Кукольный дом

Краткое содержание рассказа
Читается за 8 минут(ы)

Совре­менная Ибсену Норвегия. Уютная и недо­рого обстав­ленная квар­тира адво­ката Торвальда Хель­мера и его жены Норы. Сочельник. В дом с улицы входит Нора, она приносит с собой множе­ство коробок — это подарки на елку для детей и Торвальда. Муж любовно суетится вокруг жены и шутливо обви­няет её — его белочку, бабочку, птичку, куколку, жаво­ронка — в мотов­стве. Но в это Рожде­ство, возра­жает ему Нора, немного мотов­ства им не повредит, ведь с нового года Хельмер всту­пает в долж­ность дирек­тора банка и им не будет нужды, как в прошлые годы, эконо­мить буквально на всем.

Поуха­живав за женой (она и после рождения трех детей — осле­пи­тельная краса­вица), Хельмер удаля­ется в кабинет, а в гостиную входит давняя подруга Норы фру Линде, она только что с паро­хода. Женщины не виде­лись давно — почти восемь лет, за это время подруга успела похо­ро­нить мужа, брак с которым оказался бездетным. А Нора? Она по-преж­нему безза­ботно порхает по жизни? Если бы так. В первый год супру­же­ства, когда Хельмер ушел из мини­стер­ства, ему прихо­ди­лось, кроме основной работы, брать деловые бумаги на дом и сидеть над ними до позд­него вечера. В резуль­тате он заболел, и доктора сказали, что спасти его может только южный климат. Они всей семьей целый год провели в Италии. Деньги на поездку, довольно крупную сумму, Нора якобы взяла у отца, но это неправда; ей помог один господин... Нет, нет, пусть фру Линде ничего такого не думает!.. Деньги взяты взаймы под расписку. И теперь Нора регу­лярно выпла­чи­вает проценты по займу, прира­ба­тывая тайком от мужа.

Фру Линде опять посе­лится здесь, в их городе? Чем она будет зани­маться? Хельмер, наверное, сможет устроить её у себя в банке, как раз сейчас он состав­ляет штатное распи­сание и разго­ва­ри­вает в каби­нете с пове­ренным Крог­стадом, соби­раясь его уволить, — место осво­бож­да­ется. Как? Фру Линде с ним немного знакома? Ага, понятно, значит, они жили в одном городе и иногда встре­ча­лись.

Торвальд Хельмер действи­тельно уволь­няет Крог­стада. Он не любит людей с подмо­ченной репу­та­цией. В свое время Крог­стад (Хельмер с ним вместе учился) совершил подлог — подделал подпись на денежном доку­менте, но суда избежал, сумев из труд­ного поло­жения выкру­титься. Но это же ещё хуже! Нена­ка­занный порок сеет вокруг семена разло­жения. Такому чело­веку, как Крог­стад, нужно бы запре­тить иметь детей — с таким воспи­та­телем из них вырастут только преступ­ники.

Но подлог, как выяс­ня­ется, совер­шила и Нора. Она подде­лала на заемном письме Крог­стаду (именно он дал ей деньги на Италию) пору­чи­тель­скую подпись отца, обра­титься к кото­рому она не могла — в то время он лежал при смерти. Более того, доку­мент дати­рован днем, когда отец его подпи­сать не мог, потому что к тому времени уже умер. Прого­ня­емый с работы Крог­стад просит Нору, чтобы она замол­вила за него слово, он прекрасно заре­ко­мен­довал себя в банке, но назна­чение нового дирек­тора спутало все его карты. Хельмер хочет уволить его не только за темное прошлое, но даже за то, что он по старой памяти несколько раз назвал его на «ты». Нора просит за Крог­стада, но не прини­ма­ющий её всерьез Хельмер отка­зы­вает. Тогда Крог­стад угро­жает Hope разоб­ла­че­нием: он расскажет мужу, откуда она взяла деньги для поездки в Италию. Кроме того, Хельмер узнает и про её подлог. Ничего не добив­шись от Норы и на сей раз, Крог­стад откро­венно шанта­жи­рует обоих супругов: он посы­лает письмо Хель­меру с прямой угрозой — если история с подлогом Норы выплывет наружу, тому на посту дирек­тора банка не удер­жаться. Нора мечется в поисках выхода. Сначала она кокет­ни­чает с другом семьи доктором Ранком. Тот тайно в нее влюблен, но обречен на смерть, — у него наслед­ственный сифилис. Ранк готов ради Норы на все и дал бы ей деньги, но к этому времени выяс­ня­ется, что Крог­стаду нужно иное. История доктора Ранка закан­чи­ва­ется траги­чески — супруги Хель­меры полу­чают от него по почте открытку с черным крестом — крест озна­чает, что доктор заперся у себя дома и никого больше не прини­мает: там он и умрет, не пугая друзей своим видом.

Но что все-таки делать Hope? Позор и разоб­ла­чение страшат её, уж лучше покон­чить с собой! Но неумо­лимый Крог­стад преду­пре­ждает: само­убий­ство бессмыс­ленно, в таком случае будет опозо­рена её память.

Помощь приходит с неожи­данной стороны — от подруги Норы фру Линде. В реша­ющий момент она объяс­ня­ется с Крог­стадом: в прошлом их связы­вала любовь, но фру Линде вышла за другого: на руках у нее оста­ва­лись старуха мать и двое младших братьев, финан­совое же поло­жение Крог­стада было непрочным. Теперь фру Линде свободна: умерли мать и муж, братья по-насто­я­щему встали на ноги — она готова выйти за Крог­стада, если ему ещё нужна. Крог­стад обра­дован, его жизнь нала­жи­ва­ется, он наконец-то находит и любовь, и верного чело­века, он отка­зы­ва­ется от шантажа. Но уже поздно — его письмо в почтовом ящике Хель­мера, ключ от кото­рого имеется только у него. Что ж, пусть Нора узнает, чего стоит на деле её Хельмер с его ханже­ской моралью и пред­рас­суд­ками! — решает Крог­стад.

В самом деле, прочитав письмо, Хельмер едва ли не бьется в исте­рике от охва­тив­шего его правед­ного гнева. Как? Его жена — его пташка, его птичка, жаво­ронок, его куколка — преступ­ница? И это из-за нее благо­по­лучие семьи, достиг­нутое таким тяжелым трудом, идет теперь на распыл! От требо­ваний Крог­стада им не изба­виться до конца дней! Хельмер не позволит Hope портить детей! Отныне они будут отданы на попе­чение няньке! Для соблю­дения внешних приличий Хельмер позволит Hope остаться в доме, но жить теперь они будут раздельно!

В этот момент посыльный приносит письмо от Крог­стада. Тот отка­зы­ва­ется от своих требо­ваний и возвра­щает заемное письмо Норы. Настро­ение Хель­мера мгно­венно меня­ется. Они спасены! Все будет, как прежде, даже ещё лучше! Но тут Нора, которую Хельмер привык считать своей послушной игрушкой, неожи­данно восстает против него. Она уходит из дома! Уходит навсегда! Сначала отец, а потом и Хельмер привыкли отно­ситься к ней, как к красивой куколке, которую приятно ласкать. Она это пони­мала и раньше, но любила Хель­мера и прощала ему. Теперь дело иное — она очень наде­я­лась на чудо — на то, что Хельмер как любящий муж возьмет её вину на себя. Теперь она больше не любит Хель­мера, как прежде Хельмер не любил её — ему просто нрави­лось быть в нее влюб­ленным. Они — чужие. И жить по-преж­нему значит прелю­бо­дей­ство­вать, продавая себя за удоб­ства и деньги.

Решение Норы ошелом­ляет Хель­мера. Он доста­точно умен, чтобы понять — её слова и чувства серьезны. Но неужели же нет никакой надежды, что когда-нибудь они воссо­еди­нятся? Он сделает все, чтобы они не были больше чужими! «Это было бы чудо из чудес», — отве­чает Нора, а чудеса, как она убеди­лась на опыте, случа­ются редко. Решение её окон­ча­тельно.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 5.661 ms