишний, словно непро­шеный гость. После долгого допроса свиде­телей: дирек­тора и сторожа бога­дельни, Раймона, Массона, Сала­мано и Мари, прокурор произ­носит гневное заклю­чение: Мерсо, ни разу не заплакав на похо­ронах собственной матери, не пожелав взгля­нуть на покойную, на следу­ющий день всту­пает в связь с женщиной и, будучи прия­телем профес­сио­наль­ного суте­нера, совер­шает убий­ство по ничтож­ному поводу, сводя со своей жертвой счеты. По словам проку­рора, у Мерсо нет души, ему недо­ступны чело­ве­че­ские чувства, неве­домы никакие прин­ципы морали. В ужасе перед бесчув­ствен­но­стью преступ­ника прокурор требует для него смертной казни.

В своей защи­ти­тельной речи адвокат Мерсо, напротив, назы­вает его честным труже­ником и примерным сыном, содер­жавшим свою мать, пока это было возможно, и погу­бившим себя в минутном ослеп­лении. Мерсо ожидает тягчайшая кара — неиз­бывное раска­яние и укоры совести.

После пере­рыва пред­се­да­тель суда огла­шает приговор: «от имени фран­цуз­ского народа» Мерсо отрубят голову публично, на площади. Мерсо начи­нает размыш­лять о том, удастся ли ему избе­жать меха­ни­че­ского хода событий. Он не может согла­ситься с неиз­беж­но­стью проис­хо­дя­щего. Вскоре, однако, он смиря­ется с мыслью о смерти, поскольку жизнь не стоит того, чтобы за нее цепляться, и раз уж придется умереть, то не имеет значения, когда и как это случится.

Перед казнью в камеру Мерсо приходит священник. Но напрасно он пыта­ется обра­тить его к Богу. Для Мерсо вечная жизнь не имеет ника­кого смысла, он не желает тратить на Бога остав­шееся ему время, поэтому он изли­вает на священ­ника все нако­пив­шееся него­до­вание.

На пороге смерти Мерсо чувствует, как из бездны буду­щего к нему подни­ма­ется дыхание мрака, что его избрала одна-един­ственная судьба. Он готов все пере­жить заново и откры­вает свою душу ласко­вому равно­душию мира.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 3.695 ms