Созвездие Козлотура

Краткое содержание рассказа
Читается за 8 минут(ы)

Герой повести, от имени кото­рого ведется повест­во­вание, молодой поэт, рабо­тавший после инсти­тута в редакции одной сред­не­рус­ской моло­дежной газеты, был уволен за прояв­ления излишней критич­ности и неза­ви­си­мости. Не слишком опеча­лив­шись по этому поводу и проведя прощальную ночь с друзьями, он отпра­вился в Москву, чтобы оттуда двинуться на юг, на родину, в благо­сло­венный абхаз­ский город Мухус. В Москве ему удалось напе­ча­тать стихо­тво­рение в центральной газете, и оно пошло на родину в каче­стве визитной карточки героя, наде­яв­ше­гося устро­иться в респуб­ли­кан­скую газету «Красные субтро­пики». «Да, да, уже читали», — сказал при встрече редактор газеты Автандил Автан­ди­лович. Редактор привык улав­ли­вать веяния из центра. «Кстати, — продолжил он, — не думаешь ли возвра­щаться домой?» Так герой стал сотруд­ником сель­ско­хо­зяй­ствен­ного отдела газеты. Как и мечтал. В те рефор­мист­ские годы реформы особенно активно прово­ди­лись в сель­ском хозяй­стве, и герою хоте­лось разо­браться в них. Он попал вовремя — как раз прохо­дила компания «по козло­ту­ри­зации» сель­ского хозяй­ства респуб­лики. И главным пропа­ган­ди­стом её был заве­ду­ющий сель­хоз­от­делом газеты Платон Самсо­нович, человек в быту тихий и мирный, но в те недели и месяцы ходивший по редакции лихо­ра­дочно возбуж­денный, с сумрачным блеском в глазах. Года два назад он напе­чатал заметку о селек­ци­о­нере, скре­стившем горного тура с домашней козой. В резуль­тате появился первый козлотур. Неожи­данно на заметку обра­тило внимание ответ­ственное лицо из центра, отды­хавшее у моря. Инте­ресное начи­нание, между прочим, — таковы были исто­ри­че­ские слова, обро­ненные им по прочтении заметки. Слова эти стали заго­ловком полу­по­лос­ного очерка в газете, посвя­щен­ного козло­туру, кото­рому, возможно, суждено занять достойное место в народном хозяй­стве. Ведь он, как гово­ри­лось в статье, в два раза тяжелее обычной козы (решение мясной проблемы), отли­ча­ется высокой шерсти­сто­стью (подспорье легкой промыш­лен­ности) и высокой прыгу­че­стью, что облег­чает его выпас на горных склонах. Так нача­лось. Колхозам было насто­я­тельно реко­мен­до­вано поддер­жать начи­нание делом. В газете появи­лись рубрики, регу­лярно осве­щавшие проблемы козло­ту­ри­зации. Кампания наби­рала ход. Наконец и нашего героя подклю­чают к работе, — газета коман­ди­рует его в село Ореховый Ключ, откуда поступил анонимный сигнал о пресле­до­ва­ниях, которым подвер­га­ется несчастное животное со стороны новой колхозной адми­ни­страции. По дороге в село из окна авто­буса герой смотрит на горы, в которых прошло его детство. Он вдруг чувствует тоску по тем временам, когда козы еще были козами, а не козло­ту­рами, а тепло чело­ве­че­ских отно­шений, их разум­ность прочно удер­жи­ва­лись самим укладом дере­вен­ской жизни. Прием, оказанный ему в колхозном прав­лении, слегка озадачил героя. Не отры­ваясь от теле­фона, пред­се­да­тель колхоза приказал сотруд­нице по-абхазски: «Узнай у этого лобо­тряса, что ему нужно». Чтобы не ставить пред­се­да­теля в неудобное поло­жение, герой был вынужден скрыть свое знание абхаз­ского. В резуль­тате он позна­ко­мился с двумя версиями взаи­мо­от­но­шений колхоз­ников с козло­туром. Версия по-русски выгля­дела вполне благостно: подхва­тили иници­а­тиву, создаем условия, разра­ба­ты­ваем собственный рацион корм­ления, и вообще это, конечно, инте­ресное начи­нание, но только не для нашего климата. Но то, что герой увидал сам и что услышал по-абхазски, выгля­дело иначе. Козлотур, к кото­рому запу­стили коз, реши­тельно отка­зы­вался от своего на данный момент основ­ного дела — воспро­из­ве­дения собствен­ного рода, — он с дикой яростью кидался на несчастных коз и рогами разбра­сывал их по загону. «Нэна­видит!» — востор­женно восклицал пред­се­да­тель по-русски. А по-абхазски распо­ря­дился: «Хватит! А то эта сволочь пере­ка­лечит наших коз». Шофер же пред­се­да­теля, тоже по-абхазски, добавил: «Чтоб я его съел на поминках того, кто это придумал!» Един­ственным чело­веком, который благо­же­ла­тельно отнесся к козло­туру, оказался Вахтанг Бочуа, прия­тель героя, безвредный плут и крас­нобай, а также дипло­ми­ро­ванный археолог, объез­жавший колхозы с лекциями о козло­туре. «Лично меня привле­кает его шерсти­стость, — дове­ри­тельно сказал Вахтанг. — Козло­тура надо стричь. Что я и делаю». Герой оказался в трудной ситу­ации — он попы­тался напи­сать статью, которая содер­жала бы правду и при этом подхо­дила бы для его газеты. «Вы напи­сали вредную для нас статью, — заявил Автандил Автан­ди­лович, позна­ко­мив­шись с тем, что полу­чи­лось у нашего героя. — Она содержит ревизию нашей линии. Я пере­вожу вас в отдел куль­туры». Так закон­чи­лось участие героя в рефор­ми­ро­вании сель­ского хозяй­ства. Платон Самсо­нович же продолжал разви­вать и углуб­лять свои идеи, он решил скре­стить козло­тура с таджик­ской шерстяной козой. И вот тут грянула весть о статье в центральной газете, где высме­и­ва­лись необос­но­ванные ново­вве­дения в сель­ском хозяй­стве, в том числе и козло­ту­ри­зация. Редактор собрал коллектив редакции у себя в каби­нете. Пред­по­ла­га­лось, что речь пойдет о признании редак­цией своей ошибочной линии, но по мере чтения достав­лен­ного редак­тору текста уста­но­вочной статьи голос редак­тора креп и нали­вался почти проку­рор­ским пафосом, и уже каза­лось, что именно он, Автандил Автан­ди­лович, первым заметил и смело вскрыл порочную линию газеты. Платону Самсо­но­вичу был объявлен строгий выговор и пони­жение в долж­ности. Правда, когда стало известно, что после случив­ше­гося Платон Самсо­нович слегка занемог, редактор устроил его на лечение в один из лучших сана­то­риев. А газета начала такую же энер­гичную и вдох­но­венную борьбу с послед­ствиями козло­ту­ри­зации.

...На состо­яв­шемся в те дни в Мухусе сель­ско­хо­зяй­ственном сове­щании герой снова встретил пред­се­да­теля из Орехо­вого Ключа. «Рады?» — спросил герой пред­се­да­теля. «Очень хорошее начи­нание, — осто­рожно начал пред­се­да­тель. — Одного боюсь, раз козло­тура отме­нили, значит, что-то новое будет». — «Напрасно боитесь», — успо­коил его герой. Однако прав оказался лишь отчасти. Опра­вив­шийся и набрав­шийся сил после лечения в сана­тории Платон Самсо­нович поде­лился с героем своим новым откры­тием — он обна­ружил в горах какую-то совер­шенно неве­ро­ятную пещеру с ориги­наль­нейшей расцветкой сталак­титов и сталаг­митов, и если построить туда канатную дорогу, туристы со всего мира тыся­чами будут валить в этот подземный дворец, в эту сказку Шехе­ре­зады. Платона Самсо­но­вича не отрез­вило резонное заме­чание героя, что таких пещер в горах тысячи. «Ничего подоб­ного», — твердо ответил Платон Самсо­нович, и герой заметил уже знакомый по «временам козло­тура» лихо­ра­дочный блеск в его глазах.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 3.83 ms