История Нью-Йорка

Краткое содержание рассказа
Читается за 10 минут(ы)

История Нью-Йорка от сотво­рения мира до конца голланд­ской дина­стии, содер­жащая среди рассказов о многих удиви­тельных и забавных собы­тиях также неизъ­яс­нимые размыш­ления Валь­тера Сомне­ва­ю­ще­гося, гибельные проекты Вильяма Упря­мого и рыцар­ские деяния Питера Твер­до­го­ло­вого, трех голланд­ских губер­на­торов Нового Амстер­дама; един­ственная досто­верная история тех времен из всех, которые когда-либо были или будут опуб­ли­ко­ваны, напи­санная Дидрихом Никер­бо­кером

В одной из нью-йорк­ских гостиниц в 1808 г. посе­лился низенький шустрый старичок и долго жил в ней, ничего не платя хозя­евам, так что те в конце концов забес­по­ко­и­лись и стали наво­дить справки о том, кто он и чем зани­ма­ется. Выяснив, что он лите­ратор, и решив, что это какая-то новая поли­ти­че­ская партия, хозяйка намек­нула ему насчет платы, но старичок обиделся и сказал, что у него имеется сокро­вище, которое стоит больше, чем вся её гости­ница. Через неко­торое время старичок исчез, а хозяева гости­ницы решили опуб­ли­ко­вать остав­шуюся в его комнате руко­пись, чтобы возме­стить убытки.

Дидрих Никер­бокер (так звали старичка) написал «Историю Нью-Йорка». Своими пред­ше­ствен­ни­ками он назы­вает Геродота, Ксено­фонта, Саллю­стия и других и посвя­щает свой труд Нью-Йорк-скому исто­ри­че­скому обще­ству. Уснащая свои рассуж­дения ссыл­ками на древних фило­софов и исто­риков, Никер­бокер начи­нает свой труд с описания похожей на апельсин Земли, которая однажды «вбила себе в голову, что она должна кружиться, как свое­нравная юная леди в верх­не­гол­ланд­ском вальсе». Земля состоит из суши и воды, и среди мате­риков и островов, на которые она дробится, есть прослав­ленный остров Нью-Йорк. Когда в 1492 г. Кристо­баль Колон открыл Америку, перво­от­кры­ва­телям пришлось выру­бать леса, осушать болота и истреб­лять дикарей — так и чита­телям придется преодо­леть немало труд­но­стей, прежде чем они смогут без труда преодо­леть остальную часть истории. Автор вити­е­вато дока­зы­вает, что эта часть света обитаема (свиде­тель­ство чему — насе­ля­ющие её индей­ские племена), и отста­и­вает право первых коло­ни­стов на владение Америкой — ведь они рьяно стара­лись приоб­щить её к благам циви­ли­зации: научили индейцев обма­ны­вать, пить ром, сквер­но­сло­вить и т. п. В 1609 г. Хендрик Гудзон, желая попасть в Китай, поднялся по реке Мохеган, пере­име­но­ванной позже в Гудзон. Моряки выса­ди­лись в дере­вушке Комму­нипоу и захва­тили её, замучив до смерти местных жителей своим нижне­гол­ланд­ским наре­чием. Рядом с этой дере­вушкой и вырос Нью-Йорк, названный пона­чалу Новый Амстердам. Его осно­ва­те­лями были четыре голландца: Ван-Корт­ландт, Харден­брук (Креп-коштанник), Ван-Зандт и Тен Брук (Деся­тиштанный).

Этимо­логия названия Манх­эттен тоже вызы­вает споры: одни говорят, что оно произошло от Ман-хет-он (надетая мужская шляпа) и связано с привычкой местных жителей носить войлочные шляпы, другие, в том числе Никер­бокер, считают, что Манна-хата значит «страна, изоби­лу­ющая млеком и медом». Пока Креп­ко­штанный и Деся­тиштанник спорили, как строить новый город, он вырос сам собой, что сделало даль­нейшие споры о плане города бессмыс­лен­ными. В 1629 г. губер­на­тором провинции Новые Нидер­ланды был назначен прямой потомок царя Чурбана Воутер Ван-Твиллер (Вальтер Сомне­ва­ю­щийся). Он четыре раза в день ел, тратя на каждую трапезу по часу, восемь часов курил и сомне­вался и двена­дцать часов спал. Времена Ван-Твил­лера можно назвать золотым веком провинции, срав­нимым с золотым царством Сатурна, описанным Геси­одом. Дамы по простоте своих нравов могли сопер­ни­чать с воспе­тыми Гомером Навси­каей и Пене­лопой. Спокойная само­на­де­ян­ность или, вернее, злосчастная чест­ность прави­тель­ства стала началом всех бед Новых Нидер­ландов и их столицы. Их восточ­ными сосе­дями были англий­ские пере­се­ленцы-пури­тане, прибывшие в Америку в 1620 г. За болт­ли­вость жители Маис-Чусаег (Масса­чу­сетса) в шутку прозвали их Янки (молча­ливые люди). Спас­шись от пресле­до­ваний Якова I, они в свою очередь начали пресле­до­вать еретиков-папи­стов, квакеров и анабап­ти­стов за злоупо­треб­ление свободой совести, которая заклю­ча­ется в том, что человек может придер­жи­ваться в вопросах религии своего мнения, только если оно правильно и совпа­дает с мнением боль­шин­ства, в противном случае он заслу­жи­вает кары. Жители Коннек­ти­кута оказа­лись заяд­лыми скват­те­рами и сначала захва­ты­вали землю, а потом уж пыта­лись дока­зать свое право на нее. Земли на реке Коннек­тикут принад­ле­жали голландцам, которые построили на берегу реки форт Гуд-Хоп, но наглые янки у самых стен форта развели луковые план­тации, так что честные голландцы не могли смот­реть в ту сторону без слез.

После смерти Ван-Твил­лера в 1634 г. Новыми Нидер­лан­дами стал править Виль­гельмус Кифт (Вильям Упрямый), который решил побе­дить янки с помощью посланий, но послания не возы­мели действия и янки захва­тили Гуд-Хоп, а затем и Устричную бухту. Слово «янки» стало для голландцев таким же страшным, как слово «галл» для древних римлян. Тем временем с другой стороны шведы в 1638 г. осно­вали крепость Минне­витс и присвоили приле­га­ющим обла­стям название Новая Швеция.

Примерно в 1643 г. люди из восточной страны обра­зо­вали конфе­де­рацию Объеди­ненные колонии Новой Англии (Совет Амфи­к­ти­онов), что было смер­тельным ударом для Вильяма Упря­мого, считав­шего, что она создана с целью выгнать голландцев из их прекрасных владений. После его смерти в 1647 г. губер­на­тором Нового Амстер­дама стал Питер Стай­ве­сант. Его прозвали Питером Твер­до­го­ловым, «что было большим компли­ментом его мысли­тельным способ­но­стям». Он заключил со своими восточ­ными сосе­дями мирный договор, а мирный договор — «большое поли­ти­че­ское зло и один из самых распро­стра­ненных источ­ников войны», ибо пере­го­воры, подобно ухажи­ванию, — период любезных речей и нежных ласк, а договор, подобно брач­ному обряду, служит сигналом к враж­дебным действиям. Поскольку восточные соседи заня­лись борьбой с ведь­мами, им стало не до Новых Нидер­ландов, и Питер Стай­ве­сант восполь­зо­вался этим, чтобы поло­жить конец напа­де­ниям шведов. Генерал Вон-Поффен­бург построил на Дела­вэре грозное укреп­ление — Форт-Кашемир, названное так в честь коротких штанов зеле­но­вато-желтого цвета, особо любимых губер­на­тором. Швед­ский губер­натор Рисинг посетил Форт-Кашемир и после пирушки, устро­енной Вон-Поффен­бургом, захватил форт. Доблестный Питер Стайве-сант стал соби­рать войска, чтобы повести их на Форт-Кашемир и изгнать оттуда торгашей-шведов. Осадив форт, войска Питера стали терзать уши шведов столь чудо­вищной музыкой, что те пред­почли сдаться. По другой версии, требо­вание о капи­ту­ляции было состав­лено в столь учтивой форме, что шведы никак не могли отка­заться от выпол­нения столь вежливой просьбы. Питер Твер­до­го­ловый хотел заво­е­вать всю Швецию и двинулся на Форт-Кристина, который, как вторая Троя, выдер­живал осаду целых десять часов и в конце концов был взят. Новая Швеция, поко­ренная побе­до­носным Питером Стай-весантом, была низве­дена до поло­жения колонии, названной Саут-Ривер. Затем Питер отпра­вился в восточную страну и узнал, что Англия и Новая Англия хотят захва­тить провинцию Новые Нидер­ланды. Жители Нового Амстер­дама сильно укре­пили город — поста­нов­ле­ниями, ибо власти решили защи­щать провинцию тем же способом, каким Пантагрюэль защитил свою армию — прикрыв её языком. Питер вернулся в Новый Амстердам и решил ни за что не сдавать город без боя. Но враги распро­стра­нили среди народа воззвание, в котором воспро­из­вели условия, предъ­яв­ленные ими в требо­вании о сдаче; эти условия пока­за­лись народу прием­ле­мыми, и он, несмотря на протесты Питера, не захотел защи­щать город. Отваж­ному Питеру пришлось подпи­сать капи­ту­ляцию. Нет событий, которые причи­няют чувстви­тель­ному исто­рику такую скорбь, как упадок и разру­шение прослав­ленных и могу­ще­ственных империй. Эта судьба постигла и империю Высо­ко­мощных Господ в знаме­нитой столице Манха­тёза под управ­ле­нием миро­лю­би­вого Валь­тера Сомне­ва­ю­ще­гося, раздра­жи­тель­ного Вильяма Упря­мого и рыцар­ствен­ного Питера Твер­до­го­ло­вого. Через три часа после сдачи отряд британ­ских солдат вступил в Новый Амстердам. Все простран­ство Северной Америки от Новой Шотландии до Флориды стало единым владе­нием Британ­ской короны. Зато разроз­ненные колонии объеди­ни­лись и стали могу­ще­ствен­ными, они сбро­сили с себя иго метро­полии и стали неза­ви­симым госу­дар­ством. Что же каса­ется того, как окончил свои дни Питер Стай­ве­сант, то он, дабы не быть свиде­телем унижения люби­мого города, удалился в свое поме­стье и жил там до конца своих дней.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.995 ms