Защита Чика

Краткое содержание рассказа
Читается за 5 минут(ы)

У Чика случи­лась ужасная непри­ят­ность. Учитель русского языка Акакий Маке­до­нович сказал, чтобы он привел в школу кого-нибудь из роди­телей. У учителя была привычка в стихо­творной форме писать правила грам­ма­тики, а ученики должны были заучи­вать это стихо­тво­рение, а заодно и правило. Акакий Маке­до­нович гордился своим стихо­творным даром, ученики же посме­и­ва­лись. На этот раз стихо­тво­рение было такое, что Чик просто трясся от смеха. И учитель не выдержал: «Что там смеш­ного, Чик?» Поскольку Чик еще не имел пред­став­ления об автор­ском само­любии, он взялся объяс­нить, чем смешны эти стихи. И возможно, Акакий Маке­до­нович смог бы дать отпо­ведь крити­кану, но прозвенел звонок. «Придется пого­во­рить с твоими роди­те­лями», — сказал он. Но это было невоз­можно. Для тетушки, воспи­ты­вавшей Чика и гордив­шейся его хорошей учебой и пове­де­нием, вызов в школу был бы немыс­лимым потря­се­нием. «Что же делать?» — с отча­я­нием думал Чик, уеди­нив­шись на верхушке груши, где вино­градные лозы обра­зо­вы­вали удобное пружи­ни­стое ложе.

Тягостные раздумья не мешали Чику наблю­дать за жизнью их двора. За тем, как вернулся с работы торговец сластями Алихан и сидит сейчас, опустив ноги в тазик с горячей водой и играет в нарды с Богатым Портным. Или за своим сума­сшедшим дядей Колей, у кото­рого случайный прохожий пыта­ется выяс­нить какой-то адрес, а Богатый Портной посме­и­ва­ется, наблюдая эту сцену. «Отстань!» — наконец громко сказал дядя Коля по-турецки, отма­хи­ваясь от прохо­жего. Небольшой словарь дяди Коли, по подсчетам Чика, состав­ляли около вось­ми­де­сяти слов из абхаз­ского, турец­кого и русского языков. С прохожим заго­ворил Богатый Портной, и вот тут Чика осенила гени­альная идея: в школу он поведет дядю Колю. Надо только выма­нить его со двора. Самый лучший способ — пообе­щать лимонад. Больше всего на свете дядя Коля любит лимонад. Но где взять деньги? Дома не попро­сишь. Деньги нужно выпро­сить у прия­теля Оника. Но что пред­ло­жить взамен? И Чик вспомнил про теннисный мяч, застрявший на крыше у водо­сточной трубы, — должен же его когда-то смыть дождь.

Чик подошел к Онику: «Мне позарез нужны сорок копеек. Я тебе продаю теннисный мяч». — «А что, он уже выка­тился?» — «Нет, — честно сказал Чик, — но скоро начнутся ливни, и он обяза­тельно выскочит». — «Все-таки неясно, выка­тится или нет». — «Выка­тится, — убеж­денно сказал Чик. — Если тебе жалко денег, так я у тебя потом выкуплю мяч». — «А когда выку­пишь?» — оживился Оник, «Не знаю. Но ведь чем дольше я не буду выку­пать, тем дольше ты будешь поль­зо­ваться бесплатным мячом». Оник побежал за день­гами.

На следу­ющее утро, выбрав момент, Чик подошел к дяде Коле, показал деньги и громко сказал: «Лимонад». «Лимонад? — обра­до­ванно пере­спросил дядя. — Пошли». И добавил по-турецки: «Мальчик хороший».

На улице Чик вынул из порт­феля заранее упако­ванный отцов­ский пиджак. «Можно?» — спросил дядя и радостно посмотрел на Чика. Дядюшку распи­рала радость. В мага­зине продавец Месроп открыл две бутылки лимо­нада. Дядя быстро налил в стакан желтый бурлящий лимонад и так же быстро выпил. После первой бутылки он сделал пере­дышку и, слегка опьянев от выпи­того, попы­тался объяс­нить продавцу, что Чик довольно добрый мальчик. После второй бутылки дядя был в восторге, и когда они вышли из мага­зина, Чик показал в сторону школы: «Пойдем в школу».

Перед учитель­ской на открытой веранде прогу­ли­ва­лись учителя. «Здрав­ствуйте, Акакий Маке­до­нович, — сказал Чик. — Это мой дядя. Он плохо слышит». Учитель, взяв под руку дядю, начал прогу­ли­ваться по веранде. До Чика доно­си­лись слова: «Что он нашел смеш­ного в этих стихах?.. Сказы­ва­ется влияние улицы». По лицу дяди было заметно, что он доволен разго­вором, который ведет с ним серьезный взрослый человек. «Улица, улица», — повторил дядя по-русски знакомое слово. «Надеюсь, Чик, ты осознал свое пове­дение», — оста­но­вился наконец против него учитель. «Да», — ответил Чик. «Не скрою, — продолжил учитель, — твой дядя пока­зался мне странным». — «Он мало­гра­мотный». — «Да это заметно». И Чик начал уводить дядю со двора школы. Внезапно дядя оста­но­вился у колонки и начал мыть руки. Чик украдкой огля­нулся и, встретив недо­уме­ва­ющий взгляд Акакия Маке­до­но­вича, слегка пожал плечами, как бы давая знать, что необ­ра­зо­ванные люди всегда моют руки, как только попа­да­ется им под руки какая-нибудь колонка. Наконец Чик вывел дядю на улицу и направил его в сторону дома. Быстрой походкой дядя удалялся. Прозвенел звонок, и счаст­ливый Чик побежал в свой класс.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 4.076 ms